Санкт-Петербург, переулок Пирогова, 15
На карте На карте

| 11 сентября 2022

Дом № 15 по переулку Пирогова (до 1952 года – Максимилиановский переулок) был построен в 1837 году по проекту архитектора А.Х. Пеля. С этим домом связано несколько имен жертв политических репрессий. Сегодня мы установили здесь три памятных знака.

Адольфий Селеверстович Зайцев родился в 1899 году в Петербурге, получил среднее образование. Он работал художником Театрального музея в Ленинграде.

20 августа 1937 года Зайцева арестовали по обвинению в «участии в контрреволюционной организации и проведению антисоветской пропаганды». Постановлением Особой тройки УНКВД по Ленинградской области от 21 сентября 1937 года он был приговорен к расстрелу. Уже 24 сентября 1937 года Адольфий Зайцев был расстрелян. Ему было 38 лет.

Адольфий Селеверстович Зайцев был реабилитирован в 1956 году.

Этот дом стал «последним адресом» для супругов Софьи Рогинской и Александра Шами, работавших в расположенном неподалеку, в доме № 7, Ленинградском восточном институте.

Софья Рогинская с сыном

Они поженились в 1930 году в Ленинграде, когда ей было 35, а ему – 37 лет. За плечами обоих была насыщенная политическая жизнь. Оба были в молодости членами еврейской социал-демократической партии «Поалей Цион», оба в 1920-е годы жили в Палестине, где активно участвовали в работе запрещенной коммунистической партии, оба за свои коммунистические убеждения в конце 1920-х подвергались арестам, и в итоге в конце 1920-х годов оба оказались в СССР.

Софья Эммануиловна Рогинская родилась в 1895 году в Уваровичах (ныне – Гомельская область Беларуси). Окончив Высшие женские курсы в Харькове в 1917 году, она пошла преподавать. В 1920 году у нее родился сын Шлема.

Софья Рогинская оказалась в Подмандатной Палестине в 1922 году, эмигрировав туда из Харькова вместе с матерью и двухлетним сыном. Там она вступила в запрещенную в то время компартию и активно включилась в политическую борьбу. В 1928 году Рогинская была арестована английскими властями за участие в деятельности запрещенной партии. Некоторое время она пробыла в тюрьме, после чего в январе 1929 года ее под конвоем сопроводили на пароход и выслали в СССР. Здесь она училась в Коммунистическом университете народов Востока, а потом поступила в аспирантуру Института востоковедения.

Александр Шами (это псевдоним, его настоящее имя – Илья Наумович Тепер) родился в 1893 году в Одессе. Его отец был убит во время погрома. С 1917 года Александр был членом партии «Поалей Цион», много ездил по Украине, пропагандируя идеи «рабочего сионизма». Служил в Красной Армии во время Гражданской войны, перенес тиф. В 1920-1922 годах он учился в Одесском сельскохозяйственном институте, а в 1922 году в составе партийной группы «Поалей Цион» был направлен в Палестину. Там вступил в Палестинскую компартию и вскоре был избран членом ЦК, став фактически вторым по значимости лицом в ее руководстве. Александр ездил по стране, выступал устно и письменно на арабском и иврите, призывая палестинцев независимо от национальности и вероисповедания сплотиться в единый фронт «для отпора английским и еврейским империалистам».

В 1925 году по рекомендации Исполкома Коминтерна Шами был переведен на работу в Коммунистическую партию Сирии и Ливана, избран секретарем ЦК. Он ездил по сирийским городам и селениям, непосредственно участвуя в организации там партийных ячеек, профсоюзов рабочих и крестьян, а также комсомольских организаций. Организаторскую работу он совмещал с журналистикой, став одним из ведущих корреспондентов партийной газеты «Аль-Инсанийя».

После участия в антиколониальном восстании в Сирии, в декабре 1925 года, Александр Шами вместе с товарищами по партии был арестован французскими властями и выслан из Сирии. Проведя полгода в Палестине, он перешел на работу в Восточный секретариат Коминтерна, затем перебрался в Москву.

В 1927 году в Москве Шами вступил в ВКП(б). Занялся исследованием национально-освободительного движения на арабском Востоке, публиковался в журналах «Революционный Восток», «Коммунистический Интернационал». По некоторым сведениям, в этот период он предпринял еще несколько тайных поездок на Восток. С 1929 года Александр Шами начал преподавать в Коммунистическом университете народов Востока. Научная и преподавательская деятельность постепенно стала его основным занятием. В 1930 году он перешел на работу в Московский институт востоковедения.

