Санкт-Петербург, набережная реки Фонтанки, 165

| 19.11.2017
Дом № 165 на набережной Фонтанки появился в 1904 году. Его построил архитектор Иероним Китнер, который занял квартиру в этом здании с чертами модерна, главного архитектурного стиля того времени.
Ряд помещений здесь занимал Первый русский завод трубок Рентгена инженера Федорицкого, часть квартир сдавалась в наем.
В одной из квартир этого дома проживала семья профессора Ликариона Витольдовича Некраша.

Ликарион Витольдович Некраш родился в 1886 году в Костроме в семье дворян. После окончания школы с золотой медалью он поступил учиться на экономическое отделение Политехнического института. В студенческие годы Ликарион Некраш принимал участие в волнениях 1905 года, за что в октябре был арестован во время агитационной работы с рабочими Выборгской стороны. Но уже в ноябре его отпустили по амнистии.


Ликарион Неркаш,
студент Политехнического института

После окончания института Некраш начал преподавать в Петербургской городской торговой школе имени Петра Великого, какое-то время работал чиновником в Министерствах финансов, земледелия и продовольствия.
После Октябрьской революции в трудовой биографии Ликариона Некраша появились новые должности: он становится заведующим информационно-статистическим подотделом в Костромском губсовнархозе, потом — начальником отдела статистики на Октябрьской железной дороге.
С 1923 года Некраш начинает заниматься наукой и преподаванием, устроившись доцентом на экономический факультет Политеха и читая лекции в Ленинградском институте инженеров путей сообщения.
Через год выходит первый монографический труд Некраша — «Основные вопросы теории и практики железнодорожной статистики», затем — «Статистический метод в железнодорожном хозяйстве», «Транспортная статистика», «Вопросы статистики водного транспорта».
 С 1930 года Некраш — заведующий кафедрой статистики Транспортно-экономического института. Потом он преподает в Ленинградском педагогическом финансово-экономическом институте, Всесоюзной академии железнодорожного транспорта, Коммунистической академии, Институте советской торговли, Институте внешней торговли, Ленинградском финансово-экономическом институте. С 1945 года заведует кафедрой статистики в ЛГУ.

В 1939 году Ликарион Некраш выпускает «Курс общей теории статистики», из-за которого на профессора организуется травля. В журнале «Плановое хозяйство» была опубликована разгромная статья некоего А. Петрова, в которой говорилось, что «исходные положения и направления работы проф. Некраша прямо противоположны характеру действительных задач научной разработки и практических требований статистики планового социалистического хозяйства. Неудачный опыт профессора Некраша со всей убедительностью еще раз показывает бесплодность и ненаучность попыток искать обоснование теории советской статистики вне экономической теории марксизма-ленинизма... Ни закон больших чисел и математические теоремы, с ним связанные, ни другие формально-математические абстрактные положения не могут быть основой теории советской статистики... Теория советской статистики может быть разработана только на основе политической экономии социализма… Такая методология способна только засорить мозги учащимся и практическим работникам статистики и привести их к совершенно ложным выводам».

В 1949 году в разгар «борьбы с космополитизмом» в 4-м номере журнала «Вопросы экономики» выходит статья Т. И. Козлова «Против буржуазного объективизма и формализма в статистической науке», в которой значительная часть посвящена резкой критике трудов Некраша: «Отдельные статистики, лишенные чувства национальной гордости, в своем преклонении перед Западом доходили до полного отрицания достижения русской статистической мысли и практики, пытаясь изобразить русскую статистическую науку как отражение различных западноевропейских школ... Так, профессор Л. В. Некраш, раболепствуя перед буржуазной статистикой Запада, зачеркнул всю историю русской статистической мысли и дошел до игнорирования гениальных работ Ленина, в которых даны марксистская теория статистики и классические образцы использования статистики при политико-экономическом анализе...»


Л.В. Некраш
Вскоре начались аресты. Были арестованы почти все профессора политико-экономического факультета Ленинградского государственного университета: В. М. Штейн, А. И. Буковецкий, Я. С. Розенфельд, В. В. Рейхардт, М. В. Раутбарт. Несколько факультетов оказались совсем без профессуры.
31 июля 1949 года по подозрению в совершении преступлений по статьям 58-10-11 был арестован и Ликарион Витольдович Некраш. Сотрудники МГБ не преминули вспомнить его участие в 1905 году в меньшевистском кружке, арест органами ЧК в 1920 году и освобождение в мае 1921 года. В протоколах фиксируется, что «работая профессором Ленгосуниверситета, Некраш допускает извращения в своей научно-педагогической деятельности. До последнего времени поддерживал тесную связь с репрессированными органами МГБ за антисоветскую деятельность лицами».
Были привлечены свидетели, которые показали, что «в отношении Некраша следует отметить, что в его научных работах, в частности в его диссертации, а также в лекциях имели место космополитические тенденции. Они заключались в том, что в своем курсе он совершенно не показывал большой роли русской статистики,.. и переработанный им курс в диссертацию... содержал также махистские установки...»
И опять в одном из журналов появилась статья, где Некраш был назван проводящим «линию саботажа».
Примечателен один из свидетельских допросов: «В конце 1948 г. Некраш по своей инициативе, одобренной Вознесенским и Рейхардтом, распространил среди студентов анонимную анкету, результатом чего при заполнении этой анкеты студентами имели место прямые антисоветские выпады. Надо сказать, что подобный метод использовался американским институтом общественного мнения».
Первый допрос самого Некраша содержит ответ Ликариона Витольдовича на вопрос следователя о проводившейся им антисоветской работе: «Показания по данному вопросу дать не могу, так как антисоветской деятельностью не занимался». Но на допросе 3 августа Некраш показал, что «в период от Февральской до Октябрьской революции 1917 года я к партии большевиков был настроен враждебно и полностью был согласен с той контрреволюционной борьбой, которую проводила буржуазия с большевиками, ибо я был настроен против социалистической революции». На последнем допросе 9 августа Некраш показал, что «антисоветские настроения у меня имели место в период первых лет социалистической революции, но начиная с 1922 г. я пересмотрел свои политические антисоветские убеждения и встал на советские позиции».
Одиннадцать дней в тюрьме, насыщенные ночными жестокими допросами, подорвали здоровье 63-летнего профессора, и 11 августа 1949 года Ликарион Витольдович был помещен в тюремную больницу, где 1 сентября скончался, как указано в заключении, от «заражения крови, вызванного склерозом почек». Через пять дней дело было прекращено «за смертью обвиняемого», а через восемь лет в 1957 году архивно-следственное дело полностью прекращено за «недоказанностью обвинения».
Поскольку приговора не было, родственники Ликариона Некраша не оказались записанными в «члены семьи врага народа» и репрессиям не подверглись. Тем не менее, семью выселили из «профессорской» квартиры в коммуналку.

Архивные фотографии * Церемония установки таблички
«Последнего адреса»

* Опубликовано с разрешения родственников репрессированного.

Фото: Николай Иванов

***
Книга памяти "Ленинградский мартиролог" содержит сведения о еще двоих  репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.