ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

Как стать инициатором установки нового мемориального знака «Последнего адреса»?

Прежде всего вам необходимо прислать заявку в рабочую группу проекта. Для этого ознакомьтесь, пожалуйста, с подробной информацией о том, как лучше составить эту заявку и какие сведения для этого потребуются, здесь – http://www.poslednyadres.ru/instructions.
Затем отправьте нам письмо с вашей заявкой по электронной почте на адрес poslednyadres@memo.ru, либо воспользуйтесь контактной формой здесь, кликнув по ссылке «Контакты» в верхнем меню на любой странице нашего сайта.
***

Как «Последний адрес» трактует понятие «политические репрессии» и на что при этом опирается?

Основополагающим документом для работы «Последнего адреса» является Закон Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", принятый 8 октября 1991 года (N 1761-1) 

Его первые статьи гласят: 

Статья 1. Политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворения из страны и лишения гражданства, выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами и общественными организациями или их органами, наделявшимися административными полномочиями.
Статья 2. Настоящий Закон в части порядка реабилитации распространяется:
на граждан Российской Федерации, граждан государств – бывших союзных республик СССР, иностранных граждан и лиц без гражданства, подвергшихся политическим репрессиям на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года;
на лиц, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, репрессированных советскими судебными и административными органами, действовавшими за пределами СССР, либо военными трибуналами, либо центральными судами Союза ССР и внесудебными органами (Верховным Судом СССР и его коллегиями, Коллегией ОГПУ СССР, Особым совещанием при НКВД – МГБ – МВД СССР, Комиссией НКВД СССР и Прокуратуры СССР по следственным делам);
на иностранных граждан, репрессированных по решению судов Союза ССР или внесудебных органов за пределами СССР по обвинению в деяниях против граждан СССР и интересов СССР.
Вопросы реабилитации иностранных граждан, репрессированных по решению судовСоюза ССР или внесудебных органов за пределами СССР на основании международных законов за деяния против интересов Объединенных Наций во Второй мировой войне, решаются в соответствии с международными соглашениями Российской Федерации с заинтересованными государствами.

***

Нужно ли обязательно быть родственником или потомком того репрессированного, с чьим именем я хотел бы установить знак «Последнего адреса»?

Нет, не обязательно. Любой заявитель вправе стать инициатором установки знака с любым именем. Однако если вы знаете родственников или потомков того человека, о котором нам пишете, мы будем вам благодарны за информацию о них. Перед установкой мемориального знака мы постараемся с ними связаться и пригласить их присутствовать при открытии знака.
***
***

Нужно ли обязательно жить в том доме, на котором устанавливается знак?

Нет, не обязательно. Любой заявитель вправе стать инициатором установки знака по любому адресу. Однако если вы знаете кого-то из жильцов или владельцев интересующего вас дома, мы будем вам благодарны за информацию о них. Может быть, они помогут проекту получить согласие ответственных лиц на установку мемориального знака на фасаде.
***

Должен ли заявитель обязательно быть гражданином Российской Федерации?

Нет, не обязательно. Проблема только в том, что заявитель должен оплатить изготовление и установку мемориального знака, инициатором которого он стал. А «Последний адрес» не может принимать прямые денежные платежи из-за границы. Так что если вы не резидент РФ, вам придется искать кого-то, кто заплатит за вашу заявку.
***

Можно ли разместить знак, если дом уже снесен?

Да, конечно, можно. Если подлинный дом не сохранился, мемориальный знак может быть установлен на том доме, который возведен на месте снесенного, или на соседнем доме, или на доме напротив и т.п. Первая строка на табличке «Последнего адреса» может меняться, в зависимости от конкретной ситуации. Там может быть написано «На этом месте был дом, где жил…», «Рядом с этим домом был дом, где жил…», «Напротив был дом, где жил…» и т.д.
***

Является ли реабилитация необходимым условием для установки таблички «Последнего адреса»?

