Прага, улица Элиашова 331/7

| 27.06.2017

Славой Шадек родился в 1926 году в Брно, позднее с родителями переехал в Прагу. Его отец служил в чехословацких легионах (формирования сторонников независимости Чехии и Словакии, воевавшие в годы Первой мировой войны во Франции, Бельгии, Италии и России), затем был офицером чехословацкой армии. В 1939 году, после оккупации чешских земель нацистской Германией, в звании майора вышел в отставку и стал работать в фирме «Кабло».

Славой Шадек закончил пять классов начальной школы, четыре класса реального училища и Высшую промышленную школу – ее выпускником он стал весной 1947 года. С сентября того же года работал в той же фирме, что и его отец, вначале в ее братиславском филиале «Гумон», затем на предприятии в пражском районе Гостиварж. В 1945 году Шадек вступил в Чехословацкую национальную социалистическую партию (несмотря на сходство названий, эта партия не имела ничего общего с немецким национал-социализмом). Был сотрудником ее молодежной секции, позднее стал референтом по вопросам пропаганды в одной из местных партийных организаций.
В начале весны 1948 года двое его однопартийцев, Йозеф Дворский и Ярослав Фиала, сообщили Шадеку о своей деятельности, направленной на борьбу с коммунистическим режимом. Он без колебаний присоединился к ним. В задачи Шадека входило распространение идей антикоммунистического сопротивления и сбор разведывательной информации. В апреле 1948 года Ярослав Фиала установил контакт со своим другом Милославом Хоцем, который только что вернулся в Чехословакию с Запада, снабженный различными заданиями от эмигрантских кругов в Регенсбурге. Именно ему по поручению Фиалы несколько раз помог Шадек, например, тем, что забрал посылку с радиопередатчиком и оружием у бывшего партизана Леопольда Гамалы в Простейове (5 мая 1948) и затем спрятал этот груз у себя в подвале. Кроме того, Шадек раздобыл для Хоца, которого лично знал мало и только под псевдонимом Мирослав Ярош, два пистолета калибра 9 и 7,65 мм и упаковку с эфиром.

