Пермь, ул. Барамзиной, 42/3

| 18.06.2016
В 1930-е годы близ станции Пермь Вторая был построен небольшой поселок для работников железной дороги, именовавшийся «Железнодорожный». Город рос, развивался… Уже после войны поселок передал свое название другому поселку, а сам разделил и до сих пор разделяет новое название – микрорайон Парковый. Микрорайон Парковый – это современные жилые кварталы, огромные торговые центры, и, кажется, прежние дома никак не вписываются в новую жизнь микрорайона, их постепенно сменяют многоквартирные корпуса. Один из таких многоквартирных домов расположен по ул. Барамзиной, 42/3. На его месте раньше стояло небольшое деревянное строение.

В списке «Мемориала» есть имя, связанное с домом, который был здесь расположен, – Леонид Михайлович Косарев. Заявку на установку мемориальной таблички «Последнего адреса» прислал его племянник, Михаил Владимирович Косарев.

Леонид Михайлович Косарев родился в 1900 году в городе Глазове (ныне – Удмуртская республика) в семье служащих. Уже в 1901 году семья переезжает в Пермь (в центр города). Здесь Леонид Михайлович выучился на строителя, создал семью, воспитывал сына Виктора, трудился на железной дороге. В 1919 году несколько месяцев служил у белогвардейцев по мобилизации.
В середине 1930-х годов семья переехала в Железнодорожный поселок, дом 13, кв. 5 (улиц тогда не было), где Косарев работал начальником 1-го стройучастка станции Пермь Вторая.
9 сентября 1937 года Леонид Михайлович Косарев был арестован. Обвинения на него посыпались самые разнообразные: саботажник, вредитель, шпион в пользу Германии… Всего он был обвинен в общей сложности по пяти пунктам статьи 58 УК РСФСР: 58-6, 58-7, 58-9, 58-10, 58-11. Согласно обвинительному заключению, Косарев – «будучи враждебно настроенным против Советской власти и коммунистической партии, в 1936 году был завербован в шпионско-диверсионную организацию немецким агентом, по заданию которого проводил на транспорте диверсионно-вредительскую деятельность».
Эти обвинения перечеркнули выводы комиссии по решению конфликта вокруг срыва строительства одного из объектов, где начальником был Косарев. В августе 1937 года, всего за месяц до ареста Косарева, комиссия, побывавшая на объекте, сделала вывод: конфликт возник не по вине Косарева, а из-за сбоев в поставке стройматериалов. Но сотрудники НКВД готовы были любыми способами добывать «доказательства вины» Леонида Михайловича. Подделали даже подпись под ложными «свидетельскими показаниями» против него (что позже было официально доказано экспертами) с одной лишь целью: обвинить Косарева в срыве стройки, в шпионаже.
17 мая 1938 года постановлением Особого Совещания при НКВД СССР за «участие в шпионско-диверсионной организации и совершение крупных диверсионных актов на железнодорожном транспорте» Леонид Михайлович был приговорен к высшей мере уголовного наказания – расстрелу.
Приговор был приведен в исполнение 3 августа 1938 года.
Определением транспортной коллегией Верховного Суда СССР от 14 марта 1956 года Леонид Михайлович Косарев был реабилитирован посмертно за отсутствием состава преступления.

18 июня 2016 года на месте дома, из которого увели Леонида Михайловича Косарева, появилась табличка «Последнего адреса".

Фото: Александр Чернышов


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.