Москва, Арбат, 35
На карте

| 28.01.2018
Доходный дом А.Т. Филатовой, или «дом с рыцарями» по адресу Арбат, 35 был построен в 1913 году по проекту архитектора В.Е. Дубовского в неоготическом стиле. В те годы это был самый высокий дом на этой улице, с мраморными лестницами, дубовыми перилами, витражами, огромными зеркалами. Квартиры в нем снимали состоятельные москвичи. После революции здесь жили в числе прочих председатель Петроградского ВРК Н.И. Подвойский, командующий войсками Московского военного округа И.П. Белов, актриса театра Вахтангова Валентина Вагрина, ее муж председатель «Союзпромэкспорта» Д.М. Колмановский и племянник композитор Э.С. Колмановский.
В 1975 дом был расселен и передан Министерству культуры СССР, которое размещалось здесь до начала 1990-х годов. В 1970-е годы в доме была проведена капитальная реконструкция, и большая часть внутреннего убранства была утеряна. Сейчас в доме располагается Центральный дом актера. Здание — заявленный объект культурного наследия.
Согласно базам «Мемориала», не менее 13 жильцов этого дома стали жертвами политических репрессий. Двоим из них сегодня мы установили мемориальные таблички.
 
Заявку на установку памятного знака Льву Соломоновичу Богуславскому подали его правнучки. Они же написали текст о нем, который мы приводим ниже:
 

Фотография из следственного дела, 1936 г.
«В нашей семье тема репрессий и страницы семейной истории, связанные с ней, всегда обходились стороной. Нам как правнучкам расстрелянного «врага народа» были известны лишь общие факты и буквально несколько деталей, связанных с ним. Большая часть его фотографий была уничтожена, а на семейных фото его жена вырезала или оторвала его изображение.
После смерти дедушки в наши руки попали семейные архивы, в том числе и архив, собранный им самим о своем отце: уцелевшие фотографии, документы, касающиеся его арестов и реабилитации, выписки из его последнего следственного дела с приговором о расстреле, свидетельство о смерти от менингита, выписанное спустя годы после его реальной смерти. Это кусочки нашей семейной истории, спрятанной от нас. Истории о человеке, о котором мы, к сожалению, знаем очень мало и, скорее всего, никогда не узнаем больше.
Нам известно, что он был талантливым инженером, ученым, преподавателем, верным другом, любящим супругом и нежным отцом. Нам известно, что его украли у нас. Не только у его жены и ребенка, но и у тех поколений, что пришли позже.
Мы собирали информацию о нем по крупицам из разных источников. В память о Льве Богуславском назван один из наших детей.
Наш прадед никогда не совершал того, в чем он обвинялся. Он был арестован и расстрелян по сфабрикованным делам – абсолютно незаконно, бессмысленно и бесчеловечно. И его жизнь, и его смерть навсегда остались ранами в душе всех членов нашей семьи даже три поколения спустя. Мы не знаем места его расстрела и захоронения. Нам некуда прийти, чтобы помянуть его. Таким местом, наверное, станет для нас табличка на доме, ставшем его последним адресом. Пусть эти страшные страницы истории нашей страны никогда не повторятся.

Мы бы хотели вкратце рассказать немногие факты биографии Льва Соломоновича, известные нам.
Лев Соломонович Богуславский родился в 1901 году в посаде Крюков (сейчас это часть Кременчуга) Полтавской губернии в многодетной семье портного.


Он был одним из младших детей в большой семье, рано потерял отца (он был показательно казнен бандой атамана Григорьева, когда Льву было 17 лет). Вскоре Лев уехал в Москву и поступил на рабфак МГУ.
Он женился на своей землячке из Крюкова, студентке медицинского факультета МГУ, и в 1925 году у них родился сын Виктор.
3 февраля 1928 года Лев Соломонович был арестован в первый раз и по постановлению Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 27 февраля 1928 года на основании ст. 58-10 УК РСФСР выслан в Вятку на три года.
После возвращения из ссылки Лев Соломонович окончил обучение в МГУ и стал инженером железнодорожного транспорта. Работал по профессии на заводе «Можерез» (Люблинский литейно-механический завод), преподавал в СТАНКИНе (Московский станкоинструментальный институт), был автором научно-популярных книг и статей о железных дорогах.


