Калуга, улица Гоголя, 1

| 26.02.2017
Необычный по своей архитектуре дом № 1 по улице Гоголя находится рядом с Музеем космонавтики. Он был построен в 1914-1915 годах для железнодорожных служащих турками, интернированными в ходе Первой мировой войны. Среди них, как утверждает молва, был адвокат и журналист Мустафа Субхи, будущий основатель Коммунистической партии Турции.
Дом включен в список объектов культурного наследия регионального значения и находится в ведении Областного краеведческого музея. В настоящее время в нем находится железнодорожный архив.
Согласно базам «Мемориала», по крайней мере два жильца этого дома в 1930-х годах стали жертвами политических репрессий. Они были расстреляны в один день. Сегодня мы установили в память о них мемориальные таблички.

Петр Дмитриевич Пасько родился в 1881 году в слободе Хотомля Волчанского уезда Харьковской губернии в семье ветеринарного фельдшера. В 1908 году он окончил механическое отделение Харьковского технологического института, получил профессию инженера-технолога. Владел французским и немецким языками.

После окончания института и практически до самой смерти Петр Дмитриевич проработал на различных должностях в системе железнодорожного транспорта – сначала России, затем – СССР. Свою трудовую деятельность он начал помощником машиниста на станции Абдулино Самаро-Златоустовской железной дороги. Затем работал помощником начальника участка тяги в Златоусте, Уфе, Самаре. В 1922 году он перебрался в Москву, где устроился начальником паровозного отделения на Московско-Киевско-Воронежской железной дороге. Здесь он проработал до 1929 года старшим ревизором, затем помощником начальника отдела тяги. В 1929 году Пасько перешел на работу на Западную железную дорогу, где занимал различные должности.
В первый раз Петра Дмитриевича арестовали 23 апреля 1931 года по обвинению во "вредительстве по развалу паровозного хозяйства дороги". Через девять месяцев после ареста — 14 января 1932 года — на основании статьи 58-7 УК РСФСР он был приговорен к трем годам исправительно-трудовых лагерей, но вскоре был освобожден.
После лагеря Петр Дмитриевич вернулся на Западную железную дорогу, где работал заместителем начальника вагонной службы, консультантом при начальнике дороги, начальником части вагонной службы, начальником технического отдела вагонной службы. С этой должности он был освобожден в феврале 1936 года.
Во второй раз Пасько был арестован 8 августа 1937 года. К тому моменту он работал старшим инженером Управления Московско-Киевской железной дороги, проживал в Калуге вместе с женой, сыном Михаилом и дочерью Ольгой.
На этот раз его обвинили во "вредительской деятельности, направленной к разрушению пассажирского парка дороги", а также в "участии в контрреволюционной террористическо-диверсионной организации".
В личном деле Пасько хранится его характеристика, в которой особо отмечено, что он “к стахановскому движению относится отрицательно, не высказывая это открыто, он пользуется всяким случаем, чтобы умалить значение стахановского метода работы”. Там же приведены примеры его “халатного” отношения к работе: “т. Пасько выезжал в Брянский вагонный участок для оказания помощи токарю-стахановцу, который вместо трех колесных пар стал за смену обрабатывать восемь, и, ничего не сделав, возвратился в Калугу с настроением, что никаких там стахановских методов, никаких достижений нет, а имеется сплошное очковтирательство, дают облегчение работы, почему и выработка поднялась”.
Через три месяца — 7 октября 1937 года — на основании статьи 58. пп. 8, 9 и 11 УК РСФСР Пасько был приговорен к высшей мере наказания. Приговор был приведен в исполнение в тот же день. Ему было 56 лет.
Петр Дмитриевич Пасько был реабилитирован по второму делу в 1956 году, по первому — в 1989 году.

Николай Германович Гайс родился 27 октября 1885 года в Петербурге в семье служащих. В 1913 году он окончил Киевский политехнический институт по специальности инженер-строитель. Но помимо инженерного, у него было и музыкальное образование – он окончил также Киевское музыкальное училище.

