Санкт-Петербург, Малая Морская, 2

| 19.03.2017
Большой дом, выходящий на три улицы — Невский проспект, Малую Морскую и Кирпичный переулок, — был возведен к 1900 году архитектором Леонтием Николаевичем Бенуа, который включил в новое здание старое, стоявшее здесь уже сто лет. Зодчий, создавая новое строение, ориентировался на современные ему французские постройки неоклассицизма и «бель эпок».
На первом этаже этого здания, включенного в ряд променада Невского проспекта, традиционно располагались магазины: торговый дом «Александр и К», фирма «Спранцманов», магазин по продаже станков и инструментов, депо фотографических принадлежностей, универсальный комиссионный магазин № 9 Комиссии по улучшению жизни детей, обувные магазины.

В этом доме когда-то жил биолог и генетик Николай Иванович Вавилов.
Академик Николай Иванович Вавилов – биолог-эволюционист, селекционер и генетик, ботаник и растениевод, географ. Главная цель трудов Вавилова – повышение урожайности культурных растений и борьба таким образом с угрозой нехватки еды.
Под прямым руководством Вавилова была собрана крупнейшая коллекция растений, достигшая 200 тысяч образцов к 1940 году. Вавилов разработал теорию об исходном материале в селекции, закон гомологических рядов в наследственной изменчивости, теорию центров происхождения и формообразования культурных растений, вывел концепцию вида как системы генотипов. Вавилов возглавлял Отдел прикладной ботаники Наркомзема СССР, Государственный институт опытной агрономии (ВАСХНИЛ), затем был директором Всероссийского института растениеводства (ВИР), стал руководителем Лаборатории генетики (Института генетики). Для сбора и анализа научного материала Вавилов с экспедициями посетил около 50 стран.


Н. И. Вавилов. 1933 год
(с) Library of Congress. New York World-Telegram & Sun Collection.
НКВД начал фабриковать дело академика Николая Ивановича Вавилова за девять лет до его ареста, еще в 1931 году. Карательными органами использовались оплачиваемые доносы, показания против Вавилова выколачивались у некоторых коллег под угрозой репрессий. Как было отмечено при реабилитации крупнейшего ученого страны в 1955 году в постановлении Военной коллегии Верховного суда СССР, «в качестве доказательства вины Вавилова к его делу приобщены показания арестованных — Муралова, Марголина, Авдулова, Кулешова, Писарева, Паншина, Бондаренко, Карпеченко, Фляксбергера, Ушарова, Городецкого, Золотарева и др., данные ими на предварительном следствии (в суд же эти лица по делу Вавилова не вызывались). Проведенной дополнительной проверкой установлено, что первые девять человек из перечисленных лиц впоследствии от своих показаний отказались как от вымышленных. Показания же остальных лиц неконкретны, противоречивы и крайне сомнительны. Так, например, Сизов и Гандельсман показали, что со слов Белицера, Циона и Тартаковского им известно о принадлежности Вавилова к контрреволюционной организации. Однако в процессе проверки эти показания Сизова и Гандельсмана не нашли своего подтверждения в материалах дела на Белицера, Циона и Тартаковского. Аналогичные показания и других лиц. В процессе проверки установлено, что предварительное следствие по делу Вавилова проведено с грубым нарушением норм УПК, необъективно и тенденциозно, что видно хотя бы из следующего: а) В деле Вавилова имеется ряд копий протоколов допросов, подлинники которых не обнаружены (протоколы допросов Чаянова, Трифонова, Сидорова, Иордановой и Зихерман). В деле Вавилова имеется копия выписки из протокола допроса Муралова от 7 августа 1940 г., тогда как Муралов был расстрелян по приговору суда еще в 1937 г. Этот факт свидетельствует о фальсификации следственных материалов… Другой член экспертной комиссии Зубарев показал, что комиссия проверкой деятельности Вавилова не занималась и лишь подписала заключение, неизвестно кем написанное… Допрошенные в процессе проверки Писарев, Константинов, Васильев, Эмме и другие, а также академик Лысенко, охарактеризовали Вавилова положительно, как выдающегося ученого, и высоко отзывались о его деятельности».
Выдаче ордера на арест Вавилова предшествовала долгая работа по фальсификации дела ученого, итогом которой стало постановление, в котором указывается:
«Я, Начальник 3 Отделения 3 Отдела ГЭУ НКВД СССР — Ст. Лейтенант Гос. Безопасности РУЗИН, рассмотрев имеющиеся материалы о к.р. вредительской деятельности ВАВИЛОВА Николая Ивановича, 1887 г.р., ур. г. Москвы, гр-на СССР, русский, б/п., директора Всесоюзного Института Растениеводства, члена Академии Наук СССР и вице-президента С. Х. Академии им. ЛЕНИНА, проживающего по адресу: Земляной вал, 21/23 кв. 54,
НАШЕЛ:
По имеющимся в НКВД СССР данным, ВАВИЛОВ Н. И. является сыном бывшего крупного московского купца, владельца фирмы «УДАЛОВ и ВАВИЛОВ». Отец ВАВИЛОВА состоял членом союза «Русского народа», в революцию бежал за границу и до последнего времени проживал в Болгарии, где с ним ВАВИЛОВ Н. И. встречался. С первых дней установления Советской Власти ВАВИЛОВ Н. И. враждебно относится к существующему строю, клеветнически высказывается против руководителей Партии и Советского Правительства.
Политические взгляды ВАВИЛОВА резко враждебны к коммунистической Партии и Советской власти. Парижская газета «Пари-Миди» в феврале м-це 1933 года в момент нахождения ВАВИЛОВА в Париже поместила интервью своего корреспондента с ВАВИЛОВЫМ, в котором от имени ВАВИЛОВА было сделано заявление такого содержания:
«Я служу не правительству, а моей стране. Я раньше был царским приват-доцентом, а остался жить в моей стране, которая является по-прежнему Россией». ВАВИЛОВ ведет беседы о «кризисе советской власти» и «гибельности коллективизации».
ВАВИЛОВ Н. И., являясь одним из руководителей антисоветской шпионской к-р организации «Трудовая Крестьянская Партия», начиная с 1925 г. вел большую вредительскую работу в области культивирования хлопчатника в новых районах Советского Союза.
Особенно активизирует контрреволюционную деятельность ВАВИЛОВ Н. И. в 1927 году, с момента организации Всесоюзного Института Растениеводства (ВИР) и назначением его директором института.
…Академик ВАВИЛОВ являлся для центра правых, особенно удачной, я сказал бы, даже незаменимой кандидатурой в смысле установления зарубежных связей, так как он часто подолгу бывал за границей, имел огромные связи с научными работниками всех крупнейших европейских стран. Свою контрреволюционную антисоветскую деятельность по осуществлению связей с зарубежными эмигрантскими кругами ВАВИЛОВ производил под непосредственным руководством центра правых, в частности лично БУХАРИНА.

