Санкт-Петербург, Тверская улица, 16

| 25.02.2016
Дом №16 по Тверской улице возводился в 1933-1936 годах в эпоху конструктивизма и отчетливо выражает его основные черты: геометричность, ритм, скупость декора.
После сдачи дома в эксплуатацию сюда заехала и семья Хаима Гелига.

Хаим Шаевич Гелиг родился в городе Веру бывшей Лифляндской губернии 13 июля 1899 года. Он окончил Ленинградский Политехнический институт и работал сначала в конструкторском бюро паровых турбин Ленинградского металлического завода, а потом инженером-конструктором бюро паровых турбин Кировского завода.

Арестовали Хаима Шаевича 2 июня 1937 года.
Аркадий, сын Хаима Гелига, вспоминает: «Лето 37 года… Как-то ночью вдруг папа меня будит, сует шоколадку и говорит, что он срочно уезжает в командировку. Если бы не неожиданная шоколадка (меня никогда ночью ею не угощали), то я бы не запомнил момента ареста папы… Был произведен обыск. Разумеется оружия и т. п. не нашли, хотя мама сказала им, указывая на ящик с моими игрушками, что там спрятаны ружье и танк.  Во время обыска мама упрекала руководителя группы, не жалко ли ему невинных людей. На что он ей бросил: «А кто меня пожалеет?» Впоследствии мама узнала, что он также был репрессирован.

Семья Гелигов
Лето 37-го года в Ленинграде было особенное: террор достиг своего пика. Склады были забиты конфискованными вещами. Поэтому иногда вещи опечатывали, но не вывозили. У нас даже не опечатали. Мама в трамвае как-то была свидетелем того, как пожилая женщина вслух плакала: «Зятя и дочь взяли, все опечатали. Как мне жить с внуками?».
Мама пошла к директору Кировского завода, где работал папа, чтобы получить причитающиеся папе деньги за какую-то публикацию. На что ей в грубой форме было сказано, что ей ничего не причитается. Вскоре мама узнала, что директор был также арестован. В другом учреждении, где папе причитались деньги за какое-то совместительство, бухгалтер сказал, что без доверенности от папы маме деньги не даст. Тогда директор ему приказал: «Сейчас же рассчитайтесь с Лидией Дмитриевной, под мою ответственность»».
Через семь месяцев после ареста 38-летний Хаим Шаевич Гелиг был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян 18 января 1938 года.
«Папа был реабилитирован в 1956 году. Меня пригласили в Большой Дом и выдали составленное Смольнинским загсом свидетельство о смерти 18 января 42 года «от крупозной пневмонии» При этом сказали, что «сами понимаете, время военное, лагерные условия…» Второе свидетельство о смерти тот же загс выдал мне после крушения советской власти: здесь уже было сказано, что папа расстрелян 18 января 1937 года. Впоследствии в архиве Большого Дома мне показали стопу папок (групповое дело шпионов), в которых были и материалы, касающиеся папы. Из них я узнал, что он окончил курсы красных командиров в Гражданскую войну (видимо до поступления в Политехнический институт). В протокол второго допроса его рукой вставлены смягчающие фразы типа «велись разговоры, которые могут быть квалифицированы как критика советской власти». Потом целых две недели допросов не было (наверное, оказывалось физическое воздействие), а затем: «Гражданин Гелиг, вы обратились  к  руководству с раскаянием…» И тут папа сознается, что он составлял ошибочные чертежи таких-то деталей, чтобы вызвать аварию. Затем была очная ставка с руководителем  «шпионской группы» профессором Вимблатом. На этом допросе Вимблат отрицает все, что наговорил Гелиг. В конце я прочел список приговоренных к высшей мере - расстрелу (там были и женщины). У каждой фамилии карандашом поставлены галочки. Приложена справка, подписанная лейтенантом, …что приговор приведен в исполнение.
…От папы на память остались карманные мозеровские часы и автограф (Ch Helig) на книге Стодолы по регулированию (на немецком языке). В Публичке имеется атлас турбин, автором которого является Х.Ш.Гелиг.
18 января 1938 года [день расстрела Х. Ш. Гелига] маме сообщили, что папе дали 10 лет, а она должна в 24 часа выехать из Ленинграда с разрешением жить не ближе 100 км от областных  центров. Она села в поезд и поехала в черноземную зону, т.к. там жизнь дешевле».

28 февраля 2016 года Аркадий Хаимович Гелиг присутствовал на церемонии развески табличек «Последнего адреса». Табличка с именем его отца появилась на Тверской, 16.

Фото: Инициативная группа «Последнего адреса» в Санкт-Петербурге

***
База данных «Мемориала» содержит сведения о еще восьмерых  репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.