Санкт-Петербург, проспект Стачек, 23

| 10.09.2017
Находящийся на пересечении проспекта Стачек и улицы Трефолева так называемый «Дом специалистов», возведенный в конструктивистском стиле в 1936 году, был предназначен для партийной номенклатуры, специалистов, работников высоких должностей. В доме была 31 квартира, в которой разместилась 31 семья. По воспоминаниям сына полярного летчика М. Г. Страубе, здесь проживали «управляющий банком, директор Библиотечного института им. Н. К. Крупской, шахматный гроссмейстер, инструктор военного отдела РК ВКП(б), заместитель председателя Кировского райисполкома, директор Дерматологического института, заместитель главного инженера завода «Электросила», профессор Консерватории…
Дом стоял особняком, обширный двор с садом был окружен забором с калиткой, которую ночью охранял дворник. Жильцы все знали друг друга, многие сохранили дружбу на всю жизнь.
Но это благополучие длилось недолго. Наступил 1937 год. И один за другим стали исчезать отдельные жильцы, а то и целые семьи. Аресты обычно происходили ночью, и весь дом замирал, прислушиваясь, за кем приехали. Семьи репрессированных уплотняли, вселяя в квартиры новых жильцов».
Среди репрессированных жильцов этого дома оказался и директор Балтийского морского пароходства Альфред Янович Каулин.

Альфред Янович Каулин родился в 1888 году в Ново-Гульбинской волости Лифляндской губернии в семье дровосека. В шестнадцать лет он вступил в подпольную организацию Латвийской социал-демократической рабочей партии (б). В 1904-1907 годах Каулин распространял нелегальную партийную литературу, был членом боевой дружины организации ЛСДРП, работал под кличкой «№2» и «Аулэ». Первый раз был арестован в 1906 году в Мариенбурге и подвергнут карательным отрядом порке за участие в боевой дружине.

После освобождения в 1908 году Каулин работал в Рижской организации ЛСДРП, когда последовал второй арест. За принадлежность к ЛСДРП в 1909 году Альфред Каулин был отправлен в ссылку на вечное поселение в Сибирь, в Енисейскую губернию, село Тасеево.
Через год Каулин совершил побег из ссылки и оказался в Иркутске, где перешел на нелегальное положение и вел активную подпольную работу.
В начале 1917 года он был арестован и возвращен по месту ссылки в село Тасеево, где его и застала Февральская революция. В Тасеево при непосредственном участии Альфреда Каулина была создана партийная организация РСДРП(б), которую он возглавил.
По воспоминаниям жены Нины Николаевны Каулиной, «главными чертами его характера всегда были большевистская стойкость, огромная энергия в работе, дисциплинированность, честность и скромность, интересы партии он ставил выше всего».
Борьба за становление Советской власти в Сибири, Гражданская война — борьба с восставшим Чешским корпусом, с армией Колчака — вывели Альфреда Каулина на передовые партийные позиции. Партия посылала его во все горячие точки Сибирского края: Каулин был председателем разных сибирских исполкомов и комиссий, участвовал во всех тогдашних партийных съездах и конференциях, занимался организацией Красной Армии, организовывал сбор продовольствия для армии и голодающего Поволжья. Его чрезвычайная активность и результативная деятельность были высоко оценены партийным руководством, и в 1923 году ЦК партии пригласил Каулина в Москву работать под руководством Дзержинского, с которым Альфред Каулин познакомился и сблизился еще во времена сибирской ссылки и совместной борьбы с генералом Бакичем.
Альфред Янович начал работать председателем Всероссийского общества «Шерсть». Через год работы в Москве партия отправила его в Германию в торговое представительство СССР для налаживания торговых отношений между странами.
В 1930 году после возвращения в Москву Альфред Каулин был направлен на работу в Совторгфлот, где стал начальником Управления северными морями. Он заказывал и закупал суда для СССР. Затем Каулин переехал в Ленинград, где возглавил Балтийское морское пароходство. Жена Нина Николаевна и дочь Тамара остались в Москве.
3 декабря 1937 года он был арестован НКВД. Каулина обвинили в шпионаже в пользу капиталистических стран, «в политической слепоте, в участии в Латвийской националистической организации, куда был вовлечен в 1925 году торгпредом Бегге. Встречался за границей с латышем Куклусом. Был в связи с Эдельманом. Напросился на работу в Ленинград, где вошел в контакт с местной организацией». В деле есть акт 7-I работников Балтийского пароходства о плохой работе пароходства, что позволило приписать Каулину и вредительство. Он был также обвинен «в покупке заведомо плохих пароходов», в том, что «способствовал ухудшению работ по ремонту судов, покупая не то, что нужно». Все абсурдные обвинения Альфред Янович сначала отрицал, но уже на втором допросе, а всего их было три, со всеми обвинениями согласился и подписал признание, скорее всего, под пытками.
Каулина осудили по статье 58-1а-8-11 и расстреляли 18 января 1938 года. Ему было 49 лет. Протоколы допросов подписаны следователем Мигбертом и зам. начальника Управления Шапиро, который в 1939 году сам был расстрелян.
Родственникам было выдано ложное официальное свидетельство о смерти, где указано, что Альфред Янович Каулин умер от воспаления легких 25 июня 1941 года в возрасте 53 лет.
По рассказам дочери Альфреда Яновича, друзья и коллеги предупреждали его о готовящемся аресте и якобы даже предлагали скрыться, но тот отказался.
После ареста Альфреда Каулина семья, опасаясь репрессий, уничтожила его письма, где «упоминались разные имена».

Братья Каулины: Альфред, Август и Рудольф Яновичи
По воспоминаниям семьи, Нина Николаевна, «живя с маленьким внуком Аликом, боялась ареста. И страх был велик. На протяжении долгого времени, год-полтора, она ни одну ночь не ночевала дома. Каждый вечер, беря за руку внука, она шла ночевать к кому-нибудь из соседей, причем меняла соседские дома в разной последовательности. Этот период сохранился в детской памяти ее внука Алика; ребенок часто молил бабушку не уходить и хоть разок поспать дома. И однажды они остались дома уже навсегда. Став взрослым, внук спросил у состарившейся бабушки, что же случилось, что изменилось, и почему они перестали ютиться по ночам в соседских углах. Ответ был прост: "Ничего. Просто я устала, и надоело бояться"».
Тамара, как дочь врага народа, не могла устроиться на работу. И только последовав чьему-то совету скрыть арест отца, она попала учетчицей в речной порт, где и проработала до конца войны. В 1944 году Тамара Альфредовна поступила в Московский педагогический институт на заочное отделение исторического факультета, опять скрыв арест отца.
Братья Альфреда Яновича тоже подверглись репрессиям: Арнольд Янович умер в 1939 году в заключении в Колымском лагере «Дальстрой», Август Янович умер в Минской тюрьме через месяц после ареста в 1939 году, Ян Янович был арестован в 1941 году, но освобожден в 1942 году. Избежал репрессий только Рудольф Янович.
До конца жизни жена Нина Николаевна была предана коммунистическим идеям и верила советской власти, несмотря на аресты, расстрелы и исчезновения знакомых и друзей, соратников по партии, их жен и членов семей, ее собственного мужа, который был реабилитирован в 1957 году.

Архивные фотографии и документы* Церемония установки таблички
«Последнего адреса»
* Опубликовано с разрешения родственников репрессированного.

Фото: Николай Иванов
***
Книга памяти "Ленинградский мартиролог" содержит сведения о еще шестерых репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.