Пермский край, Ординский район, село Карьёво, ул. Советская, 19

| 07.04.2017
Село Карьёво Ординского района Пермского края имеет второе, татарское название — Искеавыл (Старая деревня). Оно расположено на реке Ирень. Согласно базам «Мемориала» по крайней мере четыре жителя этого села в 1930-х годах стали жертвами Большого террора. Сегодня мы установили мемориальные таблички в память о двоих из них. Заявки подали дочери репрессированных: дочь Нургали Аюпова, Розалия Нургалиевна, и дочь Таипа Саляхутдинова, Зайтуна Таиповна.

Нургали Аюпов родился в селе Карьёво в 1903 году в семье крестьянина-середняка. Окончил местную школу и до революции работал в хозяйстве своих родителей. У отца было два дома, две лошади, две коровы, до 4-5 гектаров посева, но при этом сельхозмашин не было, батраков он не нанимал.

С 1925 по 1927 годы Нургали служил в Красной Армии, окончил полковую школу и был командиром отделения. После службы он вступил в колхоз имени Калинина, потом десять лет проработал секретарем Карьёвского сельского совета.
7 сентября 1937 года дом и все хозяйственные постройки, принадлежавшие Аюпову, сгорели. А 28 сентября 1937 года Нургали Аюпова арестовали и обвинили в «подготовке диверсионных актов путем поджога деревень и колхозов», в частности в том, что он специально поджег свой дом, чтобы сгорела вся деревня. Местные энкаведешники решили воспользоваться случившимся в селе пожаром и нашли среди односельчан Аюпова целую «контрреволюционную группу», занимавшуюся диверсиями «путем поджога деревень». В «группу» входило семь человек, в том числе и сосед Аюпова Таип Саляхутдинов.
Постановлением «тройки» УНКВД по Свердловской области от 22 октября 1937 года Аюпов был осужден по пунктам 10 и 11, ч. 9 статьи 58 УК РСФСР и приговорен к высшей мере наказания – расстрелу. Лишь один член «банды» избежал расстрела, получив 10 лет исправительно-трудовых лагерей.
4 ноября 1937 года приговор был приведен в исполнение. Аюпову было 34 года.
После ареста отца в семье ничего не знали о нем. У Нургали остались жена Азембика, которая работала заведующей в детских яслях колхоза, и две дочери: 14-летняя Магасима училась в пермском педагогическом училище, младшая дочь Розалия родилась уже после смерти отца, 2 апреля 1938 года. На иждивении Нургали Аюпова была еще 69-летняя мать.
Лишь в 1958 году, после обращения в отдел управления КГБ по Пермской области младшей дочери Нургали, Розалии Нургалиевны семья получила свидетельство о смерти, в котором значилось, что Нургали Аюпов умер 19 января 1945 года от диагноза «гнойный перикардит». И только в 1989 году его дочь узнала правду.
В 1988 году Аюпов Нургали был реабилитирован Пермским областным судом в связи с отсутствием состава представления. В постановлении о прекращении дела и реабилитации, в частности, говорилось: «Факты контрреволюционной агитации у всех арестованных, судя по протоколам допросов, заключались в том, что при создании в 1930 году колхоза в с. Карьёво они якобы высказывались против вступления в него, говорили, что единоличники живут лучше… На первых допросах они категорически отрицали свою вину в контрреволюционной деятельности. И только позднее, когда от их имени были составлены заявления, что они желают изменить первые показания, на следующих допросах стали пояснять, что являлись членами контрреволюционной группы, которую создал их земляк Термигалеев Н. с целью борьбы с советской властью. Затем они опять заявили, что никаких заданий от организации не имели, никакой борьбы с советской властью не проводили, связей с контрреволюционными группами не имели. Конкретные факты, которые свидетельствовали бы об антисоветской агитации, диверсионной деятельности или подготовке к ней следствием не устанавливались».

Нургали Аюпов

Таип Саляхутдинов
Таип Саляхутдинов родился в селе Карьёво в 1898 году в крестьянской семье середняка. Окончил два года татарской сельской школы.Согласно анкете арестованного, в 1919 году Таип участвовал в «зеленой банде, с оружием в руках выступал против советской власти».
Долгое время Таип работал в колхозе имени Калинина кузнецом, потом конюхом.
В 1934 году он срубил семье новый дом, а через три года дом сгорел, в тот же день, что и дом его соседа Нургали Аюпова.
Почти через месяц после этого несчастного случая, 5 октября Таипа Саляхутдинова арестовали. Формальным поводом для ареста послужило то, что Таип, будучи конюхом, отрезал у лошадей хвосты для изготовления из конских волос кисточек. Вскоре у него конфисковали все оставшиеся после пожара имущество и корову. В семье без средств к существованию остались жена Зайнаб, 10-летний сын Назим, семилетняя дочь Зайтуна и 70-летняя мать Нурия.
Таип Саляхутдинов был осужден, как и его «подельник» Аюпов, 22 октября 1937 года. Его обвинили в «контрреволюционной деятельности, повстанческой и диверсионной деятельности, антисоветской агитации» и приговорили к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Его расстреляли в тот же день, что и Нургали Аюпова.
С момента ареста о судьбе Таипа Саляхутдинова ничего не было известно. Жена всю жизнь ждала его, не зная о том, что спустя уже месяц после ареста он был расстрелян. Реабилитация пришла лишь в 1988 году.
7 апреля 2017 года в селе прошла церемония установки табличек «Последнего адреса».

Фото: Пермский «Мемориал»

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.