В 1930 году Софья Рогинская и Александр Шами поженились. Знавшая их А.Л. Львова вспоминала, что их семейный союз основывался не столько на пламенной любви, сколько на идейном единстве. Оба были одержимы идеей мировой революции, и политическая деятельность поглощала практически всю их интеллектуальную и эмоциональную энергию. Ко всему, что не было связано с политикой, они относились с подчеркнутым равнодушием. Это касалось и собственного здоровья. Вместе с тем оба были на редкость открытыми, располагающими к себе, обаятельными и коммуникабельными людьми. Беседа с ними могла доставить истинное наслаждение.

В 1931 году у Александра и Софьи родился сын, которого они назвали Мартыном.

С 1931 года семья жила в Ленинграде. В Ленинградском восточном институте (ЛВИ) Александр возглавил кафедру колониальной экономики, а с 1932 года исполнял обязанности ректора института. Впоследствии он заведовал кафедрой текущей политики. Софья училась, а затем преподавала там же, в ЛВИ. Как вспоминали некоторые востоковеды, учившиеся в ЛВИ в начале 1930-х годов, Александр Шами пользовался авторитетом среди коллег и студентов института. Он был строгим и требовательным к себе и людям. Для молодежи он был почти легендарной личностью. До середины 1930-х годов карьера Александра Шами продолжала развиваться: он работал над докторской диссертацией, был избран заместителем председателя Ассоциации арабистов Института востоковедения АН СССР.

После приезда из Палестины в Ленинград старшего сына Софьи Рогинской семья Шами-Рогинских вчетвером жила в квартире № 82 общежития ЛВИ в Максимилиановском переулке. Хозяйством у них занималась домработница Прасковья Ивановна Крылова.

Репрессии, усилившиеся после убийства С.М. Кирова, коснулись многих коллег и товарищей Шами и Рогинской. Сами они жили в страхе ареста. По воспоминаниям А.Л. Львовой, Софья Эммануиловна договаривалась с ней и другими близкими людьми о том, чтобы позаботились о детях, если их арестуют.

В начале 1936 года в газете ЛВИ «За большевистские кадры» была помещена статья под псевдонимом Сиг «С врагами партии быть беспощадными». Она призывала к исключению Софьи Рогинской из партии за ее «контрреволюционное» прошлое. Вскоре после этой публикации стали раздаваться обвинения в антипартийной деятельности и в адрес Александра Шами. В конце января 1936 года на партийном собрании ЛВИ они были исключены из ВКП(б).

Затем последовало их увольнение из института. Согласно приказу от 5 апреля 1936 года, Шами и Рогинская освобождались от занимаемых должностей «не столько в связи с исключением из ВКП(б), сколько потому, что их дальнейшее пребывание в институте было нежелательно в связи с их ролью в группировке бывших сионистов».

Исключение из партии стало для супругов жестоким политическим ударом. А увольнение с работы, помимо моральных трудностей, принесло и материальные проблемы, поскольку никаких сбережений и ценностей у них не было. Свести концы с концами им помогла их домработница. Она не только не оставила семью, но, устроившись работать на завод, отдавала им всю свою зарплату.

Проблеск надежды появился у Шами в марте 1937 года, когда академик И.Ю. Крачковский пригласил его на работу в Арабский кабинет Института востоковедения АН СССР. Но уже 2 сентября 1937 года Шами был оттуда уволен.

В ночь со 2 на 3 февраля 1938 года Софья Рогинская и Александр Шами были арестованы. Он – по обвинению в «шпионаже и подрывной деятельности в пользу Англии». Она – по обвинению в «контрреволюционной, шпионской деятельности и в том, что являлась агентом иностранного государства».

Софья Рогинская была расстреляна 11 сентября 1938 года, Александр Шами – 30 октября 1938 года.

После ареста матери и отчима старший сын Софьи Шлема Рогинский-Гуревич был выслан в Киров, затем в Красноярский край. Из ссылки он освободился лишь в 1955 году, в 1957-м был реабилитирован. Он жил с семьей в Ленинграде, до выхода на пенсию работал страховым агентом. В 1977 году он поменял имя и стал Александром Залмановичем Рогинским. В 1989 году репатриировался в Израиль, где скончался в 2003 году.

Второй сын, Мартын Александрович Рогинский, после ареста родителей жил по тому же адресу с домработницей Прасковьей Крыловой. В 1941 году она отдала его в интернат и отправила в эвакуацию, а сама осталась в Ленинграде и погибла в блокаду. После войны Мартын Александрович закончил Полиграфический факультет ЛПИ. Работал на предприятиях оборонной промышленности в Рыбинске, Туле, на Дальнем Востоке. Кандидат технических наук. В 1972 году он смог вернуться в Ленинград, работал в КБ завода Арсенал. Умер в Петербурге в 2008 году.

После ареста родителей братья нашли друг друга лишь в конце 1980-х годов.

Софья Эммануиловна Рогинская и Александр Шами были реабилитированы в 1957 году.

Фото: Евгения Кулакова


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.