Санкт-Петербург, Дворцовая набережная, 14

| 25.09.2016
От дома № 14 по Дворцовой набережной (он же – Миллионная, 15) ничего не сохранилось. 9 сентября 1941 года во время бомбардировки Ленинграда это здание была разрушено, а после войны на его месте построено новое строение, перекрывающее сразу три дома, – 12, 14, 16 по набережной, которая в 1930-е годы называлась набережной 9-го января.
Здесь до ареста проживала семья кораблестроителя Виктора Эдгардовича Рулле.

Виктор Эдгардович Рулле родился в 1906 году в Петербурге. С 1924 по 1927 годы работал на заводе «Красный треугольник». В 1932 году он закончил Ленинградский кораблестроительный институт, до 1937 года работал в 4-м секторе технического отдела судостроительного завода № 194 им. Марти (ныне ГУП «Адмиралтейские верфи») – конструктором, затем старшим конструктором. Виктор Эдгарович принимал участие в проектировании крейсера «Киров» и торпедных катеров, которые отлично зарекомендовали себя в период Великой Отечественной войны.

Сын Рулле, Эрик Викторович вспоминает: «Отца своего я помню. Он был жизнерадостным, интеллигентным, высокообразованным человеком. Прекрасно говорил и писал на русском, английском и немецком языках, хуже на французском. Много отдавал времени работе, посещал театры, музеи, много времени уделял Публичной библиотеке, играл на рояле.
Помню и отдельные моменты, проведенные с ним. Один раз мы с ним ездили гулять в Шувалово-Озерки, очень хорошо запомнилось, когда мы, уставшие, сели на какое-то поваленное дерево на берегу озера и с удовольствием уплетали бутерброды с колбасой. Недалеко за озером проходила железная дорога, и слышались свистки паровозов. Стоял прекрасный солнечный день, на небе ни облачка, и какая-то торжественная тишина. Другой раз, когда мы с бабушкой и мамой были на даче в деревне Войсковицы под Волосовом, он примчался к нам на воскресенье с электрички, весь обвешанный «авоськами» с продуктами и подарками. Выглядел со стороны, как в то время называли, «дачным мужем».
Однажды мы с ним совершили экскурсионную поездку на теплоходе до Шлиссельбурга и обратно. С интересом осмотрели крепость Орешек. Он увлеченно рассказывал о строительстве новых торпедных катеров. Говорил, что его за проектирование должны представить к ордену. Были мы с ним и мамой в гостях у его друга Берга Акселя Ивановича, будущего академика и адмирала. Аксель Иванович демонстрировал нам в комнате радиоуправляемый самолет, моноплан-истребитель. В самолете сидел плюшевый медведь с пристегнутым парашютом. Самолет разбежался по паркету и поднялся в воздух, сделал несколько кругов и какие-то фигуры пилотажа. Затем он сделал «мертвую петлю» и приземлился. Во время «мертвой петли» медведь выпал из самолета и спустился на парашюте на паркет. Мы были удивлены и восхищены увиденным.


Виктор Эдгардович Рулле с женой Зоей Георгиевной (Источник)

Однажды отец сказал мне, чтобы я стал на подоконник и смотрел на Неву в районе 11 часов утра. Подоконник я очень любил. Окно было громадное, смотрело на шпиль Петропавловской крепости (мы жили в доме бывшего Английского собрания), и я всегда смотрел, как на праздники приходили боевые корабли, а затем с флагами расцвечивания стояли на бочках. Перед окном проходила пехота, кавалерия и бронетехника, возвращаясь после парада с площади Урицкого (Дворцовая) по набережной 9 Января (Дворцовой). В районе одиннадцати я увидел, как по Неве шел торпедный катер от Кировского моста в сторону Дворцового, на борту стоял в пальто мой отец и махал белым шарфом.
Я помню, как дома собирались друзья моего отца и знакомые. Было всегда весело. Танцевали, пели песни, читали стихи. Отец играл на рояле. Больше всего любил полонез Огинского…
В 1937 году, когда мы с бабушкой Головановой Устиньей Васильевной были на даче на озере Селигер, приехала в слезах мама. Она рассказала, что при испытаниях торпедного катера в районе Толбухина маяка катер наскочил на камни, испытатели вплавь добрались до маяка. Отец простудился, заболел крупозным воспалением легких и скончался.
Я хотел пойти по стопам своего отца – стать военным кораблестроителем. Но судьба распорядилась иначе. После окончания 1-го Балтийского высшего военно-морского училища я стал офицером-подводником и пошел по командной линии. В 1951 году в училище мне предложили вступить в партию. Я обрадовался и, придя домой в увольнение, рассказал об этом маме. Через день меня вызвал к себе начальник училища. Он сказал, что к нему приходила моя мама и поведала, что мой отец в 1937 году был арестован органами НКВД и где он находится, неизвестно. А я об этом ничего не знал, верил, что отец умер от воспаления легких, так как у мамы было свидетельство о его смерти, выданное в 1946 году. В партию меня не приняли, сняли с должности старшины класса, но из училища не отчислили. После окончании училища я 33 года прослужил на Северном флоте и уволился в 1987 году в звании капитан 1-го ранга с должности заместителя начальника эскадры подводных лодок КСФ. Но мне постоянно хотелось узнать правду об отце.
В 1956 году, будучи помощником командира подводной лодки, я написал письмо председателю Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Ворошилову с просьбой сообщить, где мой отец. В ответе значилось, что он посмертно реабилитирован, но документов я не видел. О прибытии ответа мне рассказал мой старший помощник командира В. П. Рыков, когда я вернулся из отпуска. Ответ вскрыли без меня и куда-то затеряли.
В 1989 году, находясь в запасе, я снова обратился с письменным запросом насчет отца, уже в военную прокуратуру. Вскоре меня пригласили в «Большой дом» на Литейном и ознакомили с документами дела по обвинению отца и еще четырех неизвестных мне людей (один из них генерал). В папке был подшит приговор «двойки» к расстрелу всех проходивших по этому делу. Мне выдали дубликат справки о реабилитации отца».
Виктор Эдгардович Рулле был арестован 6 апреля 1937 года. Он пошел по так называемому списку немецких шпионов № 1 и расстрелян 5 ноября 1937 года.
Вместе с ним по тому же списку расстреляны его коллеги: копировщица технического отдела завода Ирина Сергеевна Енько-Даровская (в предписании на расстрел Енько-Доровская), конструктор технического отдела Алексей Николаевич Кучеров, заведующий планово-распределительным бюро цеха № 5 Борис Алексеевич Михалянис, начальник отдела снабжения СКБ НКОП Яков Соломонович Ласкин. 19 ноября расстрелян и брат Михаляниса – красноармеец Сергей Алексеевич Михелянис.
По тому же делу проходили конструктор завода Никита Георгиевич Алексанов, модельщик цеха № 2 Михаил Михайлович Иванов и секретарь 3-го отдела ЦКБ-17 Мария Алексеевна Иванова. Они расстреляны 3 января 1938 года по так называемому списку немецких шпионов № 4.
В 1958 году дело по обвинению Виктора Эдгардовича Рулле было пересмотрено Военным трибуналом Ленинградского военного округа и прекращено за отсутствием состава преступления.

Фото: Наталья Шкуренок


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.