Ростов-на-Дону, улица Тургеневская, 76

| 15.03.2017
До революции доходный дом по адресу улица Тургеневская, 76 принадлежал купцам, представителям иудейской общины Ростова-на-Дону. В этом доме с 1915 года снимал с семьей квартиру священник Куприян Матвеевич Дума.
Заявку на установку таблички Куприяну Думе прислал житель Ростова-на-Дону Григорий Трофимов, чьи двоюродные прадедушки – Влас Андреевич Великов и Борис Дмитриевич Максимов – проходили по тому же «делу», что и священник, и были расстреляны вместе с ним. Григорию удалось ознакомиться с материалами следственного дела. Он же помог нам в составлении статьи об отце Киприане.

Куприян Матвеевич Дума (отец Киприан) родился в 1872 году в селе Балка Перемышлянская Львовского уезда (Восточная Галиция), на территории Австро-Венгерской империи и до революции был австрийским подданным. Окончил теологический факультет Львовского университета и стал православным священником, несмотря на гонения, воздвигаемые австрийскими имперскими властями по отношению к православным верующим Галиции (печально известные концлагеря Терезин, Талергоф, Куфштайн и др.).

Во время Первой мировой войны, после прорыва австро-германскими войсками обороны русской армии в Галиции в мае 1915 года (Горлицкий прорыв) отец Киприан с семьей перебрался в Ростов-на-Дону, не желая снова оказаться под религиозным гнетом австрийских Габсбургов. Здесь он служил госпитальным священником в храме Св. Архангела Михаила (Церковь Красного Креста) на территории Николаевской городской больницы, превращенной в годы Первой мировой войны в госпиталь. Отец Киприан исповедовал, причащал и соборовал раненных фронтовиков, отпевал погибших и умерших от ран. Эта миссия священника продолжилась и в Гражданскую войну.
После установления советской власти в Ростове-на-Дону в начале 1920 года многие раненные офицеры из госпиталя вынуждены были перейти на нелегальное положение, скрываясь от красного террора. Но и тогда, рискуя своей жизнью, отец Киприан не прекращал пастырского попечения о своих духовных чадах, которых он окормлял по долгу службы, являясь госпитальным священником. Так, на Пасху 1921 года он организовал среди прихожан сбор продуктов для нуждающихся семей офицеров, бывших пациентов госпиталя.
Однако подобная благотворительность оказалась не по нраву советским властям, и органы ДонЧК 13 июля 1921 года арестовали отца Киприана по ложному обвинению в участии в подпольной контрреволюционной организации «Армия спасения России», возглавляемой князем Ухтомским – так называемое «дело Ухтомского».
Князь Константин Эрастович Ухтомский, кадровый офицер царской армии, после тяжелого ранения и операции в ноябре 1919 года оказался в Ростове-на-Дону, где задержался из-за плохого самочувствия, а после прихода в город красных не смог уехать и полтора года жил по поддельным документам. 28 июня 1921 года он был арестован как «организатор восстания на Дону» и лидер подпольной повстанческой организации. Об этом, в частности, писал в своих воспоминаниях «Пройденный путь» маршал Буденный: «Вылечившись, Ухтомский перешел на нелегальное положение. Он подчинил себе банду полковника царской армии Назарова в две тысячи человек, а самого Назарова назначил командующим «Южной группой войск». Потом установил связь с другими офицерами, одни из которых были на легальном, а другие на нелегальном положении, а также связался с настоятелем кафедрального собора в Ростове-на-Дону Верховским. Через бывшего офицера Черепова, руководившего офицерами-нелегалами, а также князя Долгорукова, который пристроился к церковнослужителям и ведал их денежными средствами, и с помощью бывшего полковника фон Фогеля Ухтомский систематически получал и посылал информацию белогвардейцам о политическом, военном и экономическом положении краев и областей, которые охватывал Северо-Кавказский фронт, а потом военный округ. Ухтомского информировали, что в Донской области белыми оставлены для подпольной работы 212 офицеров, что в прилегающих к Ростову станицах имеются значительные контрреволюционные партизанские отряды, что подпольная военная организация белых собирает силы для восстания, направленного к свержению Советской власти на Дону и Кубани. На одном из совещаний белых офицеров ему было предложено возглавить местное восстание… 23 июня 1921 года Ухтомский подписал приказ о формировании частей «Армии спасения России», о порядке выступления отрядов… Деятели «Армии спасения России» в мечтах своих видели свержение Советской власти на Дону и уже заблаговременно наметили кандидатуру Верховского для служения молебна на Соборной площади после переворота. Верховский в беседах с Ухтомским доказывал, что «дальнейшее народное движение в России возможно при деятельном участии духовенства», и высказывал пожелание, «чтобы всякое воздействие на народ политических организаций производилось с помощью духовенства и на почве православия и национализма». Деятельность Верховского в организации главным образом сводилась к материальной помощи контрреволюционерам, гнездившимся в Ростове».
Всего по «делу Ухтомского» проходило 257 человек. Среди них оказался и отец Киприан.
Очень показательно поведение священника в момент ареста. Когда пришли к нему на квартиру, он успел отправить своего старшего 14-летнего сына Александра на квартиру к своей духовной дочери и помощницы Александре Михайловне Катоминой (бывшая сестра милосердия в госпитале), чтобы предупредить ее о грозящей опасности. Однако ее к тому времени уже арестовали, а сын священника попал в засаду ДонЧК, организованную на квартире Катоминой, и тоже был арестован. К счастью, 14-летнего подростка позже отпустили.
Отец Киприан держался на допросах мужественно, никакой вины за собой не признал и никого не оговорил. В характеристике на Куприяна Матвеевича Думу, сохранившейся в материалах архивного уголовного дела, так и записано: «Дума знал о существовании подпольной контрреволюционной организации… Знаком с активными членами организации Ухтомским, Катоминой, Недачиным и Беляевым. Во время допроса категорически отрицает даже свою косвенную причастность несмотря на то, что косвенная причастность подтверждается показаниями Ухтомского и Беляева».
И хотя следствию так и не удалось собрать никаких доказательств вины отца Киприана, 22 октября 1921 года он вместе с 57 «фигурантами» дела, среди которых была и его духовная дочь Александра Катомина, был приговорен чрезвычайной тройкой ВЧК Юго-Востока к расстрелу за «участие в контрреволюционной деятельности». Отцу Киприану было 49 лет. У него остались жена и пятеро детей в возрасте от 3 до 16 лет.
Приговор был приведен в исполнение между 21 и 25 октября 1921 года. Точную дату расстрела 58 человек установить сложно, поскольку в архивном уголовном деле имеются несколько противоречащих друг другу документов. Так, согласно «Акту о расстреле», приговор был приведен в исполнение 21 октября 1921 года в 3 часа ночи, то есть за сутки до вынесения самого приговора. Эта дата в документе исправлена карандашом на 25 октября, но кем и когда – непонятно.
Князь Ухтомский также был приговорен к высшей мере наказания, но затем расстрел ему заменили на десять лет строгой изоляции. 31 октября его этапировали в Москву и поместили в Бутырскую тюрьму.
Куприян Матвеевич Дума был полностью реабилитирован в 1998 году.

Знак «Последнего адреса» с именем Куприяна Матвеевича Думы появился на доме 15 марта 2017 года.

Фото: Григорий Трофимов


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.