Москва, Смоленский бульвар, 17, строение 1

| 31.07.2016
Дом № 17 по Смоленскому бульвару сохранил контуры усадьбы конца XVIII века, принадлежавшей в свое время представителям известного московского рода Римских-Корсаковых. В глубине, за аркой находится главный дом, на бульвар же выходили два двухэтажных флигеля. В начале века усадьба принадлежала московской Земледельческой школе, которая владела и соседним участком – бывшей усадьбой фельдмаршала Каменского.
Усадьба в начале ХХ века и в 1930-е годы была сильно переделана. Так, в 1932 году оба флигеля были соединены между собой пятиэтажным зданием и надстроены на ту же высоту.
В этом доме в 1834-1980 годах жил актер и режиссер Эраст Гарин. В 1986 году на фасаде дома была установлена мемориальная доска.
Согласно базам «Мемориала», 23 жильца этого дома в 1930-х годах стали жертвами политических репрессий. Большинство из них работало в Главном управлении нефтяной промышленности Наркомата тяжелой промышленности СССР. После ареста в сентябре 1937 года начальника Главнефти Михаила Васильевича Баринова в конторе прошла волна репрессий.
Сегодня мы установили мемориальные таблички двоим из них.

Ниже мы публикуем заметку о Михаиле Васильевиче Баринове, которую прислал нам его внук, Михаил Баринов, подавший заявку на установку мемориальной таблички.


М.В. Баринов
«Михаил Васильевич Баринов родился в 1888 году в селе Дурново Саратовской губернии в многодетной крестьянской семье. Вскоре семья переехала в стремительно развивавшийся тогда Баку. Нельзя сказать, что жизнь в Баку была легкой, в семье работали все: и отец, и мать, и старшие братья – уже с 13-14 лет. Младший сын Михаил с отличием окончил русско-татарскую школу, в 13 лет тоже начал работать подручным слесаря, токарем, мастером на Балаханском нефтепромысле. Параллельно он учился на механическом факультете Бакинского технического училища. Училище закончил в 1910 году. В возрасте 16 лет Михаил вступил в РСДРП. Однако несмотря на то, что он стал большевиком так рано, ни по какой «партийной линии» после революции и Гражданской войны он идти не захотел. Его жизнь была целиком посвящена тому, что он знал и умел – нефтяному делу. Надо было восстанавливать и развивать практически разрушенное войной нефтяное производство Баку.
В июле 1925 года Михаил Васильевич, в то время уже заместитель управляющего «Азнефти», вместе с группой коллег получил Орден трудового Красного Знамени. Вот что писал о Михаиле Васильевиче приезжавший в 1928 году на нефтяные промыслы Максим Горький: “…Приехал Баринов, крепкий озабоченный человек, и повел меня по промыслу, говоря как бы предисловие к чудесам труда… Его простые слова широко развертываются, становятся все живее, и за ними все яснее звучат большие мысли рабочего, который строит свое государство… Я смотрю на него и с грустью думаю о людях, которые не смогли нагреться до такого спокойного и ясного огня, которым горит этот человек… О своей личной работе он молчит, хотя я знаю, что сегодня он с шести часов утра уже на промыслах, и это не исключительный день…”.
Руководство промышленным объединением в те годы требовало усилий по строительству, охране, постоянной борьбе с пожарами на нефтепромыслах, снабжению, экономическому и кадровому обеспечению. Несмотря на колоссальный объем работ, в 1928 году Михаил Васильевич был назначен по совместительству с основной работой начальника “Азнефти” еще и ректором Азербайджанского политехнического института им. Азизбекова, который он сам заканчивал в 1922 году. Всего за один год работы в институте при непосредственном участии Баринова был построен физико-технический корпус, значительно расширены аудитории института.
Нередко, когда в Баку приезжали академики И.М. Губкин и профессор Д.В. Голубятников, Михаил Васильевич вместе с ними выезжал на геологическую разведку. С Иваном Михайловичем Губкиным Баринова связывала, помимо деловых отношений, еще и личная дружба. Нефть была главной целью их жизни.
В начале 1931 года нефтяники Баку досрочно обеспечили выполнение пятилетки за два с половиной года. В связи с этим событием в марте 1931 года Президиум ЦИК СССР наградил орденами Ленина “Азнефть” и большую группу отличившихся нефтяников во главе с Бариновым.
В декабре 1933 года по решению Правительства Михаил Васильевич назначается начальником Главного управления нефтяной промышленности страны и членом Коллегии Наркомата тяжелой промышленности СССР. Тогда же он переехал в Москву. Здесь масштабы его деятельности, увеличились и усложнились во много раз.
Первые шесть месяцев в Москве Баринов без семьи жил в коммунальной квартире в Леонтьевском переулке. Узнав об этом, нарком тяжелой промышленности Георгий Орджоникидзе дал указание построить специально для нефтяников дом на Смоленском бульваре, 17. Он распорядился выделить Михаилу Васильевичу отдельную квартиру. Из этой квартиры его и забрали ночью 7 сентября 1937 года».
Следствие было недолгим: через 2,5 месяца Михаил Васильевич был приговорен к высшей мере наказания по обвинению в подготовке теракта против Лазаря Кагановича и участии в троцкистской террористической организации. Приговор – расстрел – бы приведен в исполнение 26 ноября 1937 года. Михаилу Васильевичу было 49 лет.

Е.М. Ваниев
Жена Михаила Васильевича, оперная певица Зинаида Феофановна Лехницкая-Баринова, была арестована через месяц после мужа и приговорена в декабре 1937 года как «член семьи изменника родины» на восемь лет исправительно-трудовых лагерей. Срок отбывала в Акмолинском лагере. Была освобождена в ноябре 1945 года.
Их единственный сын, которому на момент ареста родителей было 12 лет, спасся от детского дома, потому что его тете удалось добиться разрешения на усыновление.
Михаил Васильевич Баринов был реабилитирован в 1955 году, Зинаида Феофановна – годом ранее. В Москву она смогла вернуться только в 1956 году.

Еремий Михайлович Ваниев родился в 1900 году в Баку, по национальности армянин.

К моменту ареста в июне 1938 года работал управляющим конторой "Мехпромстроя". Арестовали его 15 июня 1938 года и через два с половиной месяца – 1 сентября 1938 года – приговорили к высшей мере наказания – расстрелу – по обвинению в «участии в контрреволюционной террористической организации». Приговор был приведен в исполнение в тот же день. Ему было 38 лет.
Еремий Михайлович был полностью реабилитирован в 1956 году.

31 июля 2016 года «Последний адрес» разместил на доме памятные таблички.

Фото: Марина Бобрик

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о двадцати одном  репрессированном, которые жили в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.