Санкт-Петербург, Малая Посадская улица, 19

| 06.01.2017
В 1904 году архитектором Федором Лидвалем был построен дом № 19 по Малой Посадской улице, владельцем которого являлся А.К. Леммерих, председатель городского Политехнического общества. Дом был возведен в чертах нового для города стиля – модерна.
В этом здании в разное время проживали сам Леммерих, химик В.Н. Верховский, поэты и писатели П.П. Потемкин и А.А. Д'Актиль (Френкель), краевед Н.П. Анциферов, военком линкора «Октябрьская революция» П.В. Мухин, революционеры М.П. Сажин и В.Н. Фигнер.
Соседями этих людей были отец и сын Иван Михайлович и Георгий Иванович Леванда. Сегодня мы установили им обоим мемориальные таблички.

Иван Михайлович Леванда родился в городе Невьянск Пермской губернии в 1868 году в дворянской помещичьей семье. Его отец был действительным статским советником. После окончания Лесного института Иван Михайлович сменил ряд должностей и в начале 1930-х годов работал научным сотрудником Лесопромышленного НИИ.


Иван Михайлович Леванда
Первый арест Ивана Леванды случился в 1933 году «за переписку с заграницей». Тогда содержание специалиста по лесному хозяйству под стражей продлилось три месяца.
5 марта 1935 года за старшим лесоводом, работавшим в тот момент в Институте проектирования предприятий бумажной промышленности, опять пришли. Происхождение, далекое от рабоче-крестьянского, оказалось для обвинения решающим. На страницах дела еще указали, что Леванда владел 84 гектарами земли, находящимися в Литве, и имел родственников за границей. Сотрудник НКВД Арзамасцев в конце этого обвинения особо отметил, что «при обыске у Леванды были обнаружены фотографии царей дома Романовых, которые считает уничтожению не подлежащими…»
В итоге уже 9 марта, почти сразу после ареста, Иван Михайлович как «социально-опасный элемент» был отправлен в ссылку в Уфу на три года.
В Башкирии Иван Михайлович устроился трудиться научным работником на Гидрометеостанцию. Волна арестов в годы Большого террора ссыльного Леванду не миновала. Он был взят 26 октября 1937 года, а 18 ноября 1937 года по делу, сфабрикованному сержантом госбезопасности БАССР Цыгулевым, Ивану Леванде вынесли смертный приговор за то, «что будучи враждебно настроен против Соввласти, систематически проводил контрреволюционную фашистскую агитацию, восхвалял врага народа Троцкого, высказывал злобную контрреволюционную клевету на Сталинскую конституцию и вождя народов товарища Сталина». Такое обвинение родилось из фразы Ивана Леванды, зафиксированной в протоколе допроса: «Надоело мне смотреть на проклятую власть, когда только она правильная».
Расстрел Леванды произошел ночью 29 ноября 1937 года в 2 часа 40 минут. Вместе с ним по делу проходили два бывших царских офицера, тоже ссыльных, П. С. Новиков и Д. А. Солин. Ивану Михайловичу было 69 лет.

Георгий (Юрий) Иванович Леванда родился в 1910 году в Оренбурге.

Когда арестовали отца, Георгию было 24 года, он работал старшим инженером физической секции центральной лаборатории Кировского завода. Через восемь месяцев после ареста отца, 5 ноября 1935 года, сотрудник НКВД Шитов арестовал и Георгия Леванду.

Юрий Леванда (справа в первом ряду).
Возможно, конец 20-х гг.


Г.И. Леванда в одном из путешествий. 1933 год.

4 февраля 1936 года за то, что ведет «контрреволюционную агитацию и группирует вокруг себя молодежь, близкую ему по происхождению и убеждениям», Георгий Леванда получил 10 лет лагерей. В его деле, в частности, хранится донос Галины Игнатович, в котором указывается, что «я однажды за столом наливала чай и обратилась к присутствующим с вопросом: «Кому еще, товарищи, налить чай?» Леванда на это заявил: «Я очень вас, Галя, прошу в нашей компании не употреблять слово «товарищ», мы «господа».

Георгий Леванда с друзьями. 1935 год.
Все молодые люди, запечатленные на снимке, проходили потом по одному сфабрикованному делу о "контрреволюционном кружке".

Подкрепила обвинение и запись, сделанная в октябре 1935 года Георгием Левандой в музейной книге пожеланий после просмотра им выставки картин Валентина Серова, которая проходила тогда в Ленинграде: «Жаль, что не выставлены портреты Николая II и Александра III, художественное значение которых несомненно». Оперуполномоченный  Шитов и уполномоченный Подчасов «пришили» этот отзыв в музее к сфабрикованному ими делу.
Для Георгия Ивановича начался длительный этап и лагерный срок, приведший его на Колыму.
Как указано в справке УМВД России по Магаданской области, Георгий Леванда «умер 14 июля 1940 года в амбулатории врачебного участка поселка Спорный Ягоднинского района Магаданской области (причина смерти – паралич бульбарных центров вследствие продолжительного действия электроэнергии)».
Георгий Леванда.
Фотография из дела.
Семья узнала о гибели Георгия Ивановича из писем его солагерников. Николай Михайлович Цикаловский, сидевший там же, на Колыме, написал письмо жене Вере Васильевне и дочке Ольге, родившейся после ареста отца, где подробно описал обстоятельства смерти: «Под напряжение он попал как-то случайно, и точно установить, как это произошло, мне не удалось. Некоторые даже предполагают, что это могло быть нарочно, но я уверен и знаю, что это не так. Юрий был очень энергичным, любил жизнь, чувствовал себя хорошо и на будущее смотрел бодро. Напряжение, на которое он попал, маленькое, 220 или 380 вольт, вернее 380 вольт через землю. Такое напряжение обычно редко кончается смертельным исходом… Он потерял сознание и из-за тесноты помещения оставался дольше под током – не мог оторваться до тех пор, пока за ним не пришли монтеры…
То, что он так сразу потерял сознание, нужно, видимо, объяснить состоянием нервной системы и организма вообще, которое никогда не может быть хорошим у человека, прожившего около 5 лет в таких условиях, в каких ему приходилось жить, как бы хороши с внешней стороны они ни были…».
Лишь в 1989 году дела отца и сына были пересмотрены. Реабилитационная комиссия особо отметила, что сотрудниками НКВД превышались полномочия во время ведения допросов. Оба, Иван Михайлович и Георгий Иванович Леванда, были признаны полностью реабилитированными.

6 января 2017 года дочь и внук Георгия Ивановича (и потомки Ивана Михайловича) Леванда прикрепили на дом таблички с именами своих репрессированных предков.

Фото: Александр Борисов и Ольга Субботина

***
Книга памяти "Ленинградский мартиролог" содержит сведения о еще пятерых  репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.