Москва, Академика Петровского, 5, строение 1
На карте

| 03.06.2018

Жилой пятиэтажный кирпичный дом № 5 по улице Академика Петровского – часть комплекса жилых домов, построенных в первой половине 1930-х годов по проекту голландского архитектора М.Г. Виссинга, в 1930 году переехавшего в СССР, для переселившихся в СССР деятелей международного коммунистического движения. Строительный кооператив получил название «Мировой Октябрь». В 1935 году к работе над комплексом присоединился советский архитектор Н.И. Рипинский, по проекту которого была на один этаж увеличена первоначальная высота здания.

В домах комплекса в основном жили иностранцы, приехавшие в СССР строить социализм. Многие из них были репрессированы. Двоим сегодня мы установили памятные знаки.


Игнат Иванович Петрук, по некоторым сведениям, родился в 1898 году в деревне Клячно в Приевидском районе Тренчинского края Словакии, в чешской крестьянской семье. В Советский Союз он прибыл в 1926 году со второй группой промыслового кооператива «Интергельпо», что в переводе означает «Взаимопомощь». Кооператив был создан чешскими рабочими в 1923 году, после призыва В.И. Ленина помочь молодой стране в строительстве социализма. Местом деятельности кооператива была определена Киргизия, и в трех километрах от станции Пишпек (нынешний Бишкек) через пару лет уже работали суконная фабрика, лесопильня и кожевенный завод. В Бишкеке до сих пор есть улица Интергельпо, названная в честь кооператива.

Со временем Петрук перебрался в Москву, в 1928 году вступил в ВКП(б), женился, жену звали Гертруда.

В марте 1936 года вышло постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов», которое подстегнуло гонения на иностранных специалистов, в первую очередь, работавших в промышленности и на транспорте.

Игнат Петрук был арестован 16 марта 1938 года по подозрению в шпионаже. Ко времени ареста он работал мастером на московском строительном заводе Мосстройканализация.

На следствии Петрука вынудили признаться, что он занимался шпионажем в пользу чехословацкой разведки. Он якобы под предлогом продления паспорта посетил Чехословацкое посольство в Москве и наладил связь с секретарем посольства, чтобы передавать ему секретную информацию о строительстве Научно-исследовательского института авиации, в котором Петрук, в соответствии с его показаниями, работал до Мосстройканализации. Но затем он сменил место работы, а информация о строительстве московских канализационных коллекторов разведку не интересовала, поэтому связь оборвалась.

29 июля 1938 года по решению Комиссии НКВД и Прокуратуры СССР Игнат Петрук был приговорен к смертной казни, приговор привели в исполнение 13 августа. Ему было 40 лет.

Игнат Иванович Петрук был реабилитирован в 1989 году.


Владислав (Владимир) Андреевич Петрас родился в 1892 году в пригороде Остравы Витковице (Моравия, входившая тогда в состав Австро-Венгрии) в семье шахтера. Он окончил пять классов народной школы и три года посещал городское училище. Пойдя работать, Петрас активно участвовал в движении социал-демократической молодежи.

В 1913 году Владислав Петрас был призван в Автро-венгерскую армию, служил телеграфистом в егерском полку, но в 1914-м попал в плен. Как военнопленный Петрас был отправлен на работы в Омск, где участвовал в восстании чешских заключенных, в результате чего был арестован и отправлен в Екатеринбургскую тюрьму.

В 1917 году Владислав Петрас добровольно вступил в Красную гвардию, где служил переводчиком. После прихода большевиков к власти перешел в Красную Армию, некоторое время командовал бронепоездом в Таганроге.

В 1919 году Петрас поступил в Московский коммунистический университет им. Я.М. Свердлова и проучился там два года. Вероятно, он входил в состав делегации на III Конгрессе Коминтерна в 1921 году и по его поручению отправился в Чехословакию организовывать в стране коммунистическое движение. Для этого в Остраве он пошел работать шахтером на шахту Соломона, несколько раз был арестован за свою «подрывную деятельность».

Русская жена Петраса Мария, тем временем, работала в советском торговом представительстве в Берлине, и Владислав через несколько лет, уже будучи сотрудником Министерства внешней торговли Чехословакии, переехал к ней, тоже получив место в представительстве.

