Таганрог, Итальянский переулок, 13
На карте

| 18.12.2017

В этом доме в 1930-х годах жила семья Арвида Ивановича Витковского. В настоящее время одноэтажный флигель, по всей вероятности, пойдет под снос, поэтому мы решили установить памятный знак на соседнем доме № 11.

Заявку на установку мемориальной таблички подал правнук Витковского Сергей Верещагин. Он также написал текст о своем прадеде, который мы публикуем ниже:

13 марта 1937 года в 1 час 30 минут, то есть глубокой ночью, комендант Управления НКВД по Азово-Черноморскому краю Генкин расстрелял 16 человек, в том числе моего прадеда, Арвида Ивановича Витковского. При казни присутствовал помощник Прокурора СССР Вышинского Ю.Ф. Прусс. На обороте письма судьи И.В. Матулевича Юлий Федорович от руки набросал акт и поставил галочку, возле которой усталой рукой расписался товарищ Генкин. Спустя 80 лет после этого убийства мне удалось собрать довольно много документов о жизни и гибели А.И. Витковского, добиться полного рассекречивания его «уголовного дела» и, наконец, зарегистрировать факт его смерти в ЗАГСе. В графе «причина смерти» записано одно слово: «расстрел».

Арвид Иванович (Иоганнович) Витковский родился 6 мая 1889 года на территории нынешней Латвии, по одной версии — в Риге, по другой — в Двинске (ныне Даугавпилс). У его родителей, Иоганна-Бернарда и Анны Карловны (урожденной Бегрант), были еще две дочери — Зельма и Эльза-Эйженя.

Окончив в Двинске церковно-приходскую школу и Коммерческое училище, Арвид Витковский стал зарабатывать репетиторством. В январе 1908 года 18-летним юношей он вступил в РСДРП и вскоре переехал в Ригу, где в 1909-1914 годах был вольнослушателем Рижского политехнического института. Вместе с ним, также на коммерческо-экономическом отделении, учился его однопартиец Василий Васильевич Ульрих, будущий многолетний председатель Военной коллегии Верховного суда СССР. Именно эта коллегия спустя 20 с лишним лет осудит Витковского на смерть, и хотя на выездной сессии в марте 1937 года председательствовать будет не Ульрих, а его заместитель И.О. Матулевич, Василий Васильевич наверняка знакомился с расстрельным списком на стадии его подготовки и не мог не заметить в нем имя своего бывшего однокашника.

Во время учебы в институте Арвид Иванович женился в первый раз — на Анне Иосифовне Исат, с которой они прожили вместе больше 10 лет. 10 мая 1912 года у них родился сын Арвид, а под новый 1914 год (31 декабря 1913-го по старому стилю) — второй сын, Павел.

В годы Первой мировой войны Витковский был призван в царскую армию, но воевать, по всей видимости, не хотел и встретил революцию в дисциплинарном батальоне 177-го запасного полка под Новгородом. Там он принял участие в создании первых Советов, а в 1918 году перебрался в Петроград, где его свояк, Август Яковлевич Клявс-Клявин, занимал пост военного коменданта города.


А.И. Витковский. Баку, 1921 г.
В последующие годы Арвид Иванович беспрерывно переезжал, занимая самые разные должности: с марта 1918 года по май 1919 года он — член президиума и казначей Совнархоза в Петрограде, с мая 1919-го по апрель 1920-го — помощник начальника политотдела 10-й армии РККА, с апреля 1920-го по январь 1921-го — начальник политотдела 11-й армии. В 1920–1921 годах он был членом ЦК Азербайджанской компартии и участвовал в подготовке I Съезда народов Востока. В 1921-1923 годах Витковский вновь работал в петроградском Совнархозе (сперва председателем Севзапгостранса, затем — Стеклофарфорного треста).