                  Богуславский Л.С. с сыном Виктором,
примерно 1934 г.
Повторно он был арестован 11 февраля 1936 года за «контрреволюционную троцкистскую деятельность» и 3 апреля осужден на пять лет исправительно-трудовых лагерей. Срок отбывал в Севвостлаге (Магаданская область).
Через два года его арестовывают в третий раз на прииске «Река Утиная», где он отбывал срок. На допросе 1 апреля 1938 года он «признался» в том, что якобы входил в состав троцкистской саботажнической группы на прииске «Река Утиная», возглавляемой троцкистом Колесниковым Н.Д. В состав группы входили еще 20 человек. В деле есть такие показания: «Основная задача нашей группировки состояла в том, чтобы всеми средствами сорвать производственный план прииска. Я так же, как и другие участники группы, проводил среди заключенных агитацию, направленную на срыв производственного плана. Я отказывался от работы в забое и занимался саботажничеством».
Согласно обвинительному заключению, Лев Соломонович Богуславский был «кадровым троцкистом», «входил в троцкистско-вредительскую, саботажническую группу», «среди заключенных проводил контрреволюционную агитацию, направленную на срыв производственного плана. Злостный отказчик от работы, саботажник, сознательно уничтожал инструменты».
10 апреля 1938 года «тройка» при УНКВД по Дальстрою приговорила его к высшей мере наказания по обвинению в «контрреволюционной троцкистской деятельности». Приговор был приведен в исполнение 28 апреля 1938 года.
(Лев Соломонович был не единственный член семьи, который был репрессирован. Так, его старший брат Михаил, видный государственный и партийный деятель (в 1922-24 годах он занимал пост заместителя председателя Моссовета, затем – до 1927 года – был председателем Малого Совнаркома РСФСР, принадлежал к «левой оппозиции» в ВКП(б), подписал т.н. «Заявление 46-ти»), был арестован в августе 1936 года, проходил по т.н. процессу «Параллельного антисоветского троцкистского центра» и расстрелян 1 февраля 1937 года по обвинению в «организации антисоветского центра и в руководстве вредительской, диверсионной, шпионской и террористической деятельностью». Еще один брат, Рувим, был арестован в январе 1937 года и сослан на пять лет в лагеря в Казахстан (Актюбинск), где позже был повторно арестован и расстрелян. Расстрелян – 13 июля 1937 года – был и сын Михаила, студент Адольф Богуславский, которого обвинили в «участии в контрреволюционной террористической организации», а дочь Ревекка приговорена к восьми годах лагерей. – ред.)
Лев Соломонович Богуславский был реабилитирован по всем делам в 1956 году. В протесте военного прокурора ДВО особо отмечалось, что «в основание приговора тройки положены его (Богуславского. – ред.) «признательные» показания, в которых, кроме общих фраз, нет никаких конкретных деталей о деятельности (контрреволюционной на прииске). Расстрелян необоснованно по сфальсифицированному делу».
В свидетельстве о смерти, выданное в 1956 году, значилось, что Лев Соломонович скончался 28 апреля 1940 года от менингита. И лишь много позже мы узнали о его истинной судьбе».
 
 
 Владимир Лазаревич Зискинд родился в 1895 году в городе Горки Могилевской губернии. К моменту ареста Зискинд работал начальником Овощно-картофельного управления Наркомата земледелия РСФСР, который не избежал политических репрессий в годы Большого террора.
 
 
Владимира Лазаревича арестовали 3 февраля 1938 года и обвинили в том, что он был «участником антисоветской организации правых, существовавшей в системе Наркомзема РСФСР». Тогдашний нарком земледелия Николай Лисицын был арестован позже – 27 февраля. На допросе 5 апреля Лисицын сознался в том, что он был участником этой организации и, согласно сводке важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД СССР от 7 апреля 1938 года, подготовленной наркомом внутренних дел Ежовым, назвал имена ее членов, в том числе и Зискинда. Были арестованы и зам. наркома Федор Веренинов, и ряд других руководителей Наркомзема. По версии следствия, «основной задачей организации являлось вредительство в сельском хозяйстве».
Через два с половиной месяца после ареста – 21 апреля 1938 года – Зискинда приговорили к высшей мере наказания по обвинению в «участии в контрреволюционной террористической организации». Приговор был приведен в исполнение в тот же день. Ему было 43 года. Лисицын был расстрелян 22 августа, Веренинов – 15 сентября.
Владимир Лазаревич Зискинд был реабилитирован в 1956 году.


Церемония установки табличек «Последнего адреса» (фото) (видео)



Фото: Оксана Матиевская

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще об одиннадцати репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.