Санкт-Петербург, Дворцовая набережная, 32

| 26.10.2017

Рихард Фасмер в юности
(источник фото)
Рихард Фасмер (Рихард Вильгельм Георг, Richard Wilhelm Georg, русифицированные формы имени: Рихард Рихардович, Ричард Ричардович, Роман Романович) родился в 1888 году в Петербурге в семье немецкого коммерсанта из Альтоны (близ Гамбурга), приехавшего в Петербург в конце XIX века. Как и старший брат Макс, Рихард учился в знаменитой петербургской классической гимназии Карла Мая, окончив ее с серебряной медалью в 1906 году (см.: Школа Карла Мая; источники и литература).
После года учебы на философском факультете Лейпцигского университета Рихард Фасмер стал студентом Петербургского университета и обратился к изучению восточных языков и культур. Его учителями были выдающиеся представители Петербургской школы востоковедения Павел Коковцов и Василий Бартольд.
Сразу после окончания университета в 1910 году Фасмер пришел работать в Эрмитаж помощником хранителя богатейшей нумизматической коллекции музея. К этому времени он перешел в российское подданство. С января 1911 года Фасмер стал постоянным сотрудником музея, с которым будет связан все годы активной научной и музейной деятельности вплоть до ареста в 1934 году.

Когда началась Первая мировая война, Фасмер ушел на фронт, а после демобилизации в 1918 году вновь вернулся в Эрмитаж и стал хранителем отдела восточной нумизматики, а с 1920 года — куратором всего нумизматического собрания музея (Encyclopaedia Iranica. Fasmer, Richard Richardovich). С конца 1919 до 1930 года он был членом Государственной Академии истории материальной культуры и секретарем постоянной академической комиссии (а затем секции) нумизматики и глиптики.

Как и старший брат, славист и индоевропеист Макс Фасмер, Рихард Фасмер был чрезвычайно одаренным человеком и выдающимся ученым. Он великолепно владел несколькими восточными языками — иранским, арабским, сирийским, древнееврейским, турецким. Фундаментальные работы Фасмера по восточной нумизматике до сих пор сохраняют свое значение и чрезвычайно высоко ценятся специалистами. За период наибольшей научной активности в 1925-1934 годах ему удалось опубликовать около 50 своих работ. Стараниями Макса Фасмера (с 1921 года жившего и работавшего в Германии), коллег и друзей целый ряд статей Рихарда Фасмера был издан в европейских научных изданиях. Он деятельно участвовал в подготовке важнейшего нумизматического словаря "Woerterbuch der Muenzkunde", изданного в 1930 г. в Берлине под редакцией немецкого нумизмата Фридриха фон Шреттера. Фасмер написал для этого словаря несколько десятков статей по нумизматике и денежным единицам различных стран Востока в разные эпохи. Но множество идей и работ так и остались неопубликованными и неосуществленными.
За Рихардом Фасмером пришли 10 января 1934 года. Сотрудник ОГПУ Шубин, производивший обыск и арест в семье Рихарда Фасмера, который жил вместе с женой Алидой, работавшей бухгалтером на швейной фабрике Володарского, опечатал «два ящика в буфете: в одном — 123 серебряных предмета и золотые карманные часы, во втором — 9 серебряных предметов».

