Санкт-Петербург, Большая Пушкарская улица, д. 39

| 25.07.2015
Доходный дом 39 по Большой Пушкарской улице архитектор Н.Н. Никонов построил для себя в 1990-1901 годах.

Большая Пушкарская, 39 - последний адрес супругов Беленьких2 июня 1937 года в дом 39 по Большой Пушкарской улице пришли арестовывать супругов Лидию Евгеньевну Богданову и Павла Давыдовича Беленького.

29-летний П. Д. Беленький работал главным бухгалтером Ленгоснарпита, 26-летняя Л. Е. Богданова (на фото) была домохозяйкой, и занимали они вместе с сыном Володей Беленьким маленькую комнату в коммунальной квартире. Вот, что вспоминает Владимир Павлович Беленький (на фото справа с отцом, П.Д. Беленьким): «Тогда мне еще не было и семи лет, но я хорошо помню этот день… Меня разбудила мама (папа в эту ночь, видимо, ночевал вне дома). Было очень раннее утро. И мне, конечно, очень не хотелось вставать, но мама говорила, что должна на время (но какое оно оказалось длинным!) отлучиться, и она отведет меня к дяде Адольфу. В комнате сидела женщина в кожаной тужурке и рассматривала наши семейные фотографии. Дядя Адольф жил недалеко от нас на улице Ленина, в ее начале, а мы - в конце Большой Пушкарской. Кто знает этот район Петроградской стороны, тот знает, что это очень близко. Я помню, как мама однажды сказала мне, что по другой стороне улицы, напротив дома, где мы жили, жил или шел Киров. Я помню, как по улице еще ездили лошади и везли телеги, и когда извозчики их били, мне всегда хотелось защитить лошадей. Одевался я в то, что маме присылала из Польши ее тетя. О, как дорого ей обошлись эти посылки! И я был очень похож на девочку. До дома, где жил дядя Адольф, мы шли пешком, но нас сопровождал сотрудник органов, арестовавших маму. Как он выглядел, я не помню. А вот на лестнице у дяди Адольфа был уже свой сотрудник, и дяди Адольфа уже тоже дома не было. Остались только его жена и дочь…»

Лидию Богданову и Павла Беленького расстреляли с разницей в 10 дней: его — 5 сентября, ее — 15-го. Как утверждалось в обвинительном приговоре, на заводе «Красный Октябрь» была вскрыта «польская шпионско-диверсионная организация», и за август-сентябрь 1937 года были осуждены и расстреляны служащие завода и их родственники: П.Д.Беленький, Л.Е.Богданова, А.А. Владковская, А.А. Матушак, К.А. Матушак, А. Я. Завелевич, И. М. Клямер.
В 1958 году, когда владимир Павлович Беленький занимался в Ленинграде реабилитацией своих родителей, бывшие соседи передали ему письмо со списком конфискованных тогда у его семьи вещей: «…Вот, слушай, вещи папы Беленького Павла Давидовича:
- Он только сшил зимнее пальто с каракулевым воротником, новое из черного драпа.
- Пальто демисезонное.
- Три костюма, белье и рубашки верхние.
- Мужские часы кировские карманные.
- Мама имела хорошее зимнее пальто и демисезонное, и платьев 7-8 штук хорошего качества, а также обувь и хорошее белье, что необходимо для женщины.
- Новый платяной  шкаф, буфет.
- Кровать с одеялом и подушками.
- Диван оттоманка.
- Радиоприемник «Си».
- Полное собрание сочинений В.И.Ленина, книги новые в футляре.
- Облигации, на какую сумму не знаю, но облигаций было много.
- Ломбардный столик и хорошее зеркало.
- Посуда чайная и обеденная хорошая.
- Все это было погружено на грузовую машину и увезено неизвестно куда. Было еще, я забыл, три чемодана …»
Лишь в 1990 году родственникам погибших выдали подлинные свидетельства о смерти, где причиной смерти были указаны не «рак печени» и «токсическая дизентерия», а «расстрел».

25 июля 2015 года на доме появились таблички в память о Лидии Евгеньевне Богдановой и Павле Давыдовиче Беленьком.

Текст Николая Иванова опубликован на Cogita!ru.
 

Фото: Инициативная группа «Последнего адреса« в СПб.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.