Москва, Мясницкая, 17, корпус 2
На карте На карте

| 21 ноября 2021

Дом № 17 по Мясницкой улице легендарный во многих отношениях. В самом начале XVIII века он принадлежал семье Волконских, позднее перешел к Вяземским, а в начале XIX века стал собственностью известного масона и генерал-лейтенанта Льва Измайлова, человека буйного нрава, над которым в конце концов была учреждена опека, и дом через какое-то время перешел к супругам Кусовниковым. Генерал-майор Петр Петрович Кусовников и его жена Софья Ивановна, люди весьма состоятельные, отличались патологической скупостью: они даже из дома почти не выходили, боясь, что их ограбят, а если и выезжали на прогулку, то только ночью, прихватив с собой деньги. Однажды возникла нужда посетить подмосковное имение, однако далеко везти с собой деньги супруги не решились и спрятали их в печке в дворницкой. Было лето, и никто не предполагал, что печку решат топить. А дворник печку возьми да и протопи! С горя генерал-майор довольно быстро умер, но его призрак, как гласит легенда, по ночам периодически появляется у дома в надежде вернуть хоть какие-то крохи от утерянного богатства. Отсюда и пошло прозвище «Дом с призраком».

Последним владельцем здания стал купец и промышленник Флор Яковлевич Ермаков, который на двух верхних этажах дома устроил богадельню. В ней единовременно могло жить до двух тысяч человек, а доход от сдаваемых под магазины и конторы двух нижних этажей покрывал внушительную часть трат на богадельню. Последний пятый этаж был пристроен к дому уже в советское время, в конце 1940-х.

Сегодня на фасаде этого дома мы установили памятный знак одному из его жильцов, ставшим жертвой политических репрессий. Заявку подала внучка репрессированного историк Евгения Львовна Назарова. Она же прислала текст о нем, который мы публикуем ниже.

Яков Исаакович Фридберг родился в 1888 году в деревне Вессы Сувалкской губернии (ныне – Северо-Восточная Польша) в семье полкового врача. В начале 1890-х годов полк перевели в Калужскую губернию, и семья перебралась туда. Отец Якова, Исаак Исидорович, в мирное время работал земским врачом в Масальском уезде, семья жила то в селе Полотняный завод, то в других деревнях. В семье было трое детей: два сына и дочь. От отца они унаследовали любовь к русской литературе, которую тот хорошо знал. Яков особенно любил стихи Н.А. Некрасова.

После окончания с золотой медалью Калужской губернской гимназии Яков поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, но в 1911 году был отчислен после студенческих волнений, не успев закончить полный курс.

До начала Первой мировой войны Фридберг работал в Калуге помощником в адвокатской конторе. По своим взглядам он был близок народникам и народовольцам, однако революционный террор отрицал. В коммунистическую партию в дальнейшем он так никогда и не вступил. В Калуге Яков Исаакович был хорошо знаком Н.В. Устряловым, ставшим впоследствии крупным русским и советским экономистом (Устрялов был расстрелян 14 сентября 1937 года по обвинению в шпионаже, контрреволюционной деятельности и антисоветской агитации»), и другими представителями губернской интеллигенции.

В 1915 году Яков Фридберг был призван в армию, воевал на фронтах Первой мировой, затем, после установления советской власти, вновь был призван и воевал на фронтах Гражданской войны.

Еще до ухода в армию Яков женился на Павле Николаевне Олимпиевой – представительнице известных в Калужской губернии купеческих семей Олимпиевых и Вашковых. В 1916 году в семье родился сын. Уходя на фронт, Яков просил в случае рождения сына назвать его Степаном, в честь известных Степанов: Разина, Халтурина и Балмашова. Но Павла Николаевна решила дать сыну имя Лев – тогда многие называли так сыновей в память о Льве Толстом.

После окончания Гражданской войны Яков Исаакович вернулся в Калугу на свою прежнюю работу, затем он преподавал математику в школе, где учился его сын, который в 1934 году поступил на Исторический факультет Московского областного педагогического института.

В 1935 году Фридберги переехали в Москву и поселились в коммуналке на Мясницкой, дом 17 (тогда улица Кирова), где уже жили родители Якова и Лев.

Чтобы иметь диплом о законченном высшем образовании, Яков Исаакович сдал экстерном экзамены за курс юридического факультета МГУ, после чего работал старшим консультантом Московской областной коллегии адвокатов.

Как всякий порядочный и думающий человек, Яков Исаакович не мог не замечать абсурдных и негативных явлений советской действительности («классовый подход» где нужно и не нужно, выделение людей не по их достоинствам, а по социальному происхождению и партийной принадлежности и т.п.). И нередко он высказывался по этому поводу. Высшей несправедливостью властей сочли в семье арест в 1930 году по «делу Промпартии» Николая Николаевича Вашкова, дяди Павлы Николаевны (по зловещей иронии судьбы помощником прокурора на этом процессе был старший брат Якова Владимир Фридберг). Вашков был известным инженером-энергетиком, участвовал в производстве оборудования для первых ТЭЦ, в разработке плана ГОЭЛРО. Он не состоял в партии, но еще в студенческие годы за участие в революционной деятельности сидел в царской тюрьме, провел три года в ссылке и был предан советской власти. По «делу Промпартии» Вашкова приговорили к высшей мере наказания, впоследствии заменив ее на 10 лет лагерей.

21 марта 1938 года арестовали Якова Фридберга, обвинив в «подготовке терактов». Родственники не исключают, что его арест был как-то связан с делом старшего брата Владимира, который с 1933 года занимал должность прокурора Восточно-Сибирского края. Владимира арестовали 2 июля 1937 года. Следствие продолжалось почти год, в июне 1938-го было вынесено обвинительное заключение: «Фридберг, используя свое положение краевого прокурора, по заданию контрреволюционной организации занимался вредительством в прокуратуре края, то есть в целях сохранения контрреволюционных кадров, прекращал дела на правых и троцкистов, состоял на позициях индивидуального террора против руководителя ВКП(б) и советского правительства, с этой целью создал террористическую организацию из молодежи». Вполне вероятно, что и младшему брату заодно решили вменить «подготовку терактов». Владимир был расстрелян 22 июня 1938 года, Яков – 17 сентября 1938-го, через два месяца ему должно было исполниться 50 лет. Имена обоих братьев есть в сталинских расстрельных списках.

Семья долго не знала, что произошло с родственниками. Жене Якова сообщили, что муж был отправлен в лагерь, где и умер в 1939 году. Сын Лев только в 1992 году узнал о расстреле, ознакомившись с текстом приговора на Лубянке.

Яков Исаакович Фридберг был реабилитирован в 1956 году.

Подробнее о Я.И. Фридберге см.: Назарова Е.Л. Калужане эпохи Устрялова // Николай Васильевич Устрялов. Калужский сборник, Выпуск седьмой. Калуга, «Эйдос», 2015. С. 160-170.


Фото с сайта mmsk.ru



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.