В ноябре 1923 года Арвид Витковский развелся с первой женой и женился на моей прабабушке, Евгении Израилевне Коц. Вместе они продолжили переезжать из города в город: в 1923-1925 годах Арвид Иванович служил начальником Военно-хозяйственного управления РККА в Западном Туркестане, затем он получил назначение в Екатеринослав (ныне Днепропетровск). В этом городе 13 мая 1925 года родилась моя бабушка, Надежда Арвидовна. В 1926-1927 годах семья Витковских жила в Актюбинске.

В конце 1920-х годов у Витковского, как и у других «старых большевиков», дела пошли под гору. Он получал все менее значимые должности, все дальше от столицы и мест службы своих первых соратников. В 1928 году в Ленинграде он был осужден к году лишения свободы условно по одной из «экономических» статей УК РСФСР. В этот период он расстался с моей прабабушкой, а в 1929 году женился в третий раз — на Марии Ивановне Коновой, которая родила ему двух дочерей — Зенту (в 1930-м) и Фриду (в 1934-м году). По какой-то причине только об этой своей семье Арвид Иванович ничего не говорил на допросах.

Тучи продолжали сгущаться. В 1930 году, после короткого периода работы в Москве в Наркомторге, Витковский переехал в Северо-Кавказский край, где работал на строительстве свинарников в станице Медведовской, а затем был переведен в Тимашевск. Здесь он был осужден за растрату 400 рублей к одному году принудительных работ и исключен из ВКП(б).

После отбытия наказания и заседания парттройки Арвид Иванович был восстановлен в партии. В 1932-1934 годах он работал экономистом-плановиком Адыгейского исполкома в Краснодаре. Благополучно пережив «чистку партийных рядов» 1933-1934 годов, Витковский получил назначение в новообразованный Северо-Донской округ Азово-Черноморского края, где занимал различные должности сперва в Шахтах, а затем в Миллерово.


Вторая жена А.И. Витковского Евгения Израилевна
с их дочерью Надей
Весной 1935 года он сменил место жительства в последний раз, переехав в Таганрог. В этом городе он сначала работал экономистом в Горсовете и преподавателем в Планово-экономическом техникуме, жил то в общежитии, то в гостинице. Наконец, в августе 1935 года Арвид Иванович устроился на работу плановиком-экономистом на авиационный завод № 31 имени Г. Димитрова и поселился со своей последней женой, Анастасией Александровной, по адресу Исполкомовский переулок, 13 (ныне Итальянский переулок, 13).

Бывалый коммунист с дореволюционным стажем, он занялся крайне опасной для того времени деятельностью — стал руководителем кружка по истории партии. Уже в декабре 1935 года инструктор горкома товарищ Василянская «разоблачила» в Витковском троцкиста, в январе 1936-го главный «стукач» по делу Арвида Ивановича И.М. Белоедов «выступил с его критикой» на собрании, а 1 февраля Витковский был отстранен от руководства кружком.

Чувствовал ли мой прадед приближение расправы, мы, конечно, узнать не можем. В марте 1936 года к нему в гости в последний раз приехал сын Павел — к тому времени уже артист цирка. 19 июня Арвид Иванович получил партбилет нового образца в рамках проводившейся кампании «по проверке и обмену партдокументов», которая фактически являлась очередной чисткой. В августе, получив отпуск, он съездил в Ленинград, где навестил трех своих бывших жен, дочь Надежду, друзей и знакомых.

Пока он оставался в Ленинграде, в Ростове-на-Дону уже был арестован Александр Белобородов — в прошлом один из организаторов убийства царской семьи, а к 1936 году скромный счетовод из раскаявшихся троцкистов. Вскоре его объявили руководителем террористической группы, «членом» которой сделали и Витковского. До возвращения Арвида Ивановича в Таганрог были допрошены свидетели-стукачи, подготовлено постановление об аресте и выдан соответствующий ордер. В эти же дни сменился начальник Управления НКВД по Азово-Черноморскому краю: с 29 августа 1936 года на этот пост вместо П.Г. Рудя был назначен Г.С. Люшков.

