Санкт-Петербург, Большая Пушкарская улица, д. 1/8

| 25.07.2015
Дом 1/8 по Большой Пушкарской улице Санкт-Петербурга (угол Большой Пушкарской и Съезжинской улиц) был построен в 1908-1909 годах архитектором С.Г. Гингером для Георгия Федоровича Ульянова, производителя работ в Санкт-Петербургском порту. В оформлении фасада и парадной шестиэтажного доходного дома сочетаются черты модерна с чертами столько любимого Гингером петербургского необарокко. С 1909 по 1913 год в доме жил знаменитый русский гигиенист и общественный деятель Дмитрий Петрович Никольский.

18 июля 1930 года из этого дома увели навсегда историка-правоведа, профессора Аркадия Владимировича Бородина, ученика академика С. Ф. Платонова.

Бородин занимался историей русского права и историей Древней Руси, работал в Петроградском университете и Академии истории материальной культуры.
В 1929 году начали фабриковаться дела в отношении историков дореволюционной школы и Академии наук. Формальным поводом для «Академического дела» стало обнаружение в библиотеке Академии наук подлинников отречения от престола императора Николая II и его брата Михаила. Было сфальсифицировано дело о появлении контрреволюционной монархической организации «Всенародный союз борьбы за возрождение свободной России», где руководителем указывался С. Ф. Платонов, а А. В. Бородин якобы входил в состав военной группы Союза. Здесь вспомнили его происхождение – из казаков и службу офицером до революции.

«Арест произошел внезапно и неожиданно», — пишет в книге воспоминаний «Без права на жизнь» внучка Аркадия Владимировича Наталья Николаевна Азаренко. «18 июля 1930 года ночью в дверь позвонили. В сопровождении дворника Ивана Нилова вошли два молодых чекиста: один был в военной форме, другой в гражданской. Они предъявили постановление о производстве обыска и задержании подозреваемого по делу 1803, в котором указывалось: “арестовать гражданина Бородина и произвести обыск в квартире 18 дома 1/8 по Б. Пушкарской ул.”. А жили Бородины в квартире 19, а не 18… Если бы их при аресте не сопровождал дворник Нилов, то пришли бы в другую квартиру… Сгребли все с письменного стола. Дали дубликат квитанции изъятых ценностей – небрежно, непонятно, несколько каракуль…»
Дочь Бородина, Лиза, «громко заплакала  и эмоционально убеждала пришедших не арестовывать ее отца, что ее папа ни в чем не виноват и его не надо арестовывать и уводить… Бабушка, пытаясь успокоить рыдающую дочь, сказала: «Они, арестовывающие, тоже ни в чем не виноваты – их прислали». Обыск проводился поверхностно и небрежно. Когда были вдвоем, делали вид, что обыскивают, по отдельности – ничего не искали. Выгребли из письменного стола бумаги и фотографии для отправки в ГПУ… Аркадия увезли, в квартире наступила мучительная пустота…»
Дальше было обвинение по «Платоновскому делу», причем протоколов допросов Бородина в деле не оказалось. При реабилитации в 1959 году прокурор указал, что «Бородин А. В. по предъявленному ему обвинению допрошен не был». Приговор – расстрел с конфискацией имущества, который 10 мая 1931 года был заменен на 10 лет лагерей. Аркадий Владимирович был отправлен в Соловецкий лагерь, где участвовал в научной работе, организованной силами заключенных и как профессор по истории права читал лекции о состоянии преступности в СЛОН (Соловецкий лагерь особого назначения). Затем он был переведен в Медвежьегорск, где 29 апреля 1932 года умер в бараке в возрасте 48 лет.

25 июля 2015 года на доме по Большой Пушкарской появилась табличка «Последнего адреса».

Фото: Инициативная группа «Последнего адреса« в СПб.


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.