Санкт-Петербург, набережная Фонтанки, 28

| 27.11.2016
Популярный архитектор так называемой «фоновой» застройки Петербурга Александр Пель возвел дом № 28 на набережной Фонтанки в 1842 году. Оформление фасада этого доходного дома Оржевского было обычным для Петербурга – лента окон каждого этажа выглядит по-разному, но с сохранением единого классицистического стиля.
В этом доме в 1881 году недолго проживал Петр Чайковский.
А в 1920-1930-х годах здесь с семьей жил художник Григорий Иосифович Гидони. Он был историком искусства, гравером, мастером экслибриса, драматургом и переводчиком с латинского и французского языков. Григорий Гидони изобрел «светооркестр» и знаменитую модель свето-памятника В. И. Ленину к 10-летию Октябрьской революции. Сегодня на фасаде дома № 28 мы установили мемориальную табличку в память о художнике.

Григорий Иосифович Гидони родился в 1895 году в городе Ковно в семье местного мещанина, кандидата права Иосифа Хаимовича Гидони. До 1914 Григорий успел поучиться в Париже (в Сорбонне и Академии Художеств), затем он вернулся в Петербург, где учился на экономическом факультете Политехнического института, потом – на юридическом факультете Университета, при этом посещал рисовальные классы в школе Поощрения Художеств, переросшие в обучение на гравера в Академии Художеств.


Григорий Иосифович и Вера Ивановна Гидони. 1929 год.
(Из архива Генри Копельман-Гидони)
После этого Григорий Гидони начинает работать преподавателем ИЗО, параллельно пишет драматические пьесы, а в 1924 году он поступает на отделение археологии ЛГУ. Его многочисленные графические, живописные работы и гравюры расходятся по музейным и частным собраниям.
Гидони занимался также переводами. В 1920-х годах вышли его переводы Петрония, де Виньи, «Трактата о живописи» Леонардо да Винчи. Как искусствовед Григорий Иосифович написал ряд работ: об Эль Греко, Курбе и др.
В 1926 году Григорий Гидони запатентовал электрический свето-цветовой аппарат для светооркестра, разработал теорию искусства света и цвета. Синтезом этих трудов явилась модель – проект свето-памятника В. И. Ленину и 10-летию Октябрьской революции, который должен был быть установлен на Марсовом поле, иметь форму шара и вмещать бы в себя до 2000 человек. Созданный макет памятника скорее всего погиб в блокаду, но большая часть материалов, рукописей, живописных и графических работ, фотографий были конфискованы во время ареста Григория Гидони 11 октября 1937 года и «уничтожены путем сожжения», как следует из актов дела П-32718, хранящегося в Архиве УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.
Чудом уцелела часть писем, написанных художником в 1929-1937 годах и посланных им своей сестре Евгении, которая успела эмигрировать в начале 1927 года. Из них становится понятным, в каких стесненных условиях жила семья Гидони в Ленинграде: регулярно встречаются фразы с просьбой выслать денег, Григорий Иосифович пишет, что «моя семья минимально не обеспечена», у него «нет костюма (нерваного), в котором мог бы поехать в Москву, хожу в дырявых ботинках». Из этих писем ясно, что в 1930-е годы художника с семьей часто преследует голод: «Выпали все зубы, после еды (когда есть она) чувствую себя неважно. Врачи говорят, что единственный способ подняться на ноги – попасть к тебе, подкормиться и отдохнуть», «если бы ты могла дважды в месяц в среднем подсылать по 20 руб., мальчик был бы сыт – а то к молоку мне не подступиться».
В семье разрабатывался план эмиграции, которому не суждено было осуществиться. Григорий Гидони отмечал, что «путь в Америку – единственное спасение», и были даже получены вызов и шифкарта – билет на проезд морем в Америку.

Григорий Гидони с сыном Клером.
(Из архива Генри Копельман-Гидони)
Через месяц после ареста, 10 ноября 1937 года Григорий Иосифович Гидони был расстрелян по так называемому Списку «харбинцев» № 6 – «японских шпионов, террористов, диверсантов и вредителей». Ему было 42 года.
У Гидони осталась семья: жена Вера с сыновьями. Сын Клер умер от голода в первую блокадную зиму.
«В нашей семье случилось чудо – второй сын Гидони, Александр, полуживым пятилетним сиротой был вывезен с детдомовцами из блокадного Ленинграда весной 1942 года по Дороге жизни… Вера Ивановна Раман была арестована сразу после расстрела Григория Иосифовича и выслана в Башкирию. После освобождения где-то в 1943 году разыскала сына Александра в Костромской области в эвакуированном детдоме. После войны они вернулись в Ленинград. Как жили, понятно: заклейменные, без еды, без жилья, без прописки в городе. Чтобы прописаться, Вера Ивановна пошла на непосильную для нее работу землекопом и в возрасте 48 лет скончалась», – пишет внучатый племянник Гидони, Генри Копельман-Гидони.
Евгения Гидони с мужем Моисеем Копельманом и сыном во время войны были в Каунасском гетто. Бежали во время ликвидации гетто в 1944 году. Вскоре Моисей Копельман был арестован НКГБ и осужден. Он умер в Тайшетлаге в 1945 году.
В 1957 году Григорий Иосифович Гидони был полностью реабилитирован, а годом ранее его сын Александр написал стихотворение, связанное с арестом отца:
«К нему пришли с арестом на рассвете.
Он встал с постели. Двери открывает.
Колени стали мягкими, как плети,
когда, конечно, ими не стегают.

Кроваво вспыхнул контур абажура.
По стенам густо заплясали тени.
День за окном вставал лениво-хмуро
Смывать печать ночного преступленья.

Все закружилось: мебель, книги, ваза.
Лицо жены – белей ее рубашки.
Тоску остеклянившие два глаза
И в тишине крик маленького Сашки.

Когда ж его из дома уводили
Четыре черных человека в штатском,
Они, казалось, демонами были,
Что до сих пор мерещатся по сказкам.

И женщина в рыданиях забилась,
Взывая к ним и Бога призывая,
Выпрашивая чудо или милость,
Надеясь, ненавидя, проклиная!»
Александр Гидони в 1956 году был арестован и осужден на два года за антисоветские высказывания, стихи, протест против оккупации советскими войсками Венгрии, потом вторично осужден, после освобождения в 1960 году преподавал, печатался, а в 1975 году эмигрировал в Канаду.

27 ноября 2016 года «Последний адрес» прикрепил на дом табличку памяти Григория Иосифовича Гидони.

Фото: Михаил Князькин
***
Книга памяти "Ленинградский мартиролог" содержит сведения о еще пятерых репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.