Москва, ул. Орджоникидзе, дом 5, корпус 3

| 09.04.2017

Этот адрес уже известен читателям сайта «Последнего адреса». В 1930-х годах в нем жили иностранные рабочие и инженеры Станкостроя, приехавшие в Москву по соглашениям с фирмами-поставщиками оборудования для завода. Во многом поэтому дом тогда прозвали «Дом Ино». В 2016 году на фасаде этого дома мы установили 15 мемориальных табличек по инициативе учителей истории и выпускников московской школы № 1450 «Олимп» разных лет. Среди уже установленных табличек есть и знак с именем Фрица Августовича Абрамовского, расстрелянного 10 августа 1938 года по обвинению в «контрреволюционной деятельности, в шпионской деятельности в пользу Германии и в двурушничестве перед органами НКВД». Вместе с ним по тому же делу проходил и его сын, табличку которому мы установили сегодня.

Альфред Фридрихович Абрамовский родился в 1913 году в семье рабочего. Его отец работал на Данцигской государственной судоверфи слесарем-механиком, был активным членом Компартии Германии.

Альфред после окончания средней школы пошел по стопам отца и поступил в техникум судостроения.
В 1931 году Абрамовские всей семьей выехали в СССР. В Москве они были направлены на завод № 8 им. Калинина в Подлипках Московской области, а в 1932 году, как и многие иностранные рабочие этого завода, были переведены в Москву. Отец и сын устроились на Станкозавод, Фриц — слесарем, Альфред — чертежником-конструктором.
В 1932 году старшие Абрамовские были переведены из КПГ в ВКП(б), а Альфред вступил в ВЛКСМ.
В 1935 году все члены семьи подали ходатайство о предоставлении им советского гражданства. Их подписи стоят под обращением иностранных рабочих Станкозавода к рабочим Донбасса с призывом к переходу в гражданство СССР. Глава семьи стал советским гражданином в декабре 1935 года, а сын Альфред чуть позже – в апреле 1936 года.
В первый раз Альфреда Абрамовского арестовали осенью 1937 года, но вскоре его выпустили на свободу. После этого он стал курсантом по радиосвязи 7 отдела ГУГБ НКВД и был направлен в служебную командировку в Амстердам. В Москву он вернулся в декабре 1937 года. Вскоре факт заграничной командировки будет использован для обвинения его в шпионской деятельности.
15 марта 1938 органы НКВД арестовали отца Альфреда, а через три дня пришли и за ним. Ему были предъявлены обвинения в том, что он «являлся немецким шпионом и членом контрреволюционной фашистской организации «Гитлер-Югенд», состоящей из немецкой молодежи, проживающей в СССР, т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 58 п. 6 и 11 УК РСФСР». Согласно обвинительному заключению, Альфред «получил от разведки задание создать шпионскую группу из русских, работающих на важнейших предприятиях г. Москвы. Осуществлял задание германской разведки, лично проводил вербовку для шпионской работы… Подготовлял и обрабатывал с целью вербовки контрреволюционно фашистски настроенную немецкую молодежь. Знал и разделял шпионские, диверсионные и террористические установки контрреволюционной организации. Будучи секретным сотрудником НКВД, являлся двурушником».
Фрица Абрамовского расстреляли 10 августа 1938 года по обвинению в «контрреволюционной деятельности, в шпионской деятельности в пользу Германии и в двурушничестве перед органами НКВД».

Альфред получил восемь лет лагерей. В 1939 году, находясь в 3-м лагпункте Вятлага НКВД, он обратился с жалобой к тогдашнему наркому внутренних дел Лаврентию Берия. Альфред Абрамовский писал, что протоколы с признанием вины он подписал под физическим воздействием и угрозой со стороны следователей. Он особо отмечал: «я с первого дня пребывания в СССР был другом Советского Союза и народа и даже сегодня, находясь в тяжелом для меня условии, глубоко верю в деле социализма как единственная форма освобождения рабочих и крестян всего мира. Никогда не был врагом Советкого Союза и народа. Все что против меня написана являетя выдуманой неправдой» (текст дан в оригинале. – ред.). Абрамовский просил о немедленном пересмотре своего дела и освобождении. Но жалоба конечно же не облегчила его участи. 4 мая 1940 года постановлением УНКВД г. Москвы решение «тройки» в отношении Альфреда Абрамовского было оставлено в силе.

Фриду Абрамовскую после ареста мужа и сына исключили из партии, переселили в том же доме из квартиры в комнату, с трудом ей вернули часть вещей из комнаты арестованного сына. Она неоднократно обращалась в различные инстанции в защиту мужа и сына. Сохранилось ряд ее писем, в том числе от 28 мая 1940 года Георгию Димитрову, Генеральному секретарю ИК Коминтерна. К этому времени она уже знала, что муж осужден на 10 лет без права переписки. Вплоть до высылки в 1941 году из Москвы она работала на Станкозаводе уборщицей.
От сына мать получала письма сначала из Кировской области (почтовое отделение Волосница, п/ящик 231/3), а последнее письмо пришло в 1940 году из Коми АССР (почтовое отделение Инта, п/ящик 219/7, колонна 9/34). Только в 1957 году она узнала, что сын умер 17 мая 1949 года в Печлаге, а дело было прекращено за отсутствием состава преступления.
Лишь во второй половине 1950-х годов Фрида Абрамовская узнала о посмертной реабилитации сына и мужа. В документах о реабилитации указывалось, что в секретном справочнике Управления госбезопасности нацистской Германии все члены семьи значились как опасные для фашистского режима лица, подлежащие немедленному задержанию, а обвинение против Абрамовского основывалось лишь на «самооговоре».

Архивные документы

Церемония установки таблички
«Последнего адреса»:
видео

История Альфреда Абрамовского

Фото: Марина Бобрик

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.