2 сентября Арвид Иванович Витковский был арестован. В Таганрогском городском отделе НКВД его допрашивали восемь раз. После 26 сентября 1936 года, когда Генриха Ягоду сменил Николай Ежов, допросы прекратились, а Арвид Иванович был перевезен в Ростов-на-Дону. В течение осени были арестованы другие члены «вредительской группы» на заводе № 31 и грандиозной «террористической организации» по всему Азово-Черноморскому краю. Многие подследственные свидетельствовали против Витковского, он также — может, охотно, а может быть и под пытками — рассказывал следователям обо всех своих контактах, подтверждал предлагавшийся ему компромат на знакомых и сослуживцев, признавал свои и чужие «грехи» перед партией и советским правительством.

Когда и кем Витковский был приговорен к смерти? «Список лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного суда Союза ССР по 1-й категории» (т.е. подлежащих расстрелу) датирован 27 февраля 1937 года. Готовился он, по всей видимости, в ведомстве Николая Ежова, а утверждался на неофициальном заседании секретной Комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) по судебным делам, председателем которой был М.И. Калинин. Кстати, начальник Таггоротдела НКВД Е.Н. Баланюк, санкционировавший арест Арвида Ивановича, участвовавший в одном из допросов и передавший затем дело в УНКВД АЧК, был к этому времени уже арестован.

Формальное заседание выездной сессии Военной коллегии ВС СССР в Ростове-на-Дону состоялось вечером 12 марта 1937 года и продолжалось, если верить протоколу, 45 минут. Председателем был уже упоминавшийся Иван Осипович Матулевич, вместе с ним заседали А.М. Орлов и Я.К. Жигур. Приговор, в котором после тщательно замаранных слов «тюремное заключение» было вписано слово «расстрел», в соответствии с Постановлением ЦИК СССР от 1 декабря 1934 года обжалованию не подлежал, а подлежал — немедленному исполнению, о котором корвоенюрист Матулевич письменно попросил Г.С. Люшкова. Что случилось потом, уже описано в начале статьи…

Что было дальше? 14 и 16 марта были расстреляны следующие партии осужденных в Ростове. Вдову Арвида Ивановича, Анастасию Александровну, 25 июня 1937 года выслали в поселок Березово Омской области (что характерно — еще до выхода оперативного приказа Наркома внутренних дел № 486 о репрессировании жен изменников родины). Были расстреляны почти все руководители НКВД и Азово-Черноморского крайкома ВКП(б), занимавшие свои посты в период разработки дела Витковского.

В 1956 году начался довольно странный процесс реабилитации: под нее сперва подпали ростовские партийные вожди Шеболдаев и Евдокимов, затем — многие из тех, кто был расстрелян вместе с прадедом, заодно с ними — бывший начальник Таггоротдела НКВД Баланюк… В 1960 году по заявлению вдовы Витковского, отбывшей ссылку и поселившейся в Казани, был реабилитирован и Арвид Иванович. Те «стукачи», что давали против него показания в 1936 году и были еще живы, вновь вызывались на допрос в КГБ, но лишь как добропорядочные свидетели, а не преступники, погубившие человека. Последний «подельник» Витковского, А.М. Пламеневский, погибший из-за тех показаний, которые мой прадед дал против него следователям, был реабилитирован в 2002 году.

Арвид Иванович Витковский — мой родной прадед, то есть человек, без которого меня бы на свете не было. Его взгляды и убеждения мне совершенно чужды, его деятельность 1910–1920 годов я считаю губительной для России. Но он был уничтожен, убит ни за что, и поэтому его память должна быть увековечена. Возможно, совершенно невинные жертвы коммунистического террора, не принимавшие участия в создании и укреплении тоталитарного строя, больше заслуживают того, чтобы их биографии изучались, а «последние адреса» обозначались памятными табличками… Но среди моих предков только один был казнен в советское время, и поэтому о нем я пишу сейчас, его «последний адрес» — место, святое для меня и моей семьи.

Архивные фотографии и документы следственного дела* Церемония установки таблички
«Последнего адреса» (фото)

* Опубликовано с разрешения родственников репрессированного.

Фото: Руслан Ясаев


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.