Санкт-Петербург, улица Маяковского, 24
На карте На карте

| 02 сентября 2022


Трехэтажный доходный дом № 24 по улице Надеждинской (с 1936 года – Маяковского) был построен в 1841 году. В 1873 году дом был надстроен четвертым этажом. Во время блокады дом сильно пострадал, но позднее был восстановлен. В 2000-е годы надстроен мансардой.

Этот дом стал «последним адресом» для Александра Александровича Юдина. Сегодня мы установили ему памятный знак.

Александр Александрович Юдин родился в Петербурге в 1893 году. Его и его сестру Антонину мать воспитывала одна, об их отце ничего неизвестно. Мать, Анна Николаевна Юдина, 1870 года рождения, была домашней портнихой. Шила и ее дочь Антонина – она была модисткой и занималась изготовлением дамских шляпок.

По воспоминаниям дочери, детские годы Александр Юдин провел в деревне Яжелбицы Новгородской губернии, а с 12 лет жил с матерью в Петербурге. В деревне он окончил начальную школу, а вернувшись в Петербург, поступил «мальчиком» сначала в книжный магазин, а потом в аптеку на углу улицы Жуковского и Литейного проспекта. Там он работал до 1915 года в должности дрогиста – торговца аптекарским товаром и предметами бытовой химии. Жил он у хозяина, там же и питался.

Александр служил в армии в Новгороде, откуда их маршевой ротой послали на фронт Первой мировой войны. На фронте он заболел сыпным тифом, а после выздоровления окончил школу радистов и был вновь направлен на фронт. Там он встретил революцию, там же в 1919 году вступил в партию большевиков. До 1922 года он служил в Красной Армии радистом.

Уже с 1915 года на фотографиях сестры Александра, Антонины, появляется Муся – Мария Александровна Утен. Она была белошвейкой, шила дамское белье. Видимо, сестра и познакомила Александра с будущей женой. В 1919 году Мария догнала дивизион Александра в Оренбурге, и там они поженились. В 1920 году у них родилась дочь Александра.

Юдин продолжал служить, с 1920 по 1922 год он был комиссаром на радиостанции в Уральске (ныне Казахстан).

В 1922 году Юдин вернулся в Петроград и устроился на службу комиссаром радиостанции при Петропавловской крепости. В 1923 году он демобилизовался и в дальнейшем работал служащим на разных предприятиях в Ленинграде. В анкете арестованного указано, что в 1926-28 годах он был в троцкистско-зиновьевской оппозиции в ВКП(б). В 1930-32 годах работал в Ашхабаде, затем вернулся в Ленинград.

Семья Александра Юдина жила в квартире № 4 на Надеждинской улице, 24. В этом же доме, в квартире № 26, жили его мать и сестра. Дочь Александра Александровна в воспоминаниях описывает такой эпизод: «Помню, что бабушка была очень верующая, висела у нее икона, горела лампадка, но в церковь она никогда не ходила. Она учила меня креститься около церкви, что была напротив Мальцевского рынка. Но дома у нас никто не был верующим. Однажды я шла на базар с мамой. Около церкви я говорю маме: «Ты иди». Она прошла вперед, оглянулась и увидела, что я около церкви крещусь. Вечером дома был скандал! Папа был членом коммунистической партии с 1919 года. В то время мне было лет пять. И вдруг я крещусь! Мой папа был очень вежливым, сдержанным человеком. Он не ругался, не кричал, просто запретил мне ходить к бабушке и ей – к нам. А жили мы в одном доме, только мы в другой квартире. Вот я стою на балконе, а бабушка внизу на улице, и обе плачем… Только при твердом условии, что мне не будут прививать веру, нам разрешили встречаться. И надо сказать, бабушка слово сдержала».

В начале 1930-х годов мать и сестра Александра Юдина переехали из отдельной квартиры в доме № 24 на Надеждинской в коммунальную квартиру на Советском (ныне – Суворовском) проспекте. Причины такого «невыгодного» переезда неизвестны.

К моменту первого ареста в 1935 году Александр Юдин работал заведующим организационно-массового отдела Володарского райпо. Его жена работала продавщицей в Доме Ленинградской кооперации. Дочь Александра училась в седьмом классе.

3 февраля 1935 года, в день 15-летия Александры, прямо во время праздника Александра Юдина арестовали «за участие в контрреволюционной троцкистско-зиновьевской организации». На основании постановления Особого совещания при НКВД СССР от 5 февраля 1935 года он был сослан в Сургут на четыре года. Тогда же он был исключен из ВКП(б) «за принадлежность к зиновьевской оппозиции».

