Москва, 4-й Новоподмосковный переулок, 3

| 19.06.2016
Пятиэтажный кирпичный дом № 3 по Новоподмосковному переулку был построен в 1939 году.
В этом доме в середине прошлого века жил студент Московского технологического института пищевой промышленности Евгений Зиновьевич Гуревич, которому сегодня мы устанавливаем мемориальную табличку.
В истории проекта «Последний адрес» это первый случай, когда мемориальный знак устанавливается в память о человеке, репрессированном уже относительно поздно, в последние годы существования сталинского режима.

Евгений Зиновьевич Гуревич родился в 1931 году в Днепропетровске. Отец был экономистом, участвовал в Великой Отечественной войне, мать была служащей. Большое влияние на взгляды Гуревича оказал его дядя Самуил Абрамович Толчинский, который вел с ним откровенные разговоры. Кроме того, еще 1948 году Гуревич столкнулся с государственным антисемитизмом – его знакомых не приняли в вуз, сам Гуревич в 1949 году из-за своей национальности не был принят на исторический факультет московского Педагогического института им. Потемкина.

Летом 1950 года Евгений Гуревич познакомился с Борисом Слуцким. Они оба хотели поступить на философский факультет МГУ. Гуревича вновь не приняли, в результате он поступил на экономический факультет Московского технологического института пищевой промышленности.

Евгений Гуревич
В августе 1950 года Гуревич и Слуцкий создали подпольную группу «Союз борьбы за дело революции» (СДР). В манифесте организации Гуревич писал, что «все провозглашаемые свободы – фикция, и в стране не рабочая демократия, а жесточайшая диктатура».
Друг Гуревича и член Организационного комитета СДР Владимир Мельников вспоминает: «После каждой встречи с Борисом Женя приходил ко мне необыкновенно возбужденным, и мы продолжали разговор, менялись местами в споре, перехватывали аргументацию, доказывали, соглашались и опять спорили. В этих спорах и родилась истина. Мы вдруг обнаружили, что под нерушимой стеной нет фундамента, весь бетон, вся арматура сталинизма висит в воздухе и поддерживается только штыками. Бог был повержен. Казалось, что надо только «взяться за руки».
А вот что пишет в своих воспоминаниях «История одной семьи» еще один член СДР, Майя Улановская: «Женя был невысокий, худенький, красивый мальчик с живыми насмешливыми глазами. Он поразил нас своей эрудицией и, конечно, покорил наши сердца… Мы с увлечением слушали рассказы Жени о том, какая это интересная и важная наука (философия – ред.), и с восторгом согласились, когда он предложил организовать философский кружок. К первому занятию, которое состоялось у меня дома, мы прочли «10 дней, которые потрясли мир» Джона Рида, «Государство и революция» Ленина и 4-ю главу «Краткого курса истории ВКП(б) с изложением основ марксистской философии…
В самом деле, философия оказалась интересной наукой, потому что разговор наш, в основном, шел об арестах, тюрьмах и тяжелом положении народа. Сталин, которого Женя непочтительно называл «дядя Джо», вовсе, оказывается, не великий человек (мне и отец об этом говорил), то ли дело Ленин! Наконец, я спросила: «Как же с этой несправедливостью бороться?» И Женя загадочно ответил, что бороться можно, что есть люди, которые на все готовы… И когда он на следующий день предложил мне вступить в организацию, которая ставит своей целью борьбу с существующим несправедливым строем, за возврат к ленинским нормам, я без колебания согласилась».
19 января 1951 года Гуревич, как и другие члены организации был арестован. Арестованы были и его отец и мать.
Существование реальной подпольной группы было большой удачей для следователей, и они раздули дело, назвав организацию и еврейской, и националистической, и террористической.
Из протокола осмотра дела «Союза борьбы за дело революции" от 28 июля 1951 года (документ можно посмотреть на сайте фонда Александра Яковлева по ссылке http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/69222): «Гуревич Евгений Зиновьевич на допросах в УМГБ Московской области признал, что являлся одним из активных участников антисоветской молодежной организации, именуемой «Союзом борьбы за дело революции». На допросе 1 февраля 1951 года, признав себя виновным, Гуревич показал: «В конце октября 1950 года на сборище моих единомышленников, которые происходили на квартире у Слуцкого Бориса по Манежной улице, в разговоре о выпуске антисоветских листовок я высказал мысль о создании террористической группы. Я заявил, что создание и руководство этой террористической группы беру на себя… На том же сборище, где я заявил о создании «террористической группы», в ответ на вопросы Слуцкого Бориса, против кого бы я прежде всего предпринял злодейский акт, я назвал фамилию одного из руководителей ВКП(б)».
Евгений Гуревич признал себя виновным «еще в том, что после спора со своими единомышленниками Слуцким Борисом и Фурманом Владиленом по причине непризнания моих так называемых тезисов я создал антисоветскую группу, названную мною «Группой освобождения рабочего класса» и вовлек в эту группу Мельникова Владимира, Рейф Аллу и Улановскую Майю. Совместно с этими единомышленниками я готовил выпуск антисоветской газеты, лично написал для этой газеты статьи, в которых высказывал свои враждебные взгляды на советский строй и злобные выпады в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства»».
10 февраля 1951 года следственное дело по обвинению Гуревича было передано в Следственную часть по особо важным делам МГБ СССР.
Из решения Верховного суда СССР о пересмотре дела (1956 год): «Участники этой организации ставили свой целью свержение существующего в СССР строя путем вооруженного восстания и совершения террористических актов над руководителями Советского правительства и КПСС».
В ночь с 13 на 14 февраля 1952 года 16 членам СДР и их знакомым был вынесен приговор. Военной коллегией Верховного суда СССР Евгений Гуревич (вместе с Борисом Слуцким и Владиленом Фурманом) был приговорен к высшей мере наказания за измену Родине. Приговор был приведен в исполнение 26 марта 1952 года, прах захоронен на Донском кладбище.
Еще десять членов организации были приговорены к 25 годам заключения, трое – к 10 годам.
В 1956 году по заявлению родных дело о СДР было пересмотрено, и приговоры были изменены: троим расстрелянным, в том числе и Гуревичу, посмертно (!) расстрел был заменен на срок 10 лет, остальным фигурантам дела сроки были сокращены до 5 и 3 лет. Реабилитация пришла лишь в 1989 году. Тогда же стала известна точная дата гибели Гуревича, Слуцкого и Фурмана.
Заявку на установку таблички «Последнего адреса» подали все оставшиеся в живых члены СДР и их родственники.

19 июня 2016 года табличка появилась на стене дома по 4-му Новоподмосковному переулку.

Фото: Сергей Пархоменко


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.