Москва, ул. Летчика Бабушкина, 11/2, к. 1

| 05.02.2017
Район нынешней улицы Летчика Бабушкина в 1930-х годах был за пределами Москвы. Здесь, по адресу Московская область, станция Лосиноостровская, Нагорная ул., 27 проживал видный еврейский религиозный деятель, раввин Шмарьягу Иегуда-Лейб Медалье. Здание не сохранилось, и мемориальную табличку мы установили по соседству – на доме № 11/2 по улице Летчика Бабушкина.


Раввин Шмарьягу-Иегуда-Лейб Медалье, нач. 20 в. Из семейного архива Ромм-Медалье
Шмарьягу Иегуда-Лейб (Шмерль-Лейб) Медалье родился в 1872 году (по другим данным в 1873 году) в местечке Шавли Ковенской губернии. Его детство прошло в местечке Кретинген (ныне город Кретинга, Литва). В 17 лет Медалье поступил в знаменитую иешиву Слободки (пригорода Ковно, теперь Каунаса), одну из самых авторитетных в еврейском мире. Проучившись там три года, Шмарьягу Иегуда-Лейб женился и поселился у тестя, бывшего тогда раввином в местечке Кролевец Черниговской губернии. В 1898 году Медалье уже стал раввином сам – он получил должность в Туле, где тогда проживало около 2 тысяч евреев (2% от населения города). С 1903 года Медалье служил раввином в Кролевце, куда он вернулся после смерти тестя. В 1907 году он получил приглашение на раввинские должности сразу в двух крупных, если иметь в виду еврейскую общину, городах – Витебске и Кишиневе. И предпочел Витебск, где занял место главного раввина хоральной Заручевской синагоги.
Витебский период можно назвать «звездным часом» Медалье. Он пользовался значительной известностью в среде религиозных евреев, являлся своеобразным связующим звеном между миром литовских иешив и хасидами ХАБАДа. Медалье был делегатом съезда представителей еврейских общин, созванного властями в Петербурге в 1910 году. В 1912 году в Катовицах раввин принял участие в учредительной конференции «Агудат Исраэль» – общественно-политического движения, призванного защищать интересы религиозных евреев.
После Февральской революции Медалье стал одним из основателей российских еврейских религиозных партий «Ахдут» и «Кнесет Исроэл».
Раввин не оставил общественной деятельности и после установления Советской власти. В январе 1921 году он принял участие в публичном диспуте, посвященном еврейскому образованию, где выступил в защиту религиозных учебных заведений. В первой половине 1920-х годов раввин содействовал организации в Витебске сети кружков «Тиферет Бахурим», призванных дать возможность студентам и рабочей молодежи получить знания о еврейской религии. В конце 1920-х общее ужесточение политики Советской власти по отношению к религии и давление со стороны местных властей заставили Медалье покинуть свой раввинский пост в Витебске. В 1929 году он переселился в Тулу, где уже жил в молодости. В 1931 году раввин перебрался в ближнее Подмосковье и поселился в городе Лосиноостровск (ныне часть Москвы).
В 1933 году, после отъезда из СССР главного раввина Москвы Якова Клемеса, к Медалье обратились представители московских религиозных евреев с предложением стать новым главой общины. Раввин ответил согласием на это предложение.