Славой Шадек
(ČTK/Novák Rastislav)
О своей подпольной работе Славой Шадек сообщил нескольким знакомым, в том числе врачу своей семьи д-ру Вацлаву Провазнику, который начал сотрудничать с их группой. Он, в частности, добыл вышеупомянутый эфир, витамины, два пистолета калибра 9 мм и боеприпасы к ним. Через него Шадек узнал о подпольной деятельности их общего знакомого майора Вацлава Клайна, который работал вместе с отцом Шадека. Позднее Шадек установил контакты с Клайном. Когда Фиала обратился к Шадеку с просьбой найти для них передатчик, тот обратился за помощью к своему однокурснику Зденеку Козаку. У него же он одолжил пистолет калибра 7,65 мм (другой пистолет, калибра 9 мм, переданный позднее Хоцу, Шадек, судя по всему, взял у своего товарища Зденека Пурша, обменяв это оружие на один из пистолетов д-ра Провазника).
На встречах 25 и 26 мая 1948 года Хоц сообщил Фиале и Шадеку о том, что намерен забрать у некоего человека важные документы. По его словам, этот человек (речь шла о коммунистическом функционере майоре Августине Шрамме) жил неподалеку. После того, как Хоц не застал Шрамма на месте 26 мая вечером, Шадек вызвался сопровождать его снова – Фиала в тот день прийти не смог.
Утром 27 мая 1948 года Славой Шадек по предварительной договоренности с Хоцем заказал такси и ждал в нем у Виноградской больницы. Хоц вновь направился на квартиру к Шрамму, вооруженный, как и днем ранее, двумя пистолетами и упаковкой эфира. Через несколько минут Августин Шрамм был застрелен. Что на самом деле тогда произошло на четвертом этаже дома № 9 и насколько к случившемуся был причастен Милослав Хоц, до сих пор остается загадкой. Одни историки считают, что стрелял он, другие придерживаются иного мнения. Сам Хоц поначалу сознался в убийстве, но на суде отказался от своих показаний и утверждал, что убийцей был некий Бауэр со своим сообщником, которым он, Хоц, передал оружие, а сам остался сторожить снаружи, у дома, где жил Шрамм. На месте происшествия, вероятно, действительно находились и другие люди (о каком-то незнакомце сообщил один из свидетелей, а двух не известных ему людей видел днем ранее в обществе Хоца и Шадек). Когда Хоц вернулся, он и Шадек уехали с места происшествия, увиделись они уже после ареста.
Чувствуя, что опасность ареста растет, Славой Шадек попытался получше спрятать компрометирующие его материалы. С разрешения знакомого его отца, подполковника Качера, он перенес часть имевшегося у него оружия в подвал, принадлежавший Качеру, а остальное вооружение раздал товарищам Фиалы. Кроме того, от подполковника Качера он получил служебные бланки Министерства национальной обороны, которые собирался использовать в своей подпольной работе – как и информацию военного характера, к которой, по его словам, имел доступ Качер. Но сделать это Славой Шадек уже не успел. Агенты госбезопасности, начавшие расследование убийства Шрамма, арестовали Шадека у него дома 2 июня 1948 года. Он оказался одним из десятков задержанных, которые каким-либо образом участвовали в сопротивлении режиму или же имели контакты с подозреваемыми.
Как и остальные арестованные, в заключении Шадек был подвергнут жестоким пыткам. 19 июля 1948 года Госбезопасность подала иск против 132 арестованных. Эту группу прокуратура разделила на пять более мелких групп. Славою Шадеку и еще нескольким его товарищам обвинения были предъявлены 25 октября. Он был обвинен в заговоре и измене (в соответствии с параграфами 1 и 6 закона № 50/1923 «О защите республики») и в соучастии в предумышленном убийстве (параграфы 5, 134 и 135 уголовного законодательства).
Судебные заседания по делу Шадека и его группы проходили в ноябре 1948 года в Государственном суде Праги. Речь шла о первом судебном процессе, осуществленном этой только что образованной судебной инстанцией, и рассматривавшемся властями как показательная расправа с возникшей после прихода чехословацких коммунистов к власти в феврале 1948 года эмиграцией и ее сторонниками. Главой коммунистического трибунала был лично председатель Государственного суда д-р Гуго Рихтер, прокуратуру представлял д-р Франтишек Гроспич. Только еще укреплявшемуся режиму была нужна атмосфера страха. Об этом говорит и суровость судебного решения: семь смертных приговоров (пять – заочно), два приговора к пожизненному заключению, а для остальных пятерых подсудимых – в общей сложности 113 лет строгого режима. В первую категорию – приговоренных к смерти – попали Славой Шадек и Милослав Хоц.
Кассационную жалобу на приговор Верховный суд в Брно отклонил, президентского помилования также не последовало. 19 февраля 1949 года в 7 часов 08 минут утра Славоя Шадека вывели во двор пражской тюрьмы Панкрац, где его ждали члены сената Государственного суда и прокурор. Осужденному был вновь зачитан приговор и сообщение об отклонении всех жалоб. При этой процедуре присутствовали адвокаты и два родственника – брат Славоя Шадека и дед Милослава Хоца (очередь его внука настала пару минут спустя). В 7:12 Шадек был передан в руки палача, и прежде чем (в 7:15) казнь через повешение была осуществлена, успел прокричать: «Да здравствует свободная Чехословацкая республика!». В 7 часов 20 минут врач зафиксировал смерть. Славой Шадек не дожил менее месяца до 23 лет.
Папку с делом Шадека обнаружить не удалось – вероятно, она была уничтожена при наводнении.
Славой Шадек был реабилитирован после падения коммунистического режима в 1989 году  – в соответствии с законом № 119/90.

Фото: Михаэла Стоилова


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.