Да, является.
Однако если реабилитация по каким-то причинам не была до сих пор получена, «Последний адрес» обратится в «Международный Мемориал» с просьбой установить, почему человек не был реабилитирован или в его реабилитации было отказано, и при необходимости заново инициировать этот процесс. Процедуру реабилитации может также возбудить любое частное лицо или общественная организация.
Понятно, что исключение составляют ситуации, когда человек погиб в результате бессудной казни (как это было, например, с Фанни Каплан, покушавшейся на Ленина). Если не было даже имитации судебного процесса, если нет никакого формального приговора, значит, не может быть и реабилитации. В этом случае ее отсутствие не будет препятствием для установки знака «Последнего адреса».

***

Табличка «Последнего адреса» - это маленькая мемориальная доска, то есть вид памятника репрессированному лицу?

Нет, это не мемориальная доска, а информационный знак. Мемориальные доски и прочие виды памятников устанавливаются в память о выдающихся персонах с особыми заслугами. В случае же с табличками «Последнего адреса» речь чаще всего идет о совсем непримечательных, «обыкновенных» людях, которым «не полагается» ни памятников, ни мемориальных досок. Однако наш проект предназначен для того, чтобы сообщить о таких людях тоже, чтобы показать, что ценность обыкновенной человеческой жизни так же велика, как и ценность жизни знаменитости.
Конечно, иногда среди людей, чьи имена написаны на табличках «Последнего адреса», встречаются и выдающиеся личности. Но «Последний адрес» не ставит перед собой задачи увековечивать исключительно «VIP-персон». Для нас важна каждая человеческая жизнь.
Поэтому к знаку «Последнего адреса» нельзя относиться как к монументу: мы никого не прославляем, не увековечиваем, не вознаграждаем этими табличками. Мы просто сообщаем о реальных фактах и обстоятельствах, в надежде, что люди, которые узнают о том, что вот по этому адресу жил вот такой человек и этот человек был безвинно погублен, заинтересуются тем, кто это был, и сами наведут дальнейшие справки, узнают об этой личности больше и сами оценят ее.

***

В каком порядке реализуются заявки?

На раннем этапе, пока процедуры установки мемориальных знаков только разрабатывались, уточнялись, мы начинали с заявок, которые выглядели самыми простыми и понятными для реализации. Такими заявками мы считали те, в которых все более или менее ясно:
— известны точные сведения о судьбе репрессированного, обстоятельствах его гибели и реабилитации;
— нет особенных сложностей с адресом – мы знаем точное название улицы, номер дома и т.п.;
— удается относительно быстро установить контакты с жильцами или владельцами дома, на котором предполагается установить знак.
По мере развития проекта, мы обрабатываем и реализовываем все болеe и более «сложные» заявки.
***

Мемориальный знак может быть установлен только с именем расстрелянного? А как же другие категории репрессированных: отправленные в лагеря и тюрьмы, сосланные, высланные?

На раннем этапе мы в первую очередь выполняли заявки на размещение знаков в память о тех репрессированных, которые были приговорены к смертной казни. А теперь постепенно расширили круг лиц, в память о которых устанавливаются таблички: это и те, кто умер в тюрьме, в лагерях, на пересылке. Основной принцип такой: речь идет о людях, которые были арестованы, приговорены и уже никогда не вернулись к свободной жизни.
***

Мемориальные знаки устанавливаются только в Москве?

Проект «Последний адрес» не отдает никакого специального предпочтения Москве, Санкт-Петербургу и другим крупным городам. Мы считаем очень важным, чтобы проект имел как можно более широкое распространение и в России, и в других странах бывшего Советского Союза. Однако для установки мемориальных знаков в том или ином городе, поселке совершенно необходимо, чтобы там нашлись люди, которые готовы активно сотрудничать с проектом, быть «инициативной группой» на месте. Если в вашем городе нет таких людей, на помощь которых мы можем рассчитывать, ожидание реализации вашей заявки может продлиться дольше: пока мы кого-нибудь не найдем.
***

Долго ли ждать пока заявка будет реализована и знак будет установлен?

