Москва, Воротниковский переулок, 5/9

| 25.09.2016
Угловое здание по адресу Воротниковский переулок, 5/9 (или по адресу Старопименовский переулок, 9/5) спроектировал известный еще в дооктябрьскую эпоху архитектор Владимир Климентьевич Кильдишев. До революции он строил доходные дома и храмы, после смены власти – несколько домов для новой советской элиты. В частности, это здание было построено в 1934-35 годах для сотрудников Октябрьского райсовета.
Дом Кильдишева считался объектом культурного наследия, пока в 2012 году один из жильцов дома не повредил исторические барельефы при установке кондиционера. С тех пор дом № 5 по Воротниковскому переулку – только «ценный градообразующий объект», о котором современный архитектурный путеводитель сообщает: «Монументальное жилое здание, в архитектуре которого одновременно чувствуется влияние дореволюционной практики строительства доходных домов, стилистических особенностей конструктивизма, а также нового этапа, связанного с освоением архитектурного наследия прошлого».

Роман Иванович Млиник (Млинник) родился в 1888 году в турецком городе Карс, в семье статского советника, работавшего тогда в российском торгпредстве в Турции.

В 1908 году Роман поступил на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета и в 1913 году успешно его закончил. “Был он, как я понимаю, довольно активным молодым человеком, в том числе и в политическом отношении. Так, в анкете, заполненной им в 1924 году, он указывает, что с 1907 года до ноября 1918 года состоял в партии социал-революционеров. При этом его мать Софья Мироновна тогда почему-то проживала в Берлине, о чем свидетельствуют адреса на их переписке”, – уточняет внук Романа Ивановича, Александр Георгиевич Мадера, подавший заявку на установку мемориальной таблички.
В той же анкете есть сведения об аресте Млиника в 1907 году по подозрению в “принадлежности к революционному сообществу и распространении литературы”, за что он сидел некоторое время в “Крестах” в одиночной камере.
По окончании университета Роман Иванович несколько лет работал преподавателем математики в различных реальных училищах, в том числе в Карсе и в Петербурге.
В 1912 году Млиник женился на студентке Бестужевских курсов Тамаре Сергеевне Загорской, и уже через год, в 1913 году, у них родилась первая дочь, Ирина, а в 1915 году – Елена.
В 1919 году небольшой промежуток времени – с мая по ноябрь – Роман Иванович прослужил в Новониколаевке рядовым, а в декабре 1919 года поступил там же на службу в отдел народного образования, что предопределило его судьбу: Млиник посвятил свою жизнь преподавательской работе и педагогике, в том числе разработке методологии преподавания математики как в школах, так и университетах. “Его труды по педагогике известны специалистам до сих пор и сохраняют свою актуальность. Так, я совершенно случайно наткнулся на несколько диссертаций, защищенных уже в наше время (в 2000-х годах) на степень кандидата и доктора педагогических наук, где содержатся ссылки на его работы, напечатанные в 1920-х годах”, – пишет Александр Георгиевич.
В 1928 году Млиник возглавил Институт методов внешкольной работы (ИМВР), но в ноябре 1931 года институт был расформирован. В 1930-е годы он был проректором Московского государственного педагогического института, затем работал во Всесоюзном коммунистическом институте политпросвещения (ВКИП), публиковал труды по педагогике и методике образования, много работал вместе с А.В. Луначарским.

Роман Иванович Млиник перед арестом
К моменту ареста в октябре 1937 года Млиник занимал должность заместителя начальника центрального отдела школ Наркомата путей сообщения СССР.
Вот как описала момент ареста вторая жена Романа Ивановича, Ксения Павловна Чудинова (они поженились в 1926 году) в своих воспоминаниях “Памяти невернувшихся товарищей” http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=7817: “Вскоре нагрянула новая беда. Мой второй муж, Роман Иванович Млиник, член партии с 1918 года, профессор педагогики, преподавал во Всесоюзном коммунистическом институте политпросвещения, когда его исключили из партии «за потерю бдительности» и арестовали. В тот вечер я возвращалась домой поздно ночью и была удивлена тем, что все окна квартиры освещены. Дверь мне открыл человек в форме НКВД. Спрашиваю: «В чем дело?» – «В вашей квартире обыск». – «У меня?» – «Нет, у вашего мужа, Млиника».
Захожу в комнату. Роман сидит на диване, обнявшись с дочками Наташей и Элей. Из письменного стола все вывалено, большой деревянный ящик с рукописями мужа об известном чешском педагоге-гуманисте Яне Амосе Коменском перевернут. Полный разгром с книгами, а у нас их много – несколько тысяч. Швыряют на пол носильные вещи. Потом комнату мужа опечатали, предложив предварительно мне забрать свои вещи, повесили на двери замок. Трудно передать мое состояние в эти минуты. Когда мужа уводили, мы с ним горячо расцеловались, девочки повисли у него на шее. Слез у меня не было, были отчаяние и ужас.
Когда дверь за ним закрылась, мне еще предстояло объяснить младшим детям происшедшее. Во время обыска они спали, в комнату к ним я энкаведешников не пустила. Утром я сказала детям, что папа уехал в командировку. Самый младший, восьмилетний Лева, увидев запечатанной комнату, сказал: «Мама, а может, он уехал в такую же командировку, как папа Лени Рабиновича?»
Давид Рабинович, помощник Н. С. Хрущева, незадолго перед этим был арестован (как и все работники секретариата Хрущева), и от него выбивали против Никиты Сергеевича показания. Комната его, как и у нас, была опечатана, на дверях висел замок. Лева бывал у Лени, жившего этажом выше, и видел это”.
Романа Ивановича арестовали 9 октября 1937 года и через четыре месяца – 8 февраля 1938 года – приговорили к высшей мере наказания – расстрелу – по обвинению в “участии в контрреволюционной террористической организации”. Приговор был приведен в исполнение в тот же день.
Жену Млиника, Ксению Чудинову, арестовали через два месяца после его расстрела – 10 апреля 1938 года – и приговорили к восьми годам исправительно-трудовых лагерей по обвинению в антисоветской агитации&
Через много лет, в марте 1956 года, Роман Иванович Млиник был полностью реабилитирован за отсутствием состава преступления. Его вдову реабилитировали двумя годами раньше.

25 сентября 2016 года имя Романа Ивановича Млиника появилось на доме 5 в Воротниковском переулке. Видео-сюжет доступен по ссылке.

Фото: Давид Крихели

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о семерых репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из них, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.