Санкт-Петербург, Английский проспект, 21/60
На карте

| 06 июня 2021

На углу Английского проспекта и улицы Декабристов в начале XX века архитектор А.А. Бернардаци построил доходный дом по заказу золотопромышленника Кольцова, который в народе прозвали «Дом-сказка» за его причудливый вид. В блокаду дом сгорел, и в начале 1950-х годов на его месте был выстроен новый дом в стиле советского монументального классицизма.

Сегодня мы установили на этом доме памятный знак одному из жильцов «Дома-сказки».

Елена Андреевна Штюбель родилась в 1883 году в маленькой немецкой деревушке под названием Оберкохен в земле Баден-Вютенберг недалеко от города Штутгарта. 26 июня 1883 года ее крестили в католической церкви под именем Жозефине Мария Хелене Фрёнер (Josefine Maria Helene Froehner). В семье девочку называли Хелене.

Ее отцом был Карл Фрёнер. Мать звали Бернардина Нестлер. Отец работал управляющим в лесных хозяйствах и, как следует из газет того времени, был уважаемым среди жителей служащим. После его смерти в 1898 году его жена с детьми переехала в Мюнхен, где жила до 1937 года.

Рассказывает Ольга Раух, правнучатая племянница Елены Штюбель: «К сожалению, мы мало знаем о жизни Хелене до переезда в Россию. Однако мы полагаем, что она получила хорошее образование, так как знала английский и французский языки, а в России изучила русский.

Хелене была близка со своей старшей сестрой Хедвиг. В то время женщины еще не могли посещать университет, но Хедвиг посещала «частную школу живописи Фаланги» Василия Кандинского между 1901–1904 годами, куда, в отличие от традиционных учебных заведений, женщины были допущены. Хедвиг была близкой подругой Габриэлы Мюнтер, которая в 1912 году вместе с Василием Кандинским, Францем Марком и Алексеем фон Явленским основала художественное общество «Голубой всадник». Нам удалось обнаружить фотографии, ориентировочно относящиеся к самому началу ХХ века (предположительно к 1902 году), на которых Хедвиг, Хелене, Василий Кандинский и Габриэла Мюнтер смеются и веселятся.

Хедвиг, Хелене, Василий Кандинский и Габриэла Мюнтер

Хедвиг сделала блестящую карьеру в области архитектуры и дизайна. Она вышла замуж за архитектора Мариуса Амонна и всю жизнь работала в их семейном архитектурном бюро Amonn & Fingerle, где она отвечала за дизайн мебели и интерьеров.

В 1910 году Хелене познакомилась в Мюнхене со своим будущим мужем, Владимиром Иосифовичем Штюбелем, тогда студентом Мюнхенского университета. Он родился в 1880 году в Петербурге в семье действительного статского советника. Поступил на математический факультет Санкт-Петербургского Императорского университета, но, почувствовав тягу к медицине, уехал в Германию получать медицинское образование. Хелене в то время работала машинисткой в коммерческой школе. Вскоре они поженились.

В 1914 году Владимир Штюбель, закончив образование и получив диплом врача, уехал из Германии в Россию. Дорога домой проходила через Голландию, Англию и Финляндию. Хелене провожала его до Англии, где они простились. В 1918 году ей удалось оформить документы и приехать к мужу в Петроград. В 1921 году у них родился сын, который умер в младенчестве от голода.

Примерно в те же годы она устроилась работать секретарем в миссию Ф. Нансена (Международный комитет помощи голодающим), затем работала в основном преподавателем иностранных языков в различных образовательных учреждениях: на курсах иностранных языков, в Фонетическом институте, Ленинградском строительном институте, Институте коммерческого строительства, Академии наук, Педагогическом институте иностранных языков.

В 1930 годы Хелене приняла гражданство СССР, ее имя в советском паспорте было записано как Елена Андреевна Штюбель.

Елена была членом немецкого клуба на Васильевском острове, дружила с другими немцами, один раз выезжала на несколько месяцев в Германию навестить мать и сестру».

Как минимум с 1926 года до начала 1930-х супруги Штюбель жили по адресу Верейская, 23. Затем они переехали на Декабристов, 60. К 1938 году Владимир Иосифович работал врачом-ординатором в Институте костного туберкулеза.

Как следует из анкеты арестованного, в 1921 году Елена Штюбель уже подвергалась аресту в СССР, три недели провела под стражей в Москве, после чего была освобождена.

Постановление на арест Елены Штюбель как «немецкой шпионки» было выписано 7 января 1938 года в Кронштадте. Там же, в ОДПЗ-3, она содержалась после ареста. Вероятно, это было связано с тем, что дело т.н. «германской резидентуры» велось Особым отделом Краснознаменного Балтийского флота. Лишь после обвинительного заключения Елену Штюбель перевели из Кронштадта в женскую тюрьму в Ленинграде.

Сперва отрицая свою вину, Елена в итоге соглашается с нелепыми обвинениями в том, что в 1926 году она якобы была завербована германской разведкой для шпионской работы против СССР, что «обрабатывала в контрреволюционном националистическом направлении новых лиц для шпионажа в пользу Германии», что передавала германской разведке сведения об оборонных заводах и специальных учебных заведениях Ленинграда. Все эти обвинения квалифицируются по ст. 58-1а («измена родине»).

14 апреля 1938 года Елена Штюбель была приговорена к высшей мере наказания. Ее расстреляли 21 апреля 1938 года.

О судьбе Владимира Иосифовича после ареста и расстрела жены рассказывает Ольга Раух: «Ее мужа в тот же год сослали в административную ссылку как родственника врага народа. Сначала во Фрунзе (Киргизия), а потом в Джамбул (Казахстан), посчитав, что и во Фрунзе он все еще слишком опасен. В Джамбуле он работал врачом детского туберкулезного санатория. В 1951 году по доносу ему дали 10 лет лагерей с последующим поражением в избирательных правах сроком на пять лет за то, что «будучи враждебно настроенным к советской власти, проводил антисоветскую агитацию по следующим вопросам: критиковал Маяковского за отсутствие высокой поэтики и подобострастность советской власти, считал, что советские газеты не доносят правды о положении осужденных в лагерях, считал, что религия нужна человеку и государство не сможет ее истребить».

В семье ничего не знали о судьбе Владимира Иосифовича, полагая, что он погиб в лагере, куда попал уже в возрасте 70 лет. Оказывается, он освободился через пять лет по амнистии и до 80 жил в Казахстане, а после перебрался в Переделкино, где прожил еще 13 лет.

Узнав о судьбе двоюродного прадеда, Ольга Раух получила от его второй семьи его записную книжку. Как пишет Ольга, эта книжка будто бы ждала ее 50 лет: «В ней красивым четким дореволюционным почерком выведены адреса давно ушедших друзей, а на первой страничке вклеена фотография улыбающейся женщины в шляпке по моде начала 1930-х. Эта вырванная из пропуска фотография и оказалась единственной сохранившейся карточкой его первой жены, несчастной немки, погибшей в застенках НКВД, которую он пронес через ссылки, аресты и лагеря».

Елена Андреевна Штюбель была реабилитирована в 1958 году «за отсутствием состава преступления». Владимир Иосифович Штюбель был реабилитирован в 1955 году.

Церемония установки таблички "Последнего адреса": фото

Фото: Евгения Кулакова

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.