Николай Вавилов в оранжерее
Института генетики АН СССР. 1939 год.

(с) Ю.Н. Вавилов, "В долгом поиске", М., 2008

…ВАВИЛОВ Н. И. является членом немецкого генетического общества, стоящего целиком и полностью на платформе фашистской расовой теории в вопросах генетики. До последнего времени ВАВИЛОВ Н.И. был связан с германским и бывшим польским консульствами в Ленинграде. При посещении ин-та работниками польского консульства, закрываясь у себя в кабинете, вел с ними разговоры без посторонних.
…Являясь одним из руководителей к-р организации, ВАВИЛОВ непосредственно направлял и руководил вредительством в области семеноводства и выведения новых, улучшенных сортов с/х культур. Установлено, что вредительская работа в системе Всесоюзного института Растениеводства, направленная к подрыву и запутыванию семенного и селекционного дела в СССР, проводилась непосредственно и по прямым указаниям ВАВИЛОВА Н.И.
Пользуясь своим положением, ВАВИЛОВ Н. И. всю работу института в течение ряда лет вел не по линии вопросов, имеющих практическое значение для сельского хозяйства СССР, а по линии отвлеченного академизма. Решая вопросы и профиль отделов института, ВАВИЛОВ давал заведомо вредительские установки заниматься отвлеченными, научно-теоретическими вопросами, заниматься изучением культур, не могущих быть применяемыми даже в ближайшее время в хозяйстве СССР; одновременно исключая и тормозя разработку перспективных культур.
В книге, изданной ВАВИЛОВЫМ, «Растениеводство СССР» указывались заведомо ложные данные о посевных площадях СССР, в результате чего они являлись бесполезными и для хозяйственников и для научных работников.
ВАВИЛОВЫМ усиленно продвигались работы вредителей, как и работа по виноградарству осужденного врага народа ДОМОНСКОГО, «Пшеницы СССР» — ФЛЯКСБЕРГЕРА, содержащие вредительские установки.
Свою вредительскую подрывную работу ВАВИЛОВ проводил, опираясь на специально подобранные и расстановленные на руководящих участках ВИР’а кадры, создав из них контрреволюционную организацию, частично вскрытую и ликвидированную органами ОГПУ в 1933 году.
Установлено, что в целях опровержения новых теорий в области яровизации и генетики, выдвинутых советскими учеными ЛЫСЕНКО и МИЧУРИНЫМ, ряд отделов ВИР’а по заданию ВАВИЛОВА проводили специальную работу по дискредитации выдвинутых теорий ЛЫСЕНКО и МИЧУРИНЫМ.
Вредительская деятельность ВАВИЛОВА подтверждается показаниями ряда арестованных участников «ТКП», а также показаниями участников антисоветской организации правых в сельском хозяйстве.
…После разгрома право-троцкистского подполья ВАВИЛОВ не прекращает своей к-р деятельности, группирует вокруг себя своих единомышленников для борьбы с советской властью. Продвигая заведомо враждебные теории, ВАВИЛОВ ведет борьбу против теории и работ ЛЫСЕНКО, ЦИЦИНА33 и МИЧУРИНА, имеющих решающее значение для с/хозяйства СССР, заявляя, «мы были, есть и будем „анти“ — на костер пойдем за наши взгляды и никому наших позиций не уступим. Нельзя уступать позицию. Нужно бороться до конца».
Николая Вавилова арестовали 6 августа 1940 года в Черновцах во время экспедиции на Западную Украину. Коллеги вспоминали: «Он был увезен так быстро, что арестовавшие его люди не взяли даже его экспедиционного вещевого мешка. Поздно ночью какие-то молодые люди передали Ф. Х. Бахтееву и В. С. Лехновичу записку от Николая Ивановича, где он сообщил, что срочно вызван в Москву, просил с посланными передать ему все его вещи: «Дорогой Вадим Степанович! Ввиду моего срочного вызова в Москву выдайте все мои вещи подателю сего. Н. Вавилов».
