Назначенный вредителем

| Владимир Воловников | 31.01.2016
На Арбате, в доме №51, в кв. 54 на седьмом этаже я провел первые дни и годы своей жизни. Много хороших людей проживало в этой квартире, когда я оказался в ней. Прописано в ней было 30 человек, разного возраста, разных профессий, разного характера. Добрая московская интеллигенция в огромной коммунальной квартире красивого дома на легендарной («режимной» когда-то) улице. Одна из соседок жила здесь с 1912 года, когда переехала сюда, в только что отстроенный тогда дом, со своими родителями, и их семья занимала всю эту квартиру. Потом начались уплотнения, вселения, соседка заняла одну из комнат, а других соседей иногда шутя называла своими «жильцами». Этой женщине, Татьяне Николаевне, в 1920-е годы лишенке, тапёрше в расположенном в этом же доме кино «Арс», я обязан своими первыми французскими словами. Можно догадываться, сколько «жильцов», сколько разных людей повидала она в коридорах своей квартиры за все годы... Одним из них в годы НЭПа был Н.А. Ергомышев, нестарый человек, интеллигент, известный экономист по рыбоводству, советский служащий, из тех, кого называли в то время «спецами». В эпоху набиравшего силу в Советском Союзе террора, 26 августа 1930 года, он был арестован, а меньше месяца спустя, 24 сентября, расстрелян. Арбат, д. 51, кв. 54 стал, таким образом, его последним адресом в жизни.

Дукуль, И.; Ергомышев, Н.; Толстой, В.
Зверобойный промысел и утилизация рыбных отбросов. 1929
Николай Александрович Ергомышев родился в 1885 году в Ростове-на-Дону. Окончил университет. До революции был специалистом по рыболовству Департамента земледелия. После революции работал в тресте «Главрыба» и занимал ряд ответственных должностей. Во второй половине 1920-х годов был директором управления рыбной промышленности Дальнего Востока «Союзрыба». Ему принадлежат статьи по вопросам рыбоведения. Он читал спорадический курс в московской Петровской сельскохозяйственной академии.В 1920-е годы на фабриках и заводах, в наркоматах и ведомствах работало очень много старых специалистов – инженеров, ученых, экспертов (новых советских кадров в это время еще не было). Несмотря на политические разногласия с большевиками, эти люди с надеждой приняли НЭП, немало сделали для экономического возрождения страны.
К осени 1930 года, то есть к концу третьего года коллективизации и второго года пятилетки индустриализации, страна была доведена до такого недостатка финансов, рабочей силы, продовольствия, всех предметов потребления и всего необходимого, что не только нельзя было развивать строительство, но и вообще сколько-нибудь нормально жить и работать. Страна существовала на полуголодном пайке, в состоянии, близком к периоду Гражданской войны. Тогда-то власть и начала борьбу с интеллигенцией, на «вредительство» которой отныне списывала все свои просчеты и преступления.
Еще в 1928 году состоялся показательный публичный судебный процесс по «Шахтинскому делу», по которому проходило 50 человек, старых специалистов – технических интеллигентов. Затем последовал целый ряд подобных процессов – на железнодорожном транспорте и в промышленности. А летом 1930 года ОГПУ по указанию Сталина затеяло фабрикацию дела о разветвленной сети контрреволюционных вредительских организаций в пищевой промышленности. В конце августа были арестованы 48 человек – широко известных ученых-профессоров, экономистов и других специалистов, игравших заметную роль в годы НЭПа. Целью было переложить на них ответственность за начавшийся в СССР голод.

13 сентября Сталин в письме председателю СНК В.М. Молотову давал такие распоряжения: «1). Надо бы все показания вредителей по рыбе, консервам и овощам опубликовать немедля... Надо бы их опубликовать с сообщением, что ЦИК или СНК передал это дело на усмотрение коллегии ОГПУ (она у нас представляет что-то вроде трибунала), а через неделю дать извещение от ОГПУ, что все эти мерзавцы расстреляны. Их всех надо расстрелять».
20 сентября Политбюро приняло решение «О вредителях по мясу и др.», в котором практически дословно повторялись приведенные выше указания Сталина, и говорилось, что необходимо также «поместить ряд статей, разъясняющих сущность этого дела и указывающих на то, что работа этой контрреволюционной шайки полностью разоблачена и приняты все меры к исправлению последствий вредительства. Отвести этому материалу 1½ страницы в основных газетах от 22 сентября... Через пять дней опубликовать приговор ОГПУ о расстреле всех участников вредительской организации».
22 сентября газеты вышли с заголовками: «Раскрыта контрреволюционная организация вредителей рабочего снабжения: "Союзмясо", "Союзрыба", "Союзплодоовощ" и соответствующие звенья аппарата Наркомторга. Участники контрреволюционной организации были в большинстве своем дворяне, бывшие царские офицеры, интенданты, бывшие рыбопромышленники, фабриканты и меньшевики. Контрреволюционная вредительская организация имела тесную связь с белогвардейской эмиграцией и представителями иностранного капитала, получая от них денежные средства и директивы».
Тогда же были опубликованы показания членов организации «вредителей рабочего снабжения». Им предъявлялись немыслимые обвинения, например, в «изготовлении консервов из голья вместо мяса», в получении средств «на вредительство» из Англии и Германии, в попытках «возбуждать недовольство масс», «задерживать в Англии постройку судов для лова сельди на Дальнем Востоке», «организовать порчу советских судов в японских портах» и т.п.
25 сентября в газетах появилось сообщение, что коллегия ОГПУ приговорила 48 «вредителей рабочего снабжения» к расстрелу, и приговор приведен в исполнение. Одним из казненных и был Николай Александрович Ергомышев. Известно, что его прах похоронен на Ваганьковском кладбище в братской могиле. Он был реабилитирован в сентябре 1957 года.


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.