Москва, Поварская, 26

| 15.10.2017
Кирпичное шестиэтажное здание по адресу Поварская улица, 26 было возведено в 1914 году по проекту архитектора Ольгерда Пиотровича для домовладельца Баскакова. Это последний адрес Ивана Бунина перед эмиграцией, здесь писатель жил с 1917 по 1918 годы. Традицию проживания литераторов в этом доме продолжил Борис Пильняк в 1920-е годы.
Бывший доходный дом считается выявленным объектом культурного наследия. Здание жилое, охраняется государством.
Согласно базам «Мемориала», по меньшей мере три жильца этого дома стали жертвами политических репрессий середины прошлого века. Двоим из них мы сегодня установили мемориальные таблички.

Лев Николаевич (Наумович) Евзерихин родился в 1894 году в местечке Рясна Могилевской губернии (ныне — территория Беларуси). Неизвестно, где он учился, но из анкет следует, что у него было незаконченное высшее образование.

В советские годы Евзерихин работал адвокатом Московской городской коллегии адвокатов.
Льва Николаевича арестовали 11 марта 1938 года — на Лубянке тогда разворачивалось «дело юристов». Начиная с 1937 года по всей стране шли повальные аресты руководящих прокурорских и судебных работников, ставшие частью Большого террора. Военная коллегия Верховного суда СССР (ВКВС) почти всем им вменяла в вину «участие в контрреволюционной деятельности» или даже «террористической организации», причем одна организация состояла из прокурорских работников, другая — из членов Московского городского суда, а третья — из адвокатов. Наиболее жестокие преследования осуществлялись в отношении прокуроров республик, краев и областей. Но и юридическая элита Москвы подверглась серьезным испытаниям.
Были осуждены и расстреляны первый прокурор Москвы Андрей Филиппов (столичная прокуратура тогда только-только выделилась в самостоятельную структуру), второй прокурор Москвы Константин Маслов, председатель Мосгорсуда Иван Смирнов, председатели Мособлсуда Николай Немцов и Михаил Васильев и многие, многие другие. Им вменялась в вину подготовка к убийству Сталина, Ежова, Вышинского, Хрущева…
Евзерихин был осужден 17 сентября 1938 года Военной коллегией Верховного суда СССР за «участие в контрреволюционной организации» и «подготовку теракта». Приговор — расстрел — был приведен в исполнение в тот же день на спецобъекте НКВД «Коммунарка».
Сведения о жизни Льва Евзерихина крайне скудны, и мы практически ничего не знаем о его семье. Но есть любопытные данные о том, что заместителем по спецделам второго прокурора Москвы Константина Маслова в те годы был Исаак Наумович Евзерихин, родом также из Белоруссии, но только название местечка в следственном деле передано как Ресно, Белоруссия. Он был арестован 16 сентября 1937 года за «подрывную вредительскую работу по заданию контрреволюционной троцкистской организации, направленную на дискредитацию советских законов», «на вызов озлобления масс против ВКП(б) и Советской власти». В тюрьме его продержали полтора года. На судебном заседании, которое состоялось лишь 7 марта 1939 года, Исаак Евзерихин виновным себя не признал, однако Военная коллегия Верховного суда приговорила его к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в тот же день. Не исключено, что Лев и Исаак Евзерихины были родными братьями.
Лев Николаевич (Наумович) Евзерихин был реабилитирован в 1956 году.

Петр Константинович Удольский родился в 1892 году в Коврове Владимирской губернии в семье скорняка, потомственного почетного гражданина. Петр окончил высшее начальное училище и шесть классов гимназии.


Петр Константинович Удольский
С августа 1914 года по март 1917 года он служил рядовым 12-го авиационного дивизиона 89 пехотного запасного полка, в сентябре 1918 года ушел добровольно в Красную армию, служил старшим мотористом аэросъемочной фотометрической школы.
В декабре 1919 года он женился на петербурженке Елене Григорьевне Мусатовой, а в октябре 1920 года у них родился сын Борис. Племянница Елены Григорьевны вспоминала, что это была дружная семья, Петр Константинович очень любил свою жену.
Удольский получил квартиру на Поварской, 26, где и проживал с женой, сыном и матерью Евдокией Никифоровной. Одну комнату он отдал сослуживцу и другу Островскому, который недавно женился и не имел жилья.
До 1920 года Петр Константинович находился в резерве штаба Приуральского сектора войск в ранге помощника начальника снабжения. В августе 1920 года он был командирован в Москву в военно-морскую секцию Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ) на должность старшего инспектора. На вопросы анкеты «Какую работу в РКИ считаете для себя более подходящей и почему» он ответил: «ревизионную, нравится, живая работа, дающая результат».
По делам службы Удольский часто бывал в командировках: на Донбассе, в Киеве, в Туркестане, на Урале и др.
Непосредственно перед арестом Петр Константинович служил начальником отдела стройматериалов особого корпуса железнодорожных войск.
Петра Константиновича арестовали 10 апреля 1938 года, обвинив его в том, что он «являлся агентом румынской разведки».
Через пять месяцев после ареста — 16 сентября 1938 года — Удольский был приговорен к высшей мере наказания по обвинению в «участии в контрреволюционной террористической организации». Согласно приговору, он якобы с 1932 года «являлся участником антисоветской шпионско-террористической организации, созданной в СССР румынскими разведывательными органами, и занимался шпионажем». Как утверждало следствие, Удольский «по заданию румынской разведки собирал и передавал последней шпионские сведения о вооруженных силах СССР и получал за это денежные вознаграждения. Кроме того, Удольский предоставлял свою квартиру для встреч шпионов и террористов-диверсантов».
На суде Петр Константинович отказался от своих показаний, данных во время следствия, и от последнего слова.
Приговор был приведен в исполнение в тот же день. Удольскому было 46 лет.
Семье сообщили, что он осужден на 10 лет без права переписки. На запросы жены не отвечали, только в 1956 году прислали свидетельство о смерти с ложными данными — от сердечного приступа в 1942 году.
Петр Константинович Удольский был реабилитирован в 1956 году. Точную дату смерти и место захоронения семья узнала много лет спустя из списков «Мемориала» и после знакомства со следственным делом в 2007 году.

Фото: Марина Бобрик

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще об одном репрессированном, проживавшем в этом доме, Альфреде Ивановиче Поднеке. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки ему мемориального знака, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.