Москва, Большая Грузинская, 36А, строение 5

| 03.07.2016
Дом № 36А, строение 5 был построен в 1914 году. В этом доме с декабря 1937 года до начала 1960-х годов годах жила семья Тольских. Одному из членов семьи мы сегодня установили мемориальную табличку.

Евгений Павлович Тольский родился в 1897 году в городе Умань. В 1912 году начал давать частные уроки. В 1916 году был призван в царскую армию. В феврале 1917 года он вступил в ВКП(б).

Затем Евгений Павлович работал в уездном ревкоме в городе Сквира (Украина), служил в РККА в 1919-21 годах. Начав службу простым красноармейцем, закончил ее одним из руководителей 9-й Кубанской Армии. В боях был ранен в ногу при взятии Царицына и контужен в голову.
В 1921 году Тольский был награжден орденом Боевого Красного Знамени и уволен из армии. Был делегатом I съезда Советов от Кубанской губернии.
В 1921-23 годах Евгений Павлович был председателем Черноморского окружного исполкома в Новороссийске., затем комиссаром корпуса Западного округа.
В 1924 году Тольский поступил в Военно-техническую (артиллерийскую) Академию РККА в Ленинграде, которую окончил в 1929 году. Затем работал директором ряда военных заводов под Москвой (заводы № 8, № 75 и др.).
В 1933 году семья переехала в Дмитров, где Евгений Павлович и его жена Ольга Ивановна Тольская начали работать на строительстве канала Москва-Волга. Тольский получил должность помощника главного инженера строительства. В семейном архиве сохранился указ 1937 года о награждении Тольского орденом Трудового Красного Знамени и Тольской – орденом Знак Почета. «Тогда это много значило. Идешь по улице с мамой, а все оглядываются. Платили за ее орден 10 рублей в месяц, и вход в трамвай был с первой площадки», – вспоминает сын Тольского Владимир Евгеньевич.
В 1937 году семья вернулась в Москву и получила ордер от Наркомата оборонной промышленности на новую четырехкомнатную квартиру по адресу Большая Грузинская, дом 36а. Тогда же Тольский стал начальником главного управления Наркомата оборонной промышленности (НКОП), а в 1939 году был переведен на должность главного инженера в одно из подразделений Наркомата флота.
К моменту ареста Тольский работал начальником технического отдела Наркомата боеприпасов СССР в звании военного инженера 1-го ранга.
Евгения Павловича арестовали 1 ноября 1940 года во время командировки. «Одной из причин ареста, возможно, было то обстоятельство, что он писал письма Сталину в защиту тех ранее осужденных, которых лично знал Сталин, и они воевали с ним на фронте, – вспоминает сын Тольского. – Копии этих писем отобрали у нас, когда был обыск в квартире в 1940 году. В те годы самой жестокой была тайная политическая Сухановская тюрьма. Об изощренных пытках там ходили страшные легенды. Отец попал в эту тюрьму».
Через 8 месяцев – 8 июля 1941 года – Евгений Павлович Тольский был обвинен в участии в контрреволюционной террористической организации и приговорен к высшей мере наказания.
«Мы с сестрой Ириной в начальный период правления Ельцина ознакомились в КГБ с личным делом отца. И тогда я понял, что такое бессонница. Надо иметь крепкие нервы, чтобы дочитать такие личные дела до конца. Сначала «легкая» разминка, халатное отношение к работе, потом показываются состряпанные документы, полученные при пытках людей, ранее осужденных. Из них следовало (это под пытками подписали пять арестованных ранее сотрудников Наркомата), что отец был участником троцкистско-фашистского заговора. После чего начинаются такие пытки, что любой живой человек перестает на половину им быть и в этом состоянии все подписывает и со всем соглашается», – пишет Владимир Евгеньевич.
Приговор – расстрел был приведен в исполнение 30 июля 1941 года.
«Мы все ждали, что будет с мамой… Если бы маму арестовали, то мы попали бы в детдом. Была очень напряженная обстановка. Семья была большая: трое детей, бабушка и домработница с сыном. Мама тогда работала заместителем начальника Управления снабжения города Москвы. Нам представляется, что ее спас председатель Моссовета М.А. Яснов, который взял маму на работу в самом начале войны в специальный штаб – он занимался организацией эвакуации детей из Москвы через школы, – вспоминает Владимир Евгеньевич. – …Наша мама очень тяжело пережила арест отца, все семейные идеалы старших Тольских, в которые они так верили в 1920-е годах, рухнули окончательно. Мама уже не хотела вообще жить, заболела. Мама которую мы, дети, обожали, сломалась. Были очень трудные голодные годы после войны, мама уже толком не могла работать. Она говорила: « … Вот поставлю на ноги младшего и всё….» Я начал учиться в техникуме в 1947 году. Мама умерла в 1952-м, от инсульта, ей было всего 49 лет». Она так и не узнала правды о судьбе своего мужа.
Евгений Павлович Тольский был реабилитирован в 1955 году.

3 июля 2016 года «Последний адрес» повесил на дом табличку памяти Е.П. Тольского.

Фото: Александр Степанов

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о четверых репрессированных, проживавших, предположительно, в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.