Москва, Чистый переулок, 5а

| 11.12.2016
Дом № 5а по Чистому переулку был построен в 1902 году. Дом до революции входил в участок усадьбы Офросимовых, но в 1920-х годах был надстроен и получил отдельный адрес.
Согласно базам «Мемориала», как минимум шесть жильцов этого дома были расстреляны в годы Большого террора. Одному из них мы сегодня установили мемориальную табличку.

Евгений Васильевич Фролов родился в 1904 году в Нижнем Новгороде. Его отец, Василий Ильич Фролов после второй ссылки по делу народовольцев не мог жить в Москве и Петербурге и поэтому перебрался с семьей в Нижний Новгород, где работал экономистом. В 1905 году семья переехала в Баку, где Василию Ильичу предложили работать на заводе Нобеля экономистом. После февральской революции Фролов-старший был выбран городским главой Баку, но после прихода в город большевиков семья была вынуждена бежать в Москву. Евгению пришлось доучиваться в гимназии уже в Москве.

В 1919 году Евгений поступил в Институт железнодорожного транспорта на специальность мостостроитель. Он проучился четыре года, но диплом не защитил, поскольку уехал работать в Баку.
В 1923 году Евгений Васильевич в гостях у своего приятеля Володи Москвина познакомился с Татьяной Николаевной Ждановой. Вскоре они поженились и уехали в Батуми, где Фролов устроился на работу главным инженером на стройку нефтепровода Баку-Батуми. После сдачи в эксплуатацию нефтепровода семья переехала в Москву.
В конце 1929 года у Фроловых родилась дочь Галина. С 1930 года Евгений Васильевич работал главным инженером на строительстве крекинг-завода в подмосковных Люберцах, который был запущен в 1938 году.
С 1933 года Фролов начал преподавать в Московском нефтяном институте. К моменту ареста в 1938 году он занимал должность старшего преподавателя института.
Политические репрессии 1930-х годов коснулись и нефтяной промышленности. Первые аресты сотрудников Главного управления нефтяной промышленности Наркомата тяжелой промышленности СССР начались в середине 1937 года. НКВДшники обнаружили в управлении разветвленную «шпионско-вредительскую троцкистскую организацию». Понятное дело, что эта “организация” не могла не иметь своих “агентов” в учебных заведениях, готовивших специалистов нефтяной отрасли.
“В схеме «контрреволюционной организации в нефтяной промышленности», придуманной следователями НКВД, определенное место занял Московский нефтяной институт, так как «шпионы и троцкисты» должны были «всемерно вредить» и в системе подготовки кадров высшей квалификации для отрасли. Под подозрение карательных органов в первую очередь попали те сотрудники института, которые имели контакты с уже разоблаченными «врагами народа»… Поскольку Главным управлением нефтяной промышленности НКТП СССР в качестве консультантов по различным проектам нередко привлекались многие лица из числа профессорско-преподавательского состава, то выбор вузовских «вредителей» для НКВД не составил особого труда”, – пишет в своей статье “В черной пелене 1937 года” историк Александр Матвейчук.
Первым в октябре 1937 года был арестован за “контрреволюционную агитацию” и через месяц расстрелян доцент института Николай Михайович Орлов. За год были арестованы и расстреляны руководитель асфальтовой лаборатории Московского нефтяного института Матвей Мойсеевич Фангар, заведующий кафедрой бурения профессор Николай Андреевич Сорокин, научный сотрудник института Михаил Михайлович Чижевский, профессор Московского нефтяного института, известный геолог Александр Косыгин, заведующий кафедрой «Транспорт и хранение нефти» Московского нефтяного института профессор Александр Фомич Притула, старший препаратор кафедры геологии Андрей Афанасьевич Михасек и др.
Как рассказал нам внук Евгения Васильевича, узнав, что многие его коллеги и их семьи были репрессированы, Евгений Васильевич попросил развода у жены, чтобы семья не пострадала, если его арестуют. В результате он переехал из дома, построенного его отцом в кооперативном поселке "Сокол", в квартиру только что надстроенного дома по адресу Чистый переулок, 5а. Именно в этой квартире (№ 25) в ночь с 7 на 8 ноября 1938 года Фролова арестовали. Пока шел обыск, к нему успел приехать отец, которому Евгений Васильевич отдал некоторые личные вещи. Последними его словами были: "Поберегите Галю".
Через пять месяцев после ареста – 13 апреля 1939 года – Фролова приговорили к расстрелу по обвинению в “участии в контрреволюционной террористической организации” (ст.ст.58-1а, 58-7, 58-8, 58-9 и, 58-11 УК РСФСР). Приговор был приведен в исполнение в тот же день.
Евгений Васильевич Фролов был полностью реабилитирован в 1956 году. Только тогда родные узнали о его трагической судьбе.

Фото: Екатерина Калашникова

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о пятерых репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из них, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.