Москва, Костянский переулок, 14

| 11.12.2016
Дом № 14 в Костянском (бывшем Стрелецком) переулке был построен в 1912 году. Фасад этого доходного дома лишен того богатого архитектурного декора, который характерен для стиля модерн, господствовавшего в эту эпоху. В аскетическом облике здания проглядывают черты конструктивизма, пришедшего на смену модерну в 1920-е годы.

Это здание стало последним адресом для Григория Яковлевича Мусиенко, крупного партийного функционера первых революционных лет. Скорее всего, в этом доме он снимал квартиру или жил у родственников. В списке постоянных жильцов из справочника «Вся Москва» за 1923 год его имя отсутствует. Не упоминается он и в аналогичном справочнике 1924 года.



Григорий Яковлевич Мусиенко родился в 1895 году в Тамбове.

К моменту ареста он занимал две заметные должности в недрах партийно-советской бюрократии: был секретарем Главного дисциплинарного суда и заместителем заведующего бюро Президиума ЦКК РКП(б).

Главный дисциплинарный суд был образован постановлением ВЦИК от 7 июля 1923 года для рассмотрения дисциплинарных дел о служебных упущениях, неправильных действиях и проступках должностных лиц в случаях, не влекущих уголовного наказания. По сути дела это был партийный товарищеский суд высшей инстанции, который разбирал дела крупных партийных и хозяйственных работников и контролировал работу местных дисциплинарных судов. В Главном дисциплинарном суде рассматривались дела наркома финансов Г. Я. Сокольникова, зам. наркома внешней торговли М. И. Фрумкина, членов ЦИК А. Ф. Толоконцева, Г. К. Шамигулова, И. В. Баранцева, управляющего Кремлем и домами ВЦИК А. Д. Метелева и других должностных лиц.

Известен случай обращения в дисциплинарный суд Владимира Маяковского: поэт пожаловался на руководство Госиздата, долгое время не выплачивавшего ему причитающийся гонорар. В результате суд обязал Госиздат выплатить Маяковскому деньги, а директор Госиздата И. И. Скворцов-Степанов был на полгода отстранен от работы и исключен из профсоюза. Правда, после апелляции этот приговор был смягчен.

Параллельно с работой в суде Григорий Яковлевич Мусиенко исполнял обязанности заместителя заведующего бюро Президиума ЦКК РКП(б). ЦКК (Центральная контрольная комиссия) – высший контрольный орган партии, в 1923-26 годах председателем комиссии был В.В. Куйбышев.

Григорий Яковлевич был арестован 14 июля 1924 года по обвинению в участии в Тамбовском или, как еще его называют, Антоновском крестьянском восстании – крупнейшем из народных возмущений, прокатившихся по всей России в годы Гражданской войны.

Это восстание вошло в историю и своими масштабами, и той необыкновенной жестокостью, с которой оно было подавлено. Вот что вспоминал участник событий, армейский политработник А.С. Каказов: «Наши части больше занимались очисткой деревни от всего живого и мертвого инвентаря, чем очисткой от банд и их уничтожением. Здесь не разбираются, кто прав, кто виноват. Все крестьянство сваливается в одну кучу и объявляется бандитским. Преданная и лояльная нам часть крестьянства после произведенной фуражировки (понимай — грабежа), в результате которой оно лишилось всего инвентаря и жилища (так как оно сожжено), находится в безвыходном положении. Для него нет иного выхода, как только идти и пополнить банду, чтобы жестоко отомстить за свое добро, нажитое столь тяжелым трудом. Целые деревни, боясь нашего “красного террора”, забрав свой скот, женщин и детей, уезжают и скрываются в лесах. В результате подобной ликвидации бандиты растут, как грибы, и общая численность восставших достигает десятков тысяч человек».

Во главе этой карательной операции стояли В.А. Антонов-Овсеенко и М.Н. Тухачевский, ставшие впоследствии жертвами Большого террора.

Мы не знаем, что послужило причиной обвинения, возложенного на Мусиенко через несколько лет после этих событий. Через полтора месяца после ареста – 1 сентября 1924 года – Мусиенко был приговорен к расстрелу, но провел в следственном изоляторе еще 3,5 месяца. Приговор был приведен в исполнение 11 декабря 1924 года. Мусиенко похоронен вместе с сотнями других жертв беззакония на территории Яузской больницы, находившейся в ведении ОГПУ. Ему было 29 лет.
Григорий Яковлевич Мусиенко был полностью оправдан и реабилитирован посмертно в 1991 году.

Судьбу Г.Я. Мусиенко и причины его гибели еще предстоит изучить, но 11 декабря 2016 года, в день его расстрела – так совпало – на доме, где он жил и был арестован, установлен в память о нем знак «Последнего адреса».





Фото: Юлия Шапиро


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.