В Киеве появились еще четыре таблички «Последнего адреса»
На карте

| 18.02.2018

Первые три таблички были установлены в понедельник, 12 февраля, по адресу улица Шота Руставели, 10 (бывшая улица Борохова). Здесь, во флигеле в 1930-х годах проживала семья Грабовских, часть членов которой подверглась политическим репрессиям.

Летом 1937 года старший лейтенант НКВД Волосов провел «расследование» и 11 августа постановил, что группа людей, которая была знакома с немкой Эрной Герндт, не что иное как «контрреволюционная фашистская организация».

Начались аресты невинных людей, драматическим образом сказавшиеся на семье выдающегося в будущем украинского композитора-авангардиста Леонида Грабовского. Среди задержанных был его отец, дядя и тетя по отцовской линии. Самому Леониду было тогда всего два года.

Отец, Александр Михайлович Грабовский, 1897 года рождения, был скрипачом, работал в оркестре Киевского оперного театра. В деле сказано, что он якобы служил в деникинской армии, но документальных подтверждений этого нет.

Согласно следственным документам, на допросах Александр Михайлович «ведет себя вызывающе, грубо отвечает на задаваемые вопросы и наносит оскорбление следователю», за что получил семь суток карцера. Поначалу он полностью отрицал свою причастность к «фашистской организации». Но 3 августа 1937 года признание из него все-таки выбили. Он согласился с «версией» следователя о том, что они все собирались на квартире Эрни Герндт и «в контрреволюционном духе читали советские газеты».

Его брат Сергей Михайлович Грабовский, 1888 года рождения, работал окулистом в 3-й поликлинике Киева. В 1919 году он служил врачом в Красной армии. Он также не признавал себя виновным и уверял следователя в своей лояльности Советской власти. Но следователь буквально через слово обвинял его во «лжи».

Их сестра Мария Михайловна Калашникова, 1890 года рождения, была домохозяйкой. Она была школьной подругой Эрны Герндт, знакомство с которой стало роковым для всей семьи.

По мнению следствия, «ликвидированная контрреволюционная фашистская организация <…> ставила перед собой задачу всемерного оказания помощи фашистской Германии для обеспечения поражения СССР в предстоящей войне с Германией, для чего участники организации осторожно проводили фашистскую пропаганду».

Всех троих обвиняли также в разглашении военных секретов.

23 сентября 1937 все трое были приговорены к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в тот же день.

«Виновница» бед, коснувшихся семьи Грабовских, Эрна Герндт также была репрессирована, но не расстреляна, а выслана из страны. В 1945 году она оказалась в советской зоне оккупации и вновь была арестована. Следы ее теряются, возможно, она тогда же и погибла.

У Александра Михайловича остались жена Наталья (дочь протоиерея Виталия Феодотовича Кулинского) и сын Леонид.

В 1958 году Александра и Сергея Грабовского, а также Марию Калашникову реабилитировали «за отсутствием состава преступления».

Церемония установки табличек «Последнего адреса» (фото) (видео)


Еще одна табличка была установлена 14 февраля по адресу Вознесенский спуск, 18. На табличке выбито имя протоиерея Виталия Феодотовича Кулинского.

Он родился в 1869 году в селе Ракитное Киевской губернии в семье псаломщика. Учился в Киево-Подольском духовном училище и в Киевской духовной семинарии, окончив которую в 1890 году, уехал в село Стрижавка Таращанского уезда Киевской губернии, где два года преподавал в местной церковно-приходской школе, а также в школе села Зрайки.

Отец Виталий Кулинский с женой
Александрой Григорьевной (Серговской)
и детьми Ольгой, Татьяной и Михаилом

В 1892 Кулинский был рукоположен в сан иерея села Рацево Чигиринского уезда. В 1900 году его перевели в Киев и назначили настоятелем Пантелеимоновской церкви при Мещанской богадельне на Куреневке. В 1904 году он был назначен миссионером по III благочинническому округу Киева, а с ноября 1905 года - по Киевскому уезду. С 1909 года он служит в Киевской духовной семинарии духовником и законоучителем образцовой школы при семинарии.

Кулинский был членом черносотенного Союза русского народа (СНР). В 1921 он вновь становится настоятелем Пантелеймоновской церкви. Тогда же был впервые арестован органами ГПУ по обвинению в антисоветской агитации и за проповеди, произнесенные по поводу обновления куполов Сретенской (Скорбященской) церкви. Но через два месяца был освобожден за отсутствием состава преступления.

Был женат на дочери протоиерея Серговского Александре. В семье было шестеро детей.

Во второй раз его арестовали 28 марта 1934 года. Причиной ареста стали доносы, написанные несколькими прихожанами. В одном из них доносчик жаловался на проповедь «О реальном существовании сатаны в наш век», которую 4 ноября 1933 года протоиерей произнес в Мало-Софийском кафедральном соборе. В ней, судя по доносу, он «под реальным сатаной-дьяволом» понимал советскую власть, в том числе «намекая на красноармейскую звезду <…> Особенно поразило слушателей сказанное проповедником изречение из Евангелия от Луки, гл. 19, ст. 27...: «Врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною»... причем добавил от себя: «Будьте осторожны, чтобы в свое время и с вами этого не случилось, когда приидет Царь, а потому — покайтесь». <...> Словом — форменная контрреволюция».

На допросе отец Виталий был еще более прямолинеен, чем в своих проповедях: «По своим религиозным убеждениям я считаю, что коммунизм как направление, враждебное Богу, может быть отождествлено и названо или же сатанизмом, или антихристианством, лиц, отошедших от религиозности, считаю как отошедших от православия или же антихристами <…> По моему мнению, революция в России произошла потому, что русский народ перестал возуповать в Бога, и если бы не была потеряна вера в Бога, то и не было бы революции... <...> По учению нашей христианской православной веры, православное учение в конце концов должно победить антихристианское, но когда это должно произойти, неизвестно».

По этому делу был всего один допрос и уже на следующий день после ареста – 29 марта 1934 года – отцу Виталию зачитали приговор, который был не столь суров, каким мог бы быть: заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на три года условно – ввиду преклонного возраста. Через некоторое время Кулинский был освобожден, а позже выслан сначала в Харьков, а затем во Владимир.

В марте 1936 года отец Виталий был назначен настоятелем Воскресенской церкви в Суздале. Но через год - 17 апреля 1937 года – он был вновь арестован. 28 августа «тройка» при УНКВД СССР по Ивановской области приговорила его к расстрелу по обвинению в «антиреволюционной и пораженческой агитации, направленной к возбуждению ненависти к Советской власти и правительству». Через три дня он приговор был приведен в исполнение.

В 1989 году отец Виталий Кулинский был реабилитирован.

Церемония установки таблички «Последнего адреса» (фото


Следственное дело семьи Грабовских


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.