Пушкино МО, 2-я Домбровская улица, 10

| 13.12.2015
12-квартирный дом, хотя и подвергался существенным перестройкам, сохранился с 30-х годов.

В квартире №1 этого дома жил Василий Николаевич Крылов, родившийся в 1877 году в городе Боброве Воронежской губернии в семье мещан. Окончил три класса местной прогимназии. В возрасте 20 лет Крылов добровольно пошел служить в царскую армию, поступив в Елизаветградское кавалерийское училище. В августе 1908 года он поступил на службу в 51-й драгунский Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елизаветы Федоровны Черниговский полк, но до 25 июня 1904 года числился в запасе. В 1904 году он был мобилизован и отправлен на Русско-японскую войну, что во многом предопределило его дальнейшую судьбу.

В полку Крылов служил поручиком до 1908 года, затем, отказавшись от демобилизации, он отправился на службу в Штаб Заамурского округа Отдельного корпуса пограничной стражи, предназначенного для охраны русских владений в Маньчжурии.
В октябре 1909 года Крылов поступает на второй курс Восточного института во Владивостоке по японокитайскому разряду в качестве «сверхштатного слушателя» (японский язык он изучал по пособиям), параллельно учился в Офицерской подготовительной школе восточных языков (ОПШВЯ), формально числившейся при штабе Приамурского военного округа, но в реальности функционировавшей при Восточном институте во Владивостоке.

Как предполагает востоковед Александр Куланов, изучивший следственное дело Крылова и посвятивший ему главу в своей книге «В тени восходящего солнца», скорее всего Крылов был военным разведчиком, о чем косвенно свидетельствуют довольно специфические научно-военные работы, которые он публикует начиная с 1909 года: «Вопросы японской конницы. Справочник современной организации конницы в Японии с приложением общих сведений о японских сухопутных силах», Харбин, 1914; «Карта Кореи с японскими собственными именами», Харбин, 1914; «Словарь японских географических названий Кореи, ныне генерал-губернаторства Циосен. С картою, под ред. генерал-майора Генерального Штаба Володченко», Харбин, 1914; «Краткие сведения о японских сухопутных войсках. С приложением географических и статистических данных о Японии. Под ред. ГШ генерал-майора Володченко», 1914; «Краткие сведения о вооруженных силах Японии. С приложением статистических данных общего характера. Под ред. ГШ генерал-майора Володченко», 1915; «Солдатские песни», 1915; «Вопросы японской армии в алфавитном порядке. Справочник современного устройства японских вооруженных сил», 1916.

В.Н. Крылов и З.В. Крылова в Харбине незадолго до возвращения в СССР. 1934
“Понятно, что автором столь специфических трудов простой переводчик стать не мог. Помимо соответствующих опыта и образования для их написания нужны были возможности, которые могла дать, например, служба в российской военной разведке, где Крылов имел бы шанс заниматься анализом японских вооруженных сил, получая уникальные материалы о них, недоступные обычным исследователям. Был ли Василий Крылов русским военным разведчиком? Похоже, что именно так”, – пишет Александр Куланов.
В 1920-1921 годах Крылов жил в Чите, где служил в частях белой армии атамана Семенова, сначала помощником начальника, а затем временно исполняющим должность начальника контрразведывательного отделения штаба округа. В 1923 году Василий Крылов переехал в Харбин и какое-то время работал переводчиком в советском консульстве, продолжал научную работу. Вступил в Общество исследователей Маньчжурского края. За десять лет он опубликовал множество журнальных статей о Японии, Манчжурии, Китае.
В Москву из Харбина Василий Николаевич с женой и двумя детьми приехал в 1934 году и устроился на работу в издательство “Советская энциклопедия” в качестве редактора японистских трудов. Но в конце 1935 года Крылов из издательства уволился и поступил на службу в Тихоокеанский кабинет – отдел по изучению стран АТР в Коммунистической академии.
К моменту ареста 1 сентября 1937 года Василию Николаевичу было 60 лет. В постановлении на арест Крылова, подписанном 29 августа, говорится: «достаточно изобличается в том, что, будучи контрреволюционно настроен, высказывал троцкистские настроения по адресу вождя партии. Прибыл на территорию СССР как агент японских разведывательных органов со шпионскими заданиями».

В.Н. Крылов и З.В. Крылова в тюрьме. 1937
10 октября 1937 года Крылову было подписано обвинительное заключение: «Крылов Василий Николаевич, проживая в Харбине с 1904 по 1934 год, был связан исключительно с белоэмиграцией и лицами, близко стоявшими к японской разведке. В период Гражданской войны принимал активное участие в вооруженной борьбе против Соввласти, являясь офицером в чине полковника в армии генерала Семенова. Являясь непримиримым врагом Соввласти, еще проживая в Харбине, вел террористическую, антисоветскую пропаганду, направленную к необходимости свержения Соввласти и убийства руководителей ВКП(б) и Советского правительства. При отъезде в 1934 году из Харбина в СССР имел встречу с бывшим белым генералом, работающим начальником полицейского отряда при главном полицейском управлении г. Харбина Володченко, от которого получил задание — по приезде в СССР сгруппировать вокруг себя врагов Соввласти и создать на территории СССР террористическую организацию... Виновным себя признал полностью».

Александр Куланов обнаружил в деле Крылова любопытный документ, косвенно свидетельствующий о том, что Василий Николаевич был агентом советской военной разведки по кличке Степаничук: «В деле имеется сообщение ГУГБ НКВД СССР от мая 1935 г., в котором указано: “Крылов... выполнял в Маньчжурии... работу по заданиям Разведупра с 1926 г. по 1934 г. Был отправлен в СССР вследствие имевшихся сведений о наблюдении за ним... Работал неплохо”… С разведкой Крылов не порывал никогда, не изменял профессии, которая, как известно, в том, чтобы «родину защищать». Он снял погоны ротмистра пограничной охраны Российской империи и полковника белой армии атамана Семенова, чтобы стать агентом советской военной разведки. Василий Крылов-Степаничук «работал неплохо», но попал в Харбине под наблюдение японских контрразведчиков и был выведен из под удара самым действенным способом: отправлен в Советский Союз вместе с семьей. Так получилось, что руководство Разведупра Красной армии спасло Крылова, чтобы через три года его расстреляли чекисты”.
Приговор – расстрел за “создание шпионско-террористической организации, действующей в пользу Японии” – был приведен в исполнение через неделю, 17 октября, а через 30 лет, в 1957 году, Василий Николаевич Крылов был полностью реабилитирован за отсутствием состава преступления.
Жену Василия Николаевича, Зинаиду Васильевну Крылову, арестовали 11 сентября 1937 года, 21 октября расстреляли по обвинению в шпионаже в пользу Японии.

15 декабря 2015 года на дом прикрепили табличку «Последнего адреса».

Фото: Андрей Шальнев

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.