Из воспоминаний Александры Александровны: «Папу сослали в Сургут Тюменской области. Нас с мамой тоже выслали из Ленинграда, и 8 марта 1935 года мы приехали в город Тобольск, где он нас ждал. Весной 1935 года с первыми пароходами 12 ссыльных из Москвы и Ленинграда, в том числе и моего отца, увезли в Сургут. А в июне 1935 года, когда я кончила 7 класс школы № 1 города Тобольска, на пароходе уехали в Сургут и мы с мамой. В Сургуте папа работал счетоводом при типографии в «Омпушнине». Там мы жили в маленьком домике. Папа, несмотря на невзгоды, был всегда веселым, ласковым и очень деятельным: колол дрова, топил печи, собирал грибы и ягоды. Очень дружил со всеми людьми, с которыми общался. Он был просто обаятельным человеком. Очень любил прогулки в лес, на речку, воду всегда носил сам из реки (колодцев не было)».

По воспоминаниям дочери, осенью 1937 года всех ссыльных из Сургута увезли на пароходе в Тюмень. Согласно документам, Александр Юдин, в числе 15 других ссыльных, был арестован 30 августа 1936 года. Их обвиняли в том, что «являясь участниками контрреволюционной троцкистско-зиновьевской террористической организации, они, будучи высланы в 1935 году в Остяко-Вогульский округ Омской области, на почве общности контрреволюционных взглядов, по инициативе подсудимой Моляцкой, объединились в контрреволюционную группу, систематически устраивали нелегальные сборища, на которых обсуждали политические вопросы в контрреволюционном духе, обсуждали планы террористической борьбы и пропагандировали террор против руководителей ВКП(б) и Советского правительства».

Спустя почти год, 6 мая 1937 года, выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР приговорила Юдина и еще троих обвиняемых к восьми годам тюремного заключения. Остальных фигурантов ВК ВС осудила на 10 лет тюрьмы. И всех дополнительно приговорили к поражению в политических правах на пять лет.

5 октября 1937 года в Тобольске арестовали жену и дочь Александра Александровича. Дочь просидела в тюрьме больше месяца и была освобождена после протестов ее матери. Сама же Мария Александровна 26 марта 1938 года была осуждена по статье 58-10 УК РСФСР как социально опасный элемент и сослана в Омскую область на пять лет с проживанием в Тобольске, где они с дочерью уже и находились.

Юдин с 17 июля 1937 года отбывал заключение в Грязовецкой тюрьме ГУГБ НКВД. Там ему предъявили третье и последнее в его жизни обвинение: «отбывая срок наказания в Грязовецкой тюрьме, продолжал вести активную борьбу с Советской властью, систематически проводя среди заключенных контрреволюционную агитацию террористического характера».

1 декабря 1937 года тройка при УНКВД при Вологодской области постановила расстрелять Юдина. Сведений о приведении приговора в исполнение не сохранилось, однако, согласно Постановлению ЦИК СССР от 1 декабря 1934 года, расстрельные приговоры по террористическим делам полагалось приводить в исполнение немедленно, то есть в случае Юдина – 1 декабря 1937 года.

Вдова Александра Александровича добилась реабилитации своего супруга по всем трем обвинениям: он был реабилитирован в 1957, 1958 и 1971 годах.

В 1957 году семья получила свидетельство о смерти Александра Юдина, согласно которому он якобы умер 8 января 1943 года «от воспаления почек». Такие ложные свидетельства о смерти от естественных причин массово выдавались в 1950-е годы родственникам расстрелянных (это предписывала директива председателя КГБ при Совете министров СССР И.А. Серова от 24 августа 1955 года № 108сс «О порядке ответов на запросы граждан о судьбе осужденных к высшей мере наказания в 30-е годы»).

Мария Александровна Юдина скончалась в Омске 23 марта 1979 года в возрасте 83 лет.

Сама она была реабилитирована в 1989 году по инициативе ее дочери Александры Юдиной.

Александра Александровна, несмотря на замужество, являясь дочерью врага народа, никогда не меняла свою фамилию и осталась Юдиной. Она родила двоих дочерей, окончила медицинский факультет и всю жизнь проработала детским врачом. Она скончалась в Омске в 2007 году в возрасте 87 лет.

«Моя бабушка никогда не верила в естественную причину смерти своего отца и оказалась права, - написал нам Михаил Дитятковский, правнук Александра Юдина, исследующий историю своей семьи. – Я всегда чувствовал, что должен что-то сделать ради нее, ради того дела, которое она в свое время не смогла завершить. А именно: узнать всю правду о судьбе ее отца и добиться справедливости в честь памяти о его жизни и о его маленьком человеческом подвиге».

Документы следственного дела

Фото проекта "Последний адрес - СПб"

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.