Москва, Спасопесковский переулок, 3/1

| 20.03.2016

Угловой дом №3 по Спасопесковскому переулку был построен в 1929 году. В разные годы в доме жили писатели Аркадий Гайдар и Илья Сельвинский, мастер художественного слова Ираклий Андронников, историк Натан Эйдельман. В доме жили Лиля и Осип Брики, Осип Брик – до своей смерти в 1945. Последние годы своей жизни в доме 3 по Спасопесковскому переулку провел первый советский нарком иностранных дел Георгий Васильевич Чичерин.

По данным «Мемориала», по меньшей мере 10 жильцов этого дома были в разное время репрессированы. Четверым из них мы сегодня устанавливаем памятные знаки.

Александр Гаврилович Шляпников родился в 1885 году в Муроме в семье старообрядцев, его отец был плотником. Сам Александр получил лишь начальное образование, но активно занимался самообразованием. Более 16 лет работал токарем по металлу на заводах России, Франции, Германии и Англии (в эмиграции). Член РСДРП с 1901 года, большевик. Участник революции 1905-1907 годов. Несколько раз был арестован, в 1907 году участвовал в работе Петербургского комитета РСДРП(б). В годы эмиграции (1908–1914) Александр Гаврилович был также членом Французской социалистической партии и Социал-демократической партии Германии. В 1914–1916 годах он неоднократно приезжал в Россию, где находился на нелегальном положении, а в 1916 году возглавил Русское бюро ЦК, вел интенсивную переписку с Лениным.

А.Г. Шляпников
В дни Февральской революции Шляпников – единственный член ЦК, активно принимавший участие в  петроградских событиях. Член Петроградского комитета РСДРП(б), с момента создания Петроградского совета рабочих депутатов – член его исполкома, член ВЦИК первого созыва, член Центрального совета фабзавкомов. Председатель ЦК Петроградского, а с июня 1917 года и Всероссийского союза рабочих-металлистов. Один из организаторов Красной гвардии.
После Октябрьской революции Александр Гаврилович стал наркомом труда в первом Советском правительстве, с ноября 1917 года по совместительству работал еще и наркомом торговли и промышленности.
После Х съезда РКП(б), на котором он был избран в ЦК, Шляпников возглавил Комиссию ЦК по улучшению быта рабочих (1921–1922 годы), входил в состав центральной комиссии по проверке и чистке партии, принимал активное участие в дискуссиях о роли и месте профсоюзов.
В 1920 году Александр Гаврилович стал одним из лидеров “Рабочей оппозиции”, в которую входили А.М. Коллонтай, С.П. Медведев и другие, отстаивал взгляды, оппозиционные официальной власти, курсу большевистского руководства на централизацию производства и «отстранение рабочего класса от управления предприятиями».
В последующие годы (до лета 1933 года) Шляпников находился на хозяйственной и дипломатической работе: член редколлегии Госиздата, советник полпредства СССР во Франции, председатель правлений объединений «Металлоимпорт», «Росметизпром». Последним местом работы Шляпникова стал Госплан РСФСР,  где он был членом Президиума и заведовал строительным сектором.
17 июня 1933 года решением комиссии по чистке ячейки ВКП(б) Госплана РСФСР Шляпников был исключен из партии, хотя еще несколько месяцев формально числился членом Президиума Госплана. В конце марта 1934 года Александр Гаврилович был сослан на строительство Беломорско-Балтийского канала на Кольском полуострове, но через две недели его вернули из ссылки в Москву.
В мемуарных заметках, написанных после возвращения из ссылки, Александр Гаврилович пишет: “Утром выходил на станции Кемь, напомнившую мне своим названием железнодорожную станцию и городок в Финляндии, в котором я укрывался в 1915 году, при переходе границы из Швеции, имея с собой партийные директивы и революционную литературу. Поистине, сколько прожито и сколько пережито: член ЦК РСДРП(б), уполномоченный на организацию руководящего центра в России и пр. и пр. – травимый и гонимый через 20 лет «людьми», захватившими руководство «ленинизмом», партией, кичащейся своими достижениями на фоне мировой реакции, но усиленно скрывающей истинное положение рабочего класса и деревенской бедноты, вернее «колхозной» бедноты. Хорошая страница для будущего романа или романа будущего».
Вернувшись из краткосрочной ссылки, Шляпников так и не смог устроиться на работу и жил на иждивении жены. Единственным источником дохода в последние месяцы перед арестом стала продажа личных вещей, например, иностранного набора слесарных инструментов, которые он бережно хранил со времен вынужденной эмиграции.
Повторно Александра Гавриловича арестовали 2 января 1935 года по сфальсифицированному делу так называемой «московской контрреволюционной организации – группы «рабочей оппозиции», по которому проходило еще 17 человек. При этом Шляпникову было предъявлено обвинение в том, что, будучи одним из руководителей «Рабочей оппозиции», он вел подпольную антисоветскую подрывную деятельность, в частности, будто бы создал и возглавил контрреволюционные группы «рабочей оппозиции» в Москве, Омске и Ростове.
26 марта постановлением ОСО при НКВД СССР Шляпников был заключен на пять лет в лагерь особого назначения. Содержался в Верхне-Уральском политизоляторе. 10 декабря 1935 года наказание было заменено ссылкой в Астрахань. Но там 2 сентября 1936 года Александр Гаврилович снова был арестован и на этот раз приговорен к высшей мере наказания по обвинению в контрреволюционной террористической деятельности. Расстрелян в возрасте 52 лет в день оглашения приговора ровно через год после ареста – 2 сентября 1937 года. Реабилитирован в 1963 году.