К настоящему моменту проектом «Последний адрес» зарегистрировано более 400 заявок на установку мемориальных знаков. Наш проект пока находится только на стартовом, организационном этапе, сотрудников в его «штабе» работает совсем немного. Поэтому нам трудно прогнозировать, как быстро мы сможем приняться за реализацию вашей заявки. Мы постараемся держать с вами связь и сообщать вам, как подвигается дело, по мере того, как наш «конвейер» будет набирать расчетную скорость. Скорость обработки заявки зависит также от ее простоты или сложности. Возможно, для ее реализации потребуются некоторые архивные изыскания, на что уходит довольно много времени.
***

Зависит ли установка табличек от политических убеждений, партийной принадлежности или рода деятельности людей, чьи имена написаны на знаках «Последнего адреса»?

Нет, не зависит.
Они могут быть любыми. Для «Последнего адреса» такие категории, как политические убеждения и партийная принадлежность граждан, безвинно погибших в годы репрессий, не имеют никакого значения. Так же как и наличие или отсутствие у репрессированного каких-то особых заслуг и достижений. Это никак не отражается на процедуре выполнения заявки на установку памятного знака. Мы никак не «сортируем» репрессированных по этим признакам.
Единственное, что имеет содержательное значение, – это то, принимал ли человек непосредственное участие в организации массовых репрессий. Если принимал – установить памятный знак «Последнего адреса» с его именем будет невозможно. Еще один чисто формальный критерий для установки знака – наличие документов о реабилитации репрессированного.

***

Вы занимаетесь только сталинскими репрессиями? А как же репрессированные в другие годы?

Проект«Последний адрес» трактует понятие «политические репрессии» так, как это сделано в Законе РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», принятом еще в 1992 году. В нем говорится: «За годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам. (…) Целью настоящего Закона является реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года…»
***

Может ли «Последний адрес» отказать заявителю в установке памятного знака? 

Да, может.
Для установки знака «Последнего адреса» необходимы два условия: во-первых, реабилитация репрессированного (в тех случаях, когда реабилитация в принципе возможна, то есть имел место формальный приговор) и, во-вторых, отсутствие документальных сведений о том, что репрессированный человек сам был активным организатором массовых политических репрессий.
Свидетельством такого участия становятся, например, документально подтвержденные сведения об участии человека в различных незаконных псевдосудебных органах («тройках», «двойках», трибуналах и чрезвычайных судах разного рода) либо наличие его подписи на документах, прямо санкционирующих массовые репрессии. Именно поэтому знак «Последнего адреса» не может быть установлен в память о таких деятелях, как, например, непосредственные организаторы массовых политических репрессий Николай Ежов или Лаврентий Берия.
В тех случаях, когда имеются основания подозревать, что человек мог иметь отношение к организации массовых репрессий в силу должности, которую занимал в тот или иной период, «Последний адрес» обращается к своему Экспертному совету и просит его подготовить детализированное заключение по этому конкретному поводу. При этом важно понимать, что Экспертный совет «Последнего адреса» ни в коем случае не принимает на себя функции суда, не выносит никаких вердиктов о наличии или отсутствии «вины» репрессированного или «умысла» в его действиях, а только изучает доступные архивные документы, из которых можно извлечь объективные сведения о формальной причастности этого лица к процессу организации репрессий.
В случае если заявка не может быть выполнена, «Последний адрес» сообщает об этом заявителю, объясняя причины такого решения.

***

Кто и где изготавливает мемориальные знаки?

Мемориальные знаки изготавливаются централизованно, строго по единому образцу. Производство их организовано в небольшой компании, имеющей серьезный опыт изготовления металлоизделий для архитектурных и художественных проектов, по заказам архитекторов, скульпторов, дизайнеров…
***
***

Что может быть написано на мемориальном знаке?

Информация на мемориальных знаках строго стандартизирована и всегда организована по одному принципу. Здесь сообщается только имя, отчество, фамилия репрессированного, его профессия, даты рождения, ареста, гибели, реабилитации. Никакая дополнительная информация, никакие пояснения или комментарии на знаке размещены быть не могут.
***
***
***
***

Почему вы указываете профессию репрессированного, но не сообщаете должность?

