Санкт-Петербург, ул. Маяковского, 4
На карте

| 19.02.2017
Дом №4 по улице Маяковского (Надеждинской) был построен в 1865 году архитектором А. К. Бруни. В доме ничего примечательного не располагалось, разве лишь в 1879 году здесь какое-то время проживал Петр Чайковский.

До февраля 1938 года в этом доме жил чистильщик сапог, ассириец Хане Авдышевич Барыкша.

По данным Мартиролога ленинградских ассирийцев, Хане (Ханна) Авдышевич Барыкша родился в 1890 году в области Джилу, Ванского вилайета Турции. Историческая область Джилу расположена в Верхней Месопотамии. До турецкого геноцида православных армян и ассирийцев в 1915 году эта область являлась местом проживания ассирийского племени джилва, здесь находилось 20 ассирийских деревень. После изгнания ассирийцев большинство населения области стали составлять курды. Ассирийские беженцы из Джилу раскиданы по различным странам: Ирак, Сирия, Иран, Грузия, Армения, Россия, Ливан, США, Австралия.
Из данных архивного следственного дела известно, что Хане Барыкша до 1917 года жил в Греции, работал грузчиком в порту Пирей.
В 1920 году он прибыл легально в Советскую Россию. Два года жил в Армавире, а затем выехал обратно в Грецию, но не попал туда, а в составе большой группы беженцев-ассирийцев из Константинополя был отправлен турецкими властями во Францию, в Марсель. Турецким властям необходимо было освободить занимаемые беженцами-ассирийцами военные бараки для размещения собственных войск. Хане Барыкша три года прожил в Марселе, где работал грузчиком на железной дороге. Согласно данным, которые Барыкша предоставил следствию в 1938 году, в Марселе из его родственников осталась жить его племянница Эстер Шит, учащаяся в рукодельной школе. В 1938 году ей было 19 лет.
Сам Барыкша в 1926-27 годах во второй раз приехал в СССР. В 1929 году он получил советское гражданство.
В первый раз Хане Барыкша был арестован в 1937 году. Тогда за «скупку краденного» его приговорили к трем месяцам тюрьмы.
Вероятно, в 1920-х Хане Барыкша женился, его молодая жена Мария Павловна родилась в 1906 году, после замужества взяла фамилию Барыкша. В семье к 1938 году было пятеро дочерей: Элишва (14 лет), Татьяна (12 лет), Тамара (10 лет), Елена (4 года) и Маргарита (2 года). Согласно архивным данным, других родственников в Ленинграде у Барыкши не было.
Образования Барыкша не получил, он был малограмотным. К моменту ареста в 1938 году 48-летний Хане Барыкша работал чистильщиком обуви в артели «Труд-ассириец». К середине 1930-х годов в Ленинграде проживало около 250 взрослых мужчин-ассирийцев с семьями. Ассирийцы, как правило, почти все были связаны между собою узами родства, свойства, землячества. Большая часть ассирийцев работала так называемыми «холодными сапожниками»: чтобы чистить и ремонтировать горожанам обувь, не требовалось ни помещений, ни оборудования, ни умения хорошо говорить по-русски. Они работали на многочисленных стоянках в центре города и входили в артель «Труд-Ассириец». На собраниях артели они периодически встречались и хорошо знали друг друга.


Правление артели «Труд-Ассириец» совместно с группой лучших ударников производства.
Ленинград, 1937 год. Фотография Хане Барыкши

Большой террор 1937-1938 годов не обошел стороной ассирийское сообщество Ленинграда. Аресты ассирийцев производились и в 1937 году, но с началом 1938 года они стали более массовыми. Ассирийцы «проходили» по так называемой «иранской операции», директива о проведении которой была дана НКВД СССР 29 января 1938 года. Уже в ночь с 4 на 5 февраля 1938 года по всему СССР было арестовано множество ассирийцев, в Ленинграде в эту ночь задержали 40 ассирийцев, среди которых был и Хане Барыкша.
Оперуполномоченный 9-го отделения 3-го отдела УНКВД ЛО сержант Тумаков опрашивал Барыкшу дважды — 15 и 16 февраля. В обвинительном заключении, подписанном сотрудниками 3-го отдела УНКВД ЛО Тумаковым, Берлиным и его начальником Перельмутром, утвержденном 14 апреля 1938 года заместителем начальника УНКВД ЛО Гариным, Хане Барыкша был обвинен в «проведении контрреволюционной работы против Советского правительства и террористических намерениях в отношении руководителей ВКП(б)», то есть в преступлениях по ст. 58-8-10 УК РСФСР. Хотя в обвинительном заключении предлагалось рассмотреть его дело по 2-й категории (то есть с осуждением к лагерному сроку), постановлением т.н. «двойки» — Комиссии НКВД и Прокурора СССР — от 2 сентября 1938 года Хане Барыкша был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 1 октября 1938 года в Ленинграде. Акт о расстреле подписан комендантом УНКВД ЛО А.Р. Поликарповым.
В этот же день, 1 октября 1938 года, в Ленинграде было расстреляно 19 ассирийцев. Их имена и биографические статьи о них приведены в издании «Мартиролог ленинградских ассирийцев (1931–1938)», СПб, 2012. Все они были реабилитированы.
Хане Барыкша был реабилитирован в 1989 году.
В августе 2000 года на мемориальном кладбище «Левашовская пустошь» силами ассирийской общины Санкт-Петербурга был установлен памятник с именами ленинградских ассирийцев, расстрелянных и умерших в лагерях ГУЛАГа.
19 февраля 2017 дома жители дома № 4 по улице Маяковского установили табличку в память о жившем здесь Хане Барыкше.


Фото: Инициативная группа «Последнего адреса» в Санкт-Петербурге
***
База данных «Мемориала» содержит сведения о еще одном  репрессированном, проживавшем в этом доме – портном Борисе Устиновиче Сташесе. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки ему мемориального знака, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.