Георгий Ипполитович Ломов-Оппоков (А. Ломов – литературный псевдоним) родился в 1888 году в Саратове в дворянской семье. Его отец был управляющим Саратовского губернского банка, дед – священником. В 13 лет примкнул к революционному движению, активно посещал социал-демократические кружки. В 15 лет вступил в РСДРП, после раскола остался с большевистским крылом партии. В 1905-1907 годах вел партийную работу в Саратове, Петербурге, Иваново-Вознесенске, был членом местных комитетов РСДРП, участником боевых дружин и пропагандистом. Тогда же начал писать репортажи и статьи для “Новой Жизни”, “Саратовской Волны”, печатался в газете “Школа и Жизнь”. В 1909 году Георгий Ипполитович возглавил Петербургский комитет партии, параллельно учился в Петербургском университете на юридическом факультете.

Г.И. Ломов-Оппоков
В 1910 году Ломов-Оппоков был сослан в Архангельскую губернию под гласный надзор полиции. Помимо работы среди рабочих лесопильных заводов и ссыльных он серьезно увлекся полярными исследованиями, участвовал в научных экспедициях по Северному Ледовитому океану, в том числе на полуостров Канин и на Новую Землю. В 1913 был амнистирован в связи с празднованием 300-летия царствования Дома Романовых. В том же году Георгий Ипполитович экстерном окончил экономическое отделение юридического факультета Петербургского университета. В 1914 году опять арестован и сослан в Саратов, где ведет агитацию среди рабочих Саратова и в обществе "Маяк", издает первую легальную антивоенную большевистскую газету "Наша газета". В 1916 году – опять арест и вновь ссылка – теперь в Иркутскую губернию.
После Февральской революции Ломов-Оппоков вернулся в Москву, где стал заместителем председателя Моссовета. После Октябрьской революции, которую он встретил в Петрограде, Георгий Ипполитович стал членом Московского военно-революционного комитета. В первом Советском правительстве занял пост наркома юстиции, но пробыл на этом посту недолго. В дискуссии о Брестском мире Ломов-Оппоков занял сторону “левых коммунистов” и выступал резко против заключения мирного договора.
В 1918-21 Георгий Ипполитович – член Президиума и заместитель председателя ВСНХ, руководил топливным сектором и одновременно был председателем комитетов внешней торговли, концессий и печати. Затем переехал на Урал, где также занимал ряд руководящих постов. С 1923 по 1926 годы возглавлял Нефтесиндикат, который занимался сбытом нефти и нефтепродуктов на внешних рынках. В 1926 году Ломов-Оппоков был направлен на Украину, где возглавил трест "Донуголь". С 1929 года он – член Президиума ВСНХ СССР, в 1931-33 годах – заместитель председателя Госплана СССР. В 1933 году участвовал в подготовке экспедиции Шмидта на пароходе «Челюскин».
Георгий Ипполитович был арестован 25 июня 1937 года по обвинению в правооппортунистической деятельности. Через два с половиной месяца – 2 сентября 1937 года – он был приговорен к высшей мере наказания по обвинению “во вредительстве и участии в контрреволюционной террористической организации”. Расстрелян в тот же день.
Жена Георгия Ипполитовича, Наталья Григорьевна, была арестована 16 июля 1937 года и приговорена к восьми годам исправительно-трудовых лагерей за то, что не донесла о “преступной деятельности” мужа. Заключение отбывала в Томском лагере ЧСИР (членов семьи изменников родины).
После расстрела Ломова-Оппокова его дети с бабушкой были выселены из просторной кооперативной квартиры в комнату в коммуналке. В 1939 году была арестована и дочь Георгия Ипполитовича, Нина: осуждена на три года лагерей с последующим поражением в правах и запретом на проживание в областных и районных центрах.
Георгий Ипполитович Ломов-Оппоков реабилитирован в 1956 году, его жена – двумя годами ранее.
Заявку на установку мемориального знака Ломову-Оппокову подал его сын, Юрий Георгиевич.