Мемориальные знаки «Последнего адреса» установлены в память о человеке, о личности, а не о каких-либо отдельных фактах его биографии, о его профессиональных достижениях или «трудовых свершениях». Для «Последнего адреса» не важно, совершил ли человек что-то выдающееся, высокую ли должность занимал и является ли он какой-то «знаменитостью». Нас интересуют просто люди. Отсюда и принцип «Одно имя – одна жизнь – один знак».
***

Почему в некоторых случаях на мемориальном знаке не указана даже профессия?

Профессия не указывается в тех случаях, когда из материалов следственного дела – откуда берется большая часть информации для базы данных «Мемориала», - а также из дополнительных сведений не удается однозначно установить, чем человек занимался. В минувшие десятилетия использовались иногда довольно сложные и неочевидные названия должностей. Не всегда можно понять, чем человек, в действительности, занимался, и тогда лучше совсем ничего не указывать.
***

Где можно найти более подробные сведения о репрессированном, чье имя появилось на знаке «Последнего адреса»?

При установке каждого знака «Последнего адреса» на сайте проекта появляется текст, специально посвященный этому человеку. Найти этот текст проще всего в разделе «Установленные знаки» (здесь тексты даны в алфавитном порядке по именам) или в разделе «Новости» (здесь они идут по датам установки таблички).
В этой публикации мы рассказываем о доме, в котором жил репрессированный, а также о нем самом: о его судьбе, его семье, его профессиональном пути, политической деятельности и т.п. Мы публикуем также фрагменты воспоминаний о нем, выдержки из различных документов, связанных с его арестом, следствием по его делу, обвинением, приговором, обстоятельствами гибели и реабилитации.
Мы публикуем там же ссылки на архивные документы, фотографии, дополнительные свидетельства – если они имеются в нашем распоряжении.
При сборе всех этих документов мы часто обращаемся к членам семьи и потомкам репрессированного, если удается установить с ними контакт, а также получаем от них формальное разрешение на публикацию архивных документов и фотографий.
В тех же публикациях можно найти ссылки на фотографии и видеорепортажи, посвященные церемонии установки памятного знака.

***

Сколько стоит установка мемориального знака? Кто оплачивает эту стоимость? Почему проект не может взять эти расходы на себя и перекладывает эту обязанность на заявителя?

Сегодня стоимость одного мемориального знака составляет 4000 рублей. Эта сумма выплачивается заявителем уже после того, как все сведения, относящиеся к репрессированному, проверены, и возможность установки знака по конкретному адресу согласована с жильцами и владельцами дома. Мы считаем очень важным, чтобы заявитель нес ответственность – в том числе и материальную – за свою инициативу, чтобы он считал установленный знак «своим». Между прочим, это еще и ограждает проект от безответственных и голословных «энтузиастов», которые не готовы серьезно отнестись к своей инициативе: хочешь установить сто знаков – будь готов заплатить за сто…
***

Что входит в стоимость мемориального знака, которую оплачивает заявитель?

В эту сумму входят расходы за материал, из которого изготовлен знак, расходы на изготовление мемориального знака, нанесение на него текста и защитного слоя, размещение на стене дома по «Последнему адресу». Кроме того, из той же суммы частично компенсируются расходы на архивную проверку сведений о репрессированном и другие организационные расходы.
***

Почему «Последний адрес» собирает еще какие-то деньги? На что они пойдут?

Работа проекта «Последний адрес» не сводится просто к изготовлению металлических табличек и развеске их по стенам домов.
Есть еще и организационная работа, для которой создается вся инфраструктура проекта.
Организационные расходы проекта «Последний адрес» — это создание и поддержка интернет-сайта, где концентрируется вся информация, связанная с проектом. Это первичная обработка писем и заявок на установку знака. Это и труд архивных работников и юристов, и работа по согласованию установки знаков с жителями и владельцами домов, где размещаются знаки. Поскольку проект развивается одновременно во многих городах России, возникают и расходы на связь, а также на командировки сотрудников проекта. Подробнее о финансовой стороне проекта и о том, как помочь ему, можно прочесть в соответствующем разделе нашего сайта.
***

Обязательно ли необходимо согласие жителей или владельцев дома?

