Москва, Плющиха, 9а
На карте

| 29 августа 2021

Пятиэтажный кирпичный дом по адресу Плющиха, 9а был построен в конце 1920-х-начале 1930-х годов. Согласно базам «Мемориала», не менее трех жильцов этого дома стали жертвами политических репрессий. Одному из них сегодня мы установили памятный знак. Заявку подала внучка репрессированного Марина Кузнецова вместе с мужем Андреем Ростовцевым.


Петр Артемьевич Струков
родился в 1882 году в деревне Губица недалеко от Витебска (по другим данным, он родился в деревне недалеко от Гомеля). Струков окончил Императорское Московское техническое училище (ныне – МГТУ им. Н.Э. Баумана) и работал в лаборатории слабых токов на Казанском вокзале. Когда в 1936 году Московско-Казанскую железную дорогу разделили на Казанскую и Московско-Рязанскую (переименованную в Ленинскую), Петр Струков был назначен руководителем электросилового хозяйства Ленинской железной дороги. И почти сразу после назначения его арестовали. Это случилось 27 марта 1936 года, вскоре после выхода мартовского постановления Политбюро ЦК ВКП(б) «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов».

Петра Артемьевича арестовали прямо на работе, обвинив в «участии в правотроцкистской вредительской организации» – стандартное обвинение для тех лет, когда разворачивалась охота на участников «троцкистско-зиновьевского подполья». Почти два года Струкова продержали под следствием. Приговор ему вынесли только 19 марта 1938 года, после «троцкистско-зиновьевских» процессов, когда «вредителей» и «саботажников» уже искали повсюду – от наркоматов до последней булочной – и отправляли на расстрел сотнями.

Имя Петра Артемьевича Струкова есть в сталинском расстрельном списке от 5 марта 1938 года. Ленинская железная дорога идет в нем отдельным разделом, и 1-й категории – расстрела – «удостоились» 12 ее работников.

19 марта 1938 года Струков был расстрелян.

Жену Струкова, Матрену Павловну (по воспоминаниям родных, в семье «для благозвучности» ее звали Матильдой), сразу после приговора мужу сослали в Караганду – в Акмолинский лагерь жен изменников родины, знаменитый АЛЖИР. Там она пробыла до 1948 года, а освободившись, перебралась в подмосковный Александров, где и умерла в 1950 году.

В семье росли две дочери. Старшая, Лидия (1909 г. р.) была к моменту ареста уже замужем и жила с мужем в общежитии в Перловке. Ее сыну, внуку Струкова, было тогда семь лет.

И дед, и внук очень любили петь. Дед к тому же обладал абсолютным музыкальным слухом и музыкальной памятью. Своего внука он называл «мужичок» и не упускал случая подшутить над ним: «Пой песни, хоть лоб тресни! А есть не проси».

Младшая дочь Струковых, Тамара, жившая с родителями на Плющихе, вышла замуж почти сразу после ареста отца и взяла фамилию мужа – и тем самым спасла себя от ареста.

Петр Артемьевич Струков был реабилитирован в 1957 году.

Фото: Оксана Матиевская
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о двоих репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.

Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.