Санкт-Петербург, 11-я линия В. О., 42

| 05.06.2016
Дом №42 по 11-й линии Васильевского острова был построен в классицистических чертах в 1820-е годы. Тогда были возведены первые два этажа. Третий же этаж появился через 60 лет стараниями архитектора Александра Эрбера, работавшего по заказу купчихи М. Рейхель, которая открыла в части строения производство биноклей и лорнетов.

В этом доме до выселения и конфискации имущества жила семья Митрофана Михайловича Лободы. Во время войны часть здания, где была квартира М. М. Лободы, была разрушена попаданием снаряда. Его дочь Татьяна, которой в момент ареста отца было 9 лет, подходила тогда к дому и смотрела на уцелевший абажур и остатки голубых обоев в разбитой квартире. Жена Митрофана Лободы Вера к тому времени вслед за мужем была репрессирована, находилась в колымских лагерях, в совхозе Эльген в бухте Нагаева.

Митрофан Михайлович Лобода родился в 1900 году, учился на физико-математическом факультете Петербургского университета. Как вспоминает дочь Татьяна, Митрофану Лободе «приходилось работать в ГИПХ – Государственном институте прикладной химии и ВНИИ алюминиевой и магниевой промышленности. Из ГИПХа он был командирован на Волховстрой и большую часть времени проводил там. Шла напряженная работа по созданию первых образцов отечественного алюминия из нефелинов…
После убийства Кирова на комбинате воцарилась атмосфера страха, доносительства и стукачества, сотрудники исчезали бесследно, главными действующими лицами на комбинате стали сержанты НКВД с четырехлетним школьным образованием. Такая же безысходность и беспомощность царила в парадной, где жили ведущие специалисты комбината».
18 мая 1937 года арестовали и Митрофана Михайловича. Следователи сшили дело по обнаружению «контрреволюционной троцкистско-зиновьевской, диверсионно-вредительской организации на Волховском алюминиевом заводе», в которую вошел костяк сотрудников предприятия. В обвинительном заключении по ст. 58-7-8-9-11 утверждалось, что Лобода «с вредительской целью пускал в производство боксит без анализа, не фильтровал алюминиевые растворы, в результате чего технологический процесс расстраивался, а оборудование аппаратуры разрушалось. На протяжении трех лет уничтожал умышленно дефицитный продукт – соду, спуская ее в канализацию…» Итогом приговора стал расстрел, приведенный в исполнение 25 августа 1937 года.
В 1951 году родные Митрофана Михайловича получили официальную справку о том, что он умер от сердечной недостаточности. Вера Александровна никогда не говорила с дочерью об ужасе, который не покидал ее всю жизнь, она даже не подала заявления на свою реабилитацию. Отсидев положенный срок, она вычеркнула эти годы из своей жизни и не хотела, чтобы жизненная травма коснулась дочери. Зарегистрированное вранье о смерти мужа и отца, полученное на официальном бланке с государственной печатью, было очередным шоком.
И лишь в 1957 году «по вновь открывшимся обстоятельствам» приговор в отношении Митрофана Михайловича Лободы был отменен, а дело прекращено «за отсутствием состава преступления».

5 июня 2016 года «Последний адрес» разместил на Васильевском острове табличку памяти Митрофана Михайловича Лободы.

Фото: Инициативная группа «Последнего адреса» в Санкт-Петербурге

***
Книга памяти "Ленинградский мартиролог" содержит сведения о еще троих  репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.