Первый допрос последовал сразу же за арестом. Его провел помощник уполномоченного IV Секретно-политического отдела Макухин. На двух листах Рихард Фасмер отвечает на поставленный следователем вопрос о друзьях, родственниках и знакомых. Эти показания, единственные в деле написанные рукой самого Фасмера, содержат перечисления имен членов семьи, коллег-ученых, библиотекаря и сторожа ночной охраны, тех, с кем Рихард Фасмер играл в детстве в футбол и с кем проводил каникулы.
Следующий допрос состоялся 20 января, его вели начальник 4-го СПО Коган Л. В. и оперуполномоченный Бузников. Почерком не Фасмера, а, скорее всего, Бузникова, запись допроса начинается так: «Чистосердечно признаюсь, что я являюсь членом контрреволюционной фашистской организации. В организацию я был вовлечен в 1930 году, вступив в нее после ряда бесед с лицом, возглавляющим организацию — В. И. Вернадским». Далее в деле идет подробное описание этой «организации», оказавшейся много позже чистой выдумкой сотрудников ОГПУ: «Организация русских и украинских фашистов, поддерживая связи с фашистскими кругами современной Германии через сеть славяноведческих институтов, в том числе через возглавляемый моим братом Фасмером Берлинский Славяноведческий институт, преследует задачу свержения советской власти и установления в стране фашистской диктатуры. Организация, в которую я вхожу, борется с Советской властью при помощи активных методов — путем диверсий, вредительства и шпионажа». По версии следователей, Рихард Фасмер якобы входил в ячейку организации, состоявшей из работников Государственного Эрмитажа. «В эту ячейку, помимо меня, Фасмера, входили Спасский, Линдроз, Автономов, Бауэр. Моя роль в организации заключалась в том, что моя квартира в Ленинграде являлась явочным пунктом для лиц, приезжающих из-за границы с целью связи с нашей организацией и передачи ей директивных указаний, а также для сбора сведений шпионского характера…».
20 марта 1934 года Полномочное представительство ОГПУ ЛВО отчиталось о вскрытии и ликвидации фашистской организации русских и украинских националистов «Российская Национальная Партия» (РНП).
Как заключает помощник прокурора Ленинградской области Виденек, «по делу привлечено 35 человек, преимущественно научных работников, по социальному происхождению обвиняемые распределяются: дворян — 18 ч., из духовного сословия — 4 ч., из купцов — 1, из мещан и служащих — 8, крестьян — 3 ч. РНП являлась политическим блоком российских великодержавников и украинских националистов на платформе: а) рассовой теории панславизма, б) свержения советской власти и в) ориентации на интервенцию фашистской Германии. В Ленинграде раскрыты 14 ячеек «РНП» в ленинградских научно-исследовательских институтах, учреждениях Академии наук, гуманитарных учреждениях, музеях и научных обществах».


Днем ареста можно датировать и последнюю из известных фотографий Рихарда Фасмера, снятую в тюрьме и приклеенную на анкету арестованного. 10 января 1934 г.
Ячейкой № 8, как считали сотрудники 4-го СПО Л. В. Коган, Бузников, Михайловский, руководил Рихард Фасмер. Она располагалась в Эрмитаже, и эта ячейка «украинских националистов вела систематическую деятельность по насаждению к.р. ячеек на Украине и перебросила на Украину для снабжения организованных ячеек партию оружия, изъятого из Ленинградских Музеев (Артиллерийский и другие) в количестве более 400 единиц огнестрельного оружия».
Вместе с Рихардом Фасмером в восьмую, эрмитажную ячейку РНП были включены заведующий секцией медалей Иван Георгиевич Спасский, заведующий отделом нумизматики Николай Павлович Бауэр, хранитель античного отделения отдела нумизматики Александр Николаевич Зограф, библиотекарь Эрмитажа Георгий Юльевич Вальтер, заведующий отделом западноевропейского оружия Александр Александрович Автономов и его помощник Эмиль Иванович Линдрос.
Постановлением Коллегии ОГПУ от 29 марта 1934 года Рихард Фасмер осужден на 10 лет лишения свободы в исправительно-трудовом лагере. 4 апреля Фасмера отправили этапом в город Свободный БАМЛага. Затем Рихарда Фасмера повезли дальше, и 25 мая 1934 года он оказался в местах лишения свободы Узбекистана, где провел четыре года. В БАМЛаге, затем в лагере в Ташкенте Фасмер работал в канцелярии Управления среднеазиатских трудовых лагерей.

В 1935 году жена ученого пробовала хлопотать «о предоставлении ему возможности работать по специальности в музеях Ташкента (где хранилось много неразобранных нумизматических материалов)» (см. об этом «Люди и судьбы. Биобиблиографический словарь востоковедов — жертв политического террора в советский период (1917–1991)»).
Рихард Рихардович Фасмер умер 26 февраля 1938 года в Отдельном лагере трудового перевоспитания № 19 УМВД Узбекской ССР.

В 1956 году дело Рихарда Фасмера и все пятитомное дело ленинградской ветви РНП было пересмотрено. Было признано, что сотрудники Секретно-политического отдела ПП ОГПУ дело фальсифицировали, репрессий в отношении участников этой выдуманной партии не должно было быть. Рихард Рихардович Фасмер был полностью реабилитирован.

В 1953 году в Гейдельберге начал выходить "Этимологический словарь русского языка", составленный братом Рихарда, Максом Фасмером. Главный труд жизни великий лингвист посвятил памяти отца и погибшего брата: «Памяти моего отца, купца из Альтоны Рихарда Фасмера (1853–1924) и моего брата, петербургского востоковеда Рихарда Фасмера (1888–1938)». В русском переводе словаря, вышедшем в 1964 году, посвящение было снято, и до сих пор все бесчисленные перепечатки общепризнанного словаря выходят без него. Табличка «Последнего адреса» на стене Эрмитажа хотя бы частично восстанавливает справедливость.

Документы следственного дела Церемония установки таблички
«Последнего адреса» (видео)

Фото: Николай Иванов


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.