Б.А.Губер
Борис Андреевич Губер родился в 1903 году в селе Каменка Киевской губернии. Отец Бориса до революции управлял помещичьими и казенными имениями на юге России, а с 1918 года заведовал совхозами в Московской и Тверской губерниях. Борис учился в Царицынской гимназии, а после начала Первой мировой войны – в Вольском кадетском корпусе. С 14 лет начал писать стихи.С 1918 года Губер жил в Карачарово Тверской губернии, где организовал любительский театр. В 1920 году вступил добровольцем в Красную Армию. После демобилизации работал учителем, библиотекарем, разнорабочим. В Карачарово Борис Андреевич познакомился с Валентиной Витальевной Герн, женой директора санатория «Карачарово», в салоне которой бывали поэты-символисты. Здесь он сблизился с Евгением Замятиным и участниками группы «Серапионовы братья». Встречи в салоне Герн сыграли значительную роль в становлении Губера как поэта и прозаика.
Первое стихотворение Губера было напечатано в журнале «Красный артиллерист» в 1921 году. В 1922 году он начал писать роман «Врид», окончательно перешел на прозу в 1924-м. Тогда же Борис Андреевич переехал в Москву и примкнул к литературной группе "Перевал", был близким другом основателя группы писателя Александра Воронского. В группу в разное время входили Иван Катаев, Андрей Платонов, Михаил Пришвин и др.
В 20-е годы у Губера выходит ряд книг: «Шарашкина контора» (1924), «Джаир» (1926), «Соседи» (1926), «Известная Шурка Шапкина» (1926), «Неспящие» (1931), «Бабье лето» (1934), «Апрель» (1936) и др.
В середине 30-х годов Борис Губер и некоторые члены «Перевала» посещали литературный салон Евгении Соломоновны Хаютиной, жены главы НКВД Николая Ежова. Это знакомство сыграло роковую роль в жизни Губера: его и других членов «Перевала» обвинили в попытке убить Ежова. Их план якобы заключался в том, что когда Ежов придет с работы и пройдет в свою комнату, Борис Губер должен открыть входную дверь «боевику», а тот – убить наркома.
20 июня 1937 года Борис Андреевич Губер был арестован. Тогда же задержали и Александра Воронского, Ивана Катаева, Николая Зарудина. Менее чем через месяц все они были приговорены к высшей мере наказания за «участие в контрреволюционной террористической организации» и расстреляны в один день – 13 августа 1937 года. Захоронены в общей могиле №1 на Донском кладбище.
Борис Андреевич Губер, как и его “подельники”, был реабилитирован в 1956 году. Дату и обстоятельства смерти Бориса Губера родные узнали только в 1991 году.

Иосиф Аронович Поляков родился в 1887 году в городе Ромны Сумской области. В молодые годы вступил в РСДРП, примкнул к меньшевикам, с 1918 года – член ВКП(б). Учился самостоятельно и в партийных школах, знал немецкий язык. В 1920-е годы работал в Наркомате внешней торговли, в торгпредстве Советской России в Англии и Германии.


И.А. Поляков с младшим сыном
И.А. Поляков

В 1934 году Иосиф Аронович участвовал в организации спасения челюскинцев. Вот что об этом пишет в своих воспоминаниях один из участников спасательной операции: “Наступает утро 17 марта. Мы стоим у самолетов, застывших на льду Амура. Последние приветствия, пожелания удачи, и в 10 часов 20 минут три самолета один за другим стартуют на Николаевск-на-Амуре. Нас провожает пилот Иванов с начальником Дальневосточного управления (гражданского воздушного флота) т. Поляковым.
Погода неважная: снегопад, туманная мгла, иногда видимость пропадает, и ориентироваться по незнакомой трассе очень трудно. Помогает самолет тт. Иванова и Полякова, идущий впереди звена. Через 7 часов 20 минут прибываем в Николаевск-на-Амуре, заправляем самолеты. На утро запрашиваем погоду из Аяна и Охотска. Сводку получаем плохую: видимости нет, а у нас, в Николаевске снегопад”.
В 30-е годы Иосиф Аронович участвовал в восстановлении сахарной промышленности в СССР, был руководителем одного из первых заводов по переработке сахарной свеклы в Воронеже.
К моменту ареста в апреле 1937 года Иосиф Аронович работал заместителем начальника строительства пивоваренного завода в Горьком.
Через полгода после ареста – 20 сентября 1937 года – Поляков был приговорен к высшей мере наказания за “участие в контрреволюционной террористической организации” и расстрелян в тот же день.
Дочь Полякова, Мария Иосифовна, с 1935 по 1950-е годы работала в ГРУ, была нелегальным резидентом советской разведки в Германии в Швейцарии, дослужилась до звания подполковника военной разведки. Умерла в 1995 году.
Старший сын, Арий Иосифович Поляков, также был репрессирован, но выжил, в отличие от отца. Его арестовали в апреле 1938 года, когда он учился на пятом курсе Военной академии имени Жуковского. Арий был одним из первых советских альпинистов, в 1937 году руководил восхождением команды Красной Армии на пик Ленина. После ареста и до 1954 года отбывал наказание в разных лагерях, участвовал в строительстве Норильского горно-металлургического комбината, сооружавшегося силами заключенных ГУЛАГа. Позже был реабилитирован.
Младший сын, Соломон Иосифович, студент географического факультета МГУ, вступил в Народное ополчение и погиб в 1941 году в окружении под Вязьмой.
Иосиф Аронович Поляков был полностью реабилитирован в сентябре 1956 года за отсутствием состава преступления.

20 марта 2016 года у дома 3 в Спасопесковском переулке состоялась церемония открытия четырех табличек «Последнего адреса».


Фото: Давид Крихели

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о шестерых репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.