Да, совершенно обязательно. Обойтись без него невозможно.
Наш мемориальный знак должен быть установлен на фасаде дома. Всякий фасад кому-нибудь принадлежит: если это жилой дом – тем людям, которые живут в нем.
Наш проект является общественной инициативой, он не имеет никакого государственного статуса, и установить мемориальный знак «насильно», помимо воли владельца, невозможно. Мы надеемся на ваше понимание: если владелец дома не согласен с установкой мемориального знака на «его» фасаде, значит знак не будет установлен на этом доме до тех пор, пока мнение владельца не изменится.
***

Обязан ли заявитель самостоятельно договариваться с владельцами и жителями дома об установке мемориального знака?

Нет, не обязан. Мы будем благодарны заявителю за помощь и участие в работе на этом важном этапе согласования. Будет очень полезно, если заявитель поможет нам установить контакт с родственниками репрессированного, с жильцами и владельцами дома. Однако помощь проекту – дело сугубо добровольное: если заявитель не может или не хочет участвовать в этой работе, инициативная группа готова взять ее полностью на себя.
***

Что делать, если мемориальный знак предполагается установить на большом многоквартирном доме?

Сотрудники проекта постараются связаться с ответственными лицами в интересующем заявителя доме, организовать там обсуждение перспективы установки мемориального знака, получить согласие жильцов, владельцев.
В каждом жилом доме это может потребовать какой-то особой, принятой именно здесь процедуры: где-то есть ТСЖ, где-то нет, где-то можно найти активного «общественника», человека авторитетного и уважаемого среди всех жильцов дома, а где-то это сложнее. Где-то для принятия решения придется проводить общее собрание жильцов, где-то достаточно будет разослать предложение по электронной почте, где-то надо будет обходить все квартиры со списком и т.п.
***
***
***

Возможна ли установка мемориального знака на доме, где расположен военный или иной «особый» объект?

Да, возможно. В этом случае установку знаков придется согласовывать с командованием военной части, подразделения полиции и т.п. Понятно, что это будет особенно сложный случай…
***

Есть ли у проекта «Последний адрес» какие-либо аналоги, предшественники?

Таким аналогом и предшественником несомненно, является европейский проект «Stolpersteine» («Камни преткновения»). Этот проект существует уже более 20 лет и развивается в 12 европейских странах. В рамках его более чем в 650 городах Европы было установлено около 45 000 «персональных» мемориальных знаков в память о жертвах преступлений фашистского режима в годы Второй Мировой войны. «Камни преткновения» представляют собою небольшие металлические таблички, вмурованные в мостовую. Они устанавливаются у порога дома, где жил погибший в годы Холокоста: на них указывается имя погибшего, его профессия, даты его рождения, ареста, смерти. Стоимость одного мемориального знака составляет около 120 евро. Эту сумму оплачивает инициатор установки данного конкретного знака с конкретным именем. Подробнее о проекте «Камни преткновения» - на его сайте http://www.stolpersteine.eu
***

Является ли «Последний адрес» филиалом европейского проекта «Stolpersteine»?

Нет, «Последний адрес» - совершенно самостоятельный проект. И с «Камнями преткновения» его связывает общность основополагающего принципа – «Одно имя – одна жизнь – один знак», а также сходство некоторых организационных подходов.
***

Почему знаки последнего адреса размещаются на стенах домов, а не на земле, как знаки аналогичного проекта в Европе?

Прежде всего, потому, что в России, к сожалению, совершенно неподходящий для этого климат: наши тротуары и мостовые много месяцев в году покрыты снегом и льдом. Кроме того, наш асфальт слишком часто и слишком неаккуратно вскрывают. Так что было бы очень трудно обеспечить сохранность мемориальных знаков в таких «экстремальных» условиях.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.