Свою трудовую деятельность Гайс начал в ноябре 1913 года, устроившись помощником начальника участка пути станции Кролевец Московско-Киевско-Воронежской железной дороги. Здесь он проработал до 1929 года.
В первый раз Николая Германовича арестовали еще в 1921 году, но тогда Кровелецкое политбюро обвинение ему так и не предъявило, и через 18 дней он был отпущен.
Во второй раз Гайс подвергся репрессиям в 1923 году. На этот раз он был осужден за “нарушение Кодекса законов о труде и за использование для домашней работы рабочих дорожного транспорта” и приговорен к году исправительно-трудовых лагерей (условно).
В октябре 1929 года Гайс был переведен в Калугу в управление Западной железной дороги на должность ответственного исполнителя по строительству жилых домов. Затем он работал там же начальником организационного бюро и главным инженером Строительной конторы дирекции Западной железной дороги.
Летом 1930 года дирекция Западной железной дороги провела «чистку» своих кадров, под которую попал и Гайс. В выписке протокола закрытого заседания центральной комиссии по чистке аппарата дирекции Западной железной дороги от 1 июля 1930 года можно прочесть следующее о Гайсе: “В бытность начальником участка пути на станции Кролевец бывшей Московско-Киевской железной дороги во время занятий станции белыми соорудил для таковых бронеплощадку. В 1923 году на той же станции общим собранием членов Союза был исключен из членов Союза за игнорирование союзных органов и непризнание последних и при отобрании членской книжки таковую разорвал и бросил с руганью в лицо Предместкому… На чистке говорил, что были разногласия с Профсоюзом ввиду того, что он проводил режим экономии, а Профсоюз был против, стараясь этим доказать, что Профсоюз был против мероприятий Советской власти… Как человек и как работник антиобщественно и антисоветски настроен, несмотря на попытки союзных организаций его перевоспитать, перевоспитанию в советском духе не поддается… Считать вычищенным по 1-й категории как чуждого советскому аппарату, как желающего не проявлять инициативу и отдавать свои знания социалистическому строительству и антисоветски и антиобщественно настроенного”.
Николай Германович подал апелляцию на это решение, и через месяц его восстановили на работе, правда, при этом вынесли выговор “за игнорирование профсоюзных и общественных организаций и за формальное отношение к делу”.
С 1932 по 1933 годы Гайс работал старшим инженером новых работ строительства дороги, а затем перешел в управление Московско-Киевской железной дороги, где занимал должности начальника части пути, временно исполняющим обязанности начальника технического отдела службы пути.
В феврале 1936 года, как и его сосед Петр Дмитриевич Пасько, Гайс был уволен с должности начальника технического отдела службы пути Московско-Киевской железной дороги и назначен на должность старшего инженера. Но на этой работе он продержался недолго: осенью 1936 года его вновь уволили.
В приказе начальника службы пути Московско-Киевской железной дороги увольнение объяснялось так: “Неоднократно выступавший с предельческой агитацией инженер Гайс Н.Г. был в свое время… смещен с должности начальника технического отдела на должность старшего инженера управления. Инженеру Гайсу, учитывая его высокую квалификацию, предоставлялась возможность честной самоотверженной работой загладить свою вину и снова стать в ряды советских специалистов, не за страх, а за совесть работающих по подъему и развитию социалистического транспорта. Но инженер Гайс не захотел воспользоваться представившейся ему возможностью, он почувствовал себя “обиженным”, старался всеми способами разгрузиться, отделаться от проработки того или иного вопроса… не оправдал оказанного ему доверия”.
Гайсу пришлось вспомнить о своей второй профессии. Он устроился в оркестр Калужского городского театра.
Арестовали Гайса 27 апреля 1937 года по обвинению во "вредительской деятельности в путевом хозяйстве дороги" и “участии в контрреволюционной террористической диверсионной организации”. Смертный приговор на основании статьи 58 п. 8, 9 и 11 УК РСФСР ему был вынесен в тот же день, что и его соседу — 7 октября 1937 года и был приведен в исполнение в тот же день. Ему было 52 года.
Николай Германович Гайс был полностью реабилитирован в 1957 году. В свидетельстве о смерти, выданном родным в том же году, значилась ложная дата смерти – 18 ноября 1938 года.

26 февраля 2017 года на доме появились таблички «Последнего адреса».

Фото: Александр Сафонов


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.