Раввин Шмарьягу-Иегуда-Лейб Медалье, 1920-е гг.
Из семейного архива Ромм-Медалье

В 1930-е годах Медалье был не просто главным, но и единственным официально действующим московским раввином. Он занимал пост раввина во всех четырех еще работавших в городе синагогах – Хоральной, Арбатской, Марьинорощинской и на Большой Бронной улице. В условиях сильнейшего давления Медалье удалось объединить вокруг себя евреев, сохранявших верность религии. Он стал признанным лидером хасидов, миснагедов, религиозных модернистов, всех, кто продолжал посещать московские синагоги.
В 1937 году были арестованы председатель общины Хоральной синагоги Эммануил Шептовицкий и член правления Лейб Майзель. На допросе 69-летний Шептовицкий показал, что на одном из собраний Медалье и член правления общины И. Урысон заявили: «Еврейская религия в СССР все время репрессируется, она загнана в подполье… Еврейскому народу необходимо сплочение… ».
4 января 1938 года раввин Медалье был арестован. Одновременно с ним были арестованы И. Урысон, новый председатель правления Хоральной синагоги М. Брауде, член правления (и бывший его председатель) А. Фукс, зять раввина М. Рабинович и др. Раввина обвинили в связях с американской еврейской благотворительной организацией «Джойнт» и ее дочерней структурой «Агро-Джойнт», ранее легально действовавшей в СССР. Медалье не отрицал, что был в хороших отношениях с бывшим директором «Агро-Джойнта» И. Розеном, с которым познакомился еще в начале 1900-х годов в Туле. Следствие обвиняло раввина в том, что он «снабжал Розена клеветническими материалами о положении Советского Союза». Также Медалье инкриминировали контакты с жившим за границей главой ХАБАДа И.-И. Шнеерсоном и участие в создании «антисоветского еврейского религиозного центра».
Жена Медалье Двейра Берковна, в отчаянии узнать хоть что-то о судьбе мужа, в апреле 1938 года написала несколько писем – Сталину, Калинину, Молотову и Кагановичу. В письме Сталину она писала: «Я обращаюсь к Вам как к мудрейшему другу человечества, как к творцу конституции, как к первому депутату Верховного Совета с мольбой о возврате свободы моему мужу, в невиновности которого я глубоко убеждена. Уже более трех месяцев как арестовали моего мужа… Я в течение трех месяцев крепилась и терпеливо ждала, что следствие выяснит невиновность моего мужа. Но три месяца прошли, а конца не видно. В связи с указанным я обращаюсь к Вам, многоуважаемый Иосиф Виссарионович, с просьбой о содействии в освобождении моего мужа. Ведь единственно, в чем его можно было обвинить, – это то, что он духовное лицо – раввин».
Из письма Двейры Кагановичу становится понятным, сколь мучительным для раввина было тюремное заключение: «Являясь чрезвычайно религиозным человеком, мой муж не пользуется пищей из общего котла, и если ему не предоставлен специальный паек, то он питается все время исключительно куском хлеба и кипятком… В настоящее время вопрос с его питанием еще осложняется ввиду наступления пасхального периода (с 15 по 24 апреля с.г.), во время которого все религиозные евреи принимают в пищу вместо хлеба определенного вида опресноки (мацу). Учитывая, что в отсутствии мацы мой муж обречен на 8-дневный абсолютный голод, прошу Вас дать указания органам НКВД о принятии у меня передачи (мацы и изделия из нее). При этом обращаю Ваше внимание на старческий возраст моего мужа».
26 апреля 1938 года Шмарьягу Иегуда-Лейб Медалье предстал перед Военной коллегией Верховного суда СССР. Суд над ним проходил в закрытом режиме, без привлечения представителей обвинения и защиты, без вызова свидетелей. На суде раввин отказался признать себя виновным. После этого ему зачитали показания А. Фукса (расстрелянного еще 8 апреля), где говорилось о контрреволюционной деятельности Медалье. Раввин отверг достоверность этих показаний и заявил, что он никогда не вел никакой контрреволюционной деятельности. После короткого совещания Военная коллегия приговорила его к высшей мере наказания – расстрелу, с конфискацией всего личного имущества по обвинению в «участии в антисоветской еврейском религиозном центре, ставившем своей целью свержение советской власти». Приговор был приведен в исполнение в тот же день, 26 апреля 1938 года. Раввину было 66 лет.


Дети раввина Ш.-Л. Медалье: Гилель, Борис, Лиля, Зина, Гинда, Гирш, Авраам, 1920-е гг.
Из семейного архива Ромм-Медалье. Источник фото.

Его жена Двейра также была арестована и сослана в Казахстан, где прожила до 1946 года. У супружеской четы Медалье было 12 детей. Сын Моше, занимавший раввинский пост в Ростове-на-Дону, был арестован, и 29 мая 1938 года расстрелян. Уже в послевоенные годы были арестованы и провели по несколько лет в лагерях по обвинению в «контрреволюционной деятельности» сыновья раввина Берл и Авром. Зять раввина М. Рабинович провел восемь лет в лагере на Колыме, а затем еще пять лет жил в Сибири на положении ссыльного. Он вернулся в Москву лишь в 1954 году. Младший сын Гилель уехал из СССР еще в 1932 году, учился в Иерусалиме, был раввином в Дублине, Лидсе, а с 1964 года – в Антверпене. В 1976 году он был посвящен в рыцари королем Бельгии Бодуэном.
В 1957 году раввин Шмарьягу Иегуда-Лейб Медалье был полностью реабилитирован «за отсутствием состава преступления», его дело было прекращено «по вновь открывшимся обстоятельствам». Как водится, тогда же семья получила ложное свидетельство о смерти, в котором указывалась дата 24 января 1942 года.

Текст о раввине Медалье для «Последнего адреса» любезно согласился написать российский историк, научный редактор и соавтор предисловия к книге “Евреи в Москве” Юрий Снопов.


Фото: Е. Елпатьевская

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.