Следствие по многотомному вавиловскому «Дело № 1500» длилось 11 месяцев. За это время он вызывался на допросы около 400 раз, общее время допросов составило 1700 часов. Во время следственной работы в отношении Вавилова регулярно применялись пытки.
Все дело, как потом доказали историки, оказалось полностью сфальсифицированным, все привлеченные к делу документы сфабрикованными.
5 июня 1941 года следственной группой И. Серовым, А. Хватом, Л. Шварцманом, П. Влодзимирским было утверждено обвинительное заключение во «вражеской работе» Вавилова. 9 июля ученый был приговорен к расстрелу. В связи с эвакуацией, начавшейся после войны, Вавилов был перевезен в Саратов, где с 29 октября 1941 года содержался в тюрьме № 1.
Николай Иванович посылает Берии несколько прошений о помиловании, где указывает, что «обвинение построено на небылицах, лживых фактах и клевете», в итоге расстрельный приговор был сменен 20 годами лагерей.
В саратовской тюрьме Вавилов недополучал еды. Как зафиксировано 26 января 1943 года врачами Степановой и Скрипиной, осматривавшим умершего, «телосложение правильное, упитанность резко понижена, кожные покровы бледные, костно-мышечная система без изменений… Смерть наступила вследствие упадка сердечной деятельности».
Через пару лет было решено сообщить о смерти ученого его родным. «Страшная телеграмма от Олега о смерти Николая. Не верю. Из всех родных смертей самая жестокая. Обрываются последние жизненные нити. Невменяемость. Все равно, что стегать море или землю. Проклятое сознание. Реакция правильная одна, самому поскорее умереть любым способом. Не за что удержаться. Бог рассеялся, только свои, родные, но они готовы к тому же. А Николаю так хотелось жить и умел он это делать. Господи, а может все же это ошибка?
Не забуду никогда вчерашнего Олюшкина крика, плача, когда сказал ей о Николае. Это было то, что нужно. А у меня замерзшая, окаменевшая душа, почти переставшая жить. Реакция одна — хочется самому умереть, и если бы под рукой был револьвер или яд, может быть, вчера бы меня и не было. Работаю, живу, как автомат, зажав мысль", – вспоминал брат Николая Ивановича Сергей Вавилов.
Значения работы Николая Вавилова власти очевидно искренне не понимали. Его рукописи и полевые материалы безжалостно уничтожались. Только по одному акту изъятия лейтенант ГБ Кошелев постановил «Уничтожить, как не имеющие ценности: 1. Черновые материалы ВАВИЛОВА Н. И. по заграничным поездкам в Абиссинию, США, Англию, Японию и другие страны. Всего в 92 папках. 2. Записных книжек и блокнотов с различными записями — 90 штук...». Всего в этой описи 26 пунктов.
В 1944 году балерине Н. М. Дудинской была предложена для проживания квартира № 13 на втором этаже дома на Малой Морской, где прежде жил Вавилов. Балерине понравились окна, она решила здесь поселиться, остававшиеся в квартире архив, библиотека и вещи ученого были отправлены на свалку.

19 марта 2017 года «Последний адрес» установил на доме табличку памяти Николая Ивановича Вавилова.

Фото: Михаил Рыжов


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.