Москва, Новослободская улица, 52

| 19.06.2016
Четырехэтажный кирпичный дом № 52 по улице Новослободской был построен в 1888 году.
Согласно данным «Мемориала», по крайней мере четыре жильца этого дома стали жертвами политических репрессий в 30-е годы прошлого столетия.
Одному из них мы сегодня устанавливаем мемориальную табличку.

Казимир Донатович Муран родился в 1890 году в крестьянской семье, в деревне Малые Шкипоры Двинского уезда Витебской губернии. С детства вместе с отцом он работал на земле, а в 1911 году его забрали в армию. После начала Первой мировой войны Казимир Донатович служил старшим надзирателем в военном госпитале в Москве.

В 1918 году, продолжая работать в том же госпитале, но уже завхозом, вероятно, на волне революционных настроений он вступил в ВКП(б). По его собственному признанию, до 1922 года он всего лишь числился членом партии, взносов не платил и в 1922 году механически выбыл из ВКП(б).
В 30-е годы Муран работал начальником пожарной охраны химического завода № 93, который занимался производством химического оружия: хлорацетофенона (боевое отравляющее вещество из группы слезоточивых веществ).
Казимир Донатович был арестован 11 января 1938 года как участник «латышской контрреволюционной националистической фашистской организации, существовавшей при латышском клубе в Москве и созданной по заданию латвийских разведывательных органов», члены которой «вели подрывную террористическую деятельность». Дело этой никогда не существовавшей организации было сфабриковано НКВД, и по подозрению в участии в ней были арестованы многие люди, вся вина которых состояла в том, что они были латышами или вели свое происхождение из Латвии. Кроме того, все они были действующими или бывшими членами ВКП(б).
На первых допросах Муран свою вину категорически отрицал, но затем стал давать признательные показания. Причины этого совершенно очевидны. Когда в 1939 году после ареста Ежова были арестованы и его подчиненные, в частности, ведшие это дело, один из них в показаниях писал: «Я спросил Ежова, как практически реализовать его директиву о раскрытии антисоветского подполья среди латышей. Он мне ответил, что стесняться отсутствием конкретных материалов нечего, а следует наметить нескольких латышей из членов ВКП(б) и выбить из них необходимые показания». Другой арестованный рассказывал: «Фриновский (замнаркома НКВД – ред.) рекомендовал мне в тех случаях, если не удастся получить признания от арестованных, приговаривать их к расстрелу даже на основании косвенных свидетельских показаний и даже непроверенных агентурных материалов».
«С этой публикой не церемоньтесь, их дела будут рассматриваться альбомным порядком. Надо показать, что латыши, поляки и другие, состоящие в ВКП(б), шпионы и диверсанты», – инструктировал своих подчиненных Ежов. Жертвой этого «инструктажа» пал и Казимир Донатович Муран.
В обвинительном заключении говорилось: «Муран обвиняется в том, что он являлся членом латышской контрреволюционной фашистской националистической организации, был руководителем подрывной диверсионной группы на заводе № 93, создал на заводе условия, грозившие авариями, и готовил диверсионный акт по выводу завода № 93 из строя». В частности, Муран обвинялся в том, что «им было дано указание врыть в землю три цистерны с горючим в 3-4 метрах от железнодорожной линии и по близости от кислородной станции, чтобы при удобном случае произвести взрыв и вывод ряда цехов из строя».
15 февраля 1938 года Казимир Донатович был приговорен Комиссией НКВД СССР и прокурора СССР за «участие в контрреволюционной латышской фашистской организации, подготовку диверсионного акта на заводе № 93» к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 28 февраля 1938 года.
В 1956 году Казимир Донатович Муран был полностью реабилитирован за отсутствием состава преступления.

19 июня 2016 года на доме 52 по Новослободской улице появилась табличка «Последнего адреса».

Фото: Константин Петров

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о троих репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.