В 1926 году его перевели в Прагу в качестве сотрудника отдела экспорта. Однако в 1931 году его уволили в связи с сокращением штата, и, не найдя в кризисное время другой работы, Владислав Петрас попросил разрешения на выезд в Советский Союз.

После кончины жены он с сыном Сергеем переехал в СССР. Владислав Петрас стал кандидатом в члены ВКП(б), устроился на работу в Союзкино. В 1933 году он был арестован по обвинению в халатности, но затем освобожден в связи с отсутствием доказательств. В 1935 году Петрас перешел на фабрику «Союзфото № 5», которая печатала фотоальбомы и открытки, работал там начальником цеха. Уволился с фабрики в октябре 1937 года по собственному желанию, поэтому на момент ареста не имел постоянной работы.

В Советском Союзе Владислав снова женился, у него родились сыновья Рихард и Илья. В Чехословакии оставались мать Петраса, сестра и шестеро братьев, с которыми он поддерживал контакты.

Предвестием близящейся катастрофы стало его исключение из кандидатов в ВКП(б) в январе 1936 года. Череда партийных проверок выявила, что в годы Гражданской войны Петрас служил в чешских соединениях Восточного фронта, из чего был сделан совершенно безосновательный вывод о том, что он входил в мятежный Чехословацкий корпус, который выступал против Советской власти. Тот же аргумент был вскоре повторен в обоснование его ареста, который состоялся 4 марта 1938 года. К нему добавилось подозрение в шпионаже в пользу Германии, которое Петрас на первом допросе категорически отвергал. Однако уже на следующий день - явно после оказанного на него давления - он признался. Якобы сразу после возвращения из Москвы на родину он стал агентом-провокатором, сотрудничал с чехословацкой полицией. Затем, чтобы скрыть следы, он отправился в Берлин, где стал сотрудником немецкой разведывательной службы, которой передавал секреты советского торгового представительства. Позже, вернувшись обратно в СССР, он якобы связался с известным коммунистическим чиновником Владиславом Шварцем, резидентом немецкой разведки, и передавал ему сведения о ситуации в советской киноиндустрии.

29 июля 1938 года Комиссия НКВД и прокурора СССР приговорила Владислава Петраса к высшей мере наказания, в тот же день, что и его соседа Игната Петрука. Возможно, они проходили по одному делу. Приговор был приведен в исполнение через две недели, 13 августа. Петрасу было 46 лет.

Для семьи Владислава Петраса настали трудные времена. Его сын Сергей учился в средней школе и хотел заняться графическим дизайном, но доступ в профессиональные учебные заведения для него был закрыт. Как сына «врага народа» его не хотели брать даже добровольцем в армию — и приняли только в осенью 1941 года, когда фашисты подошли к Москве. После формирования чехословацкого корпуса Сергей Петрас вступил в него и прошел в его составе всю войну, награжден орденом Ленина и другими советскими орденами и медалями. Когда началось освобождение Чехословакии, он был ранен в Дуклинском сражении, в апреле 1945 года получил еще одно ранение под Остравой, где сражался уже в качестве командира батальона. После освобождения Чехословакии до сентября 1945 года он был командиром отряда, защищающего государственную границу в районе Тешина.

В 1948 году в звании майора Сергей Петрас демобилизовался из армии и стал продавцом в киоске в городе Яблонец-над-Нисоу. В сентябре 1956 года жена Владислава Петраса Александра написала письмо Клименту Ворошилову: «Недавно я слышала, что ошибки, допущенные в Советском Союзе в последние годы, будут исправлены. Поэтому позвольте мне обратиться к Вам в связи с делом моего мужа, который, как я убеждена, стал одной из невинных жертв 1938 года». Александра изложила биографию мужа, закончив письмо словами: «Я искала своего мужа восемнадцать лет, но он пропал, как камень, брошенный в воду». А сын Рихард, также воевавший в составе Красной Армии и имеющий награды, приписал: «Из-за нашего отца у нас было столько неприятностей, что их вряд ли можно сосчитать, но я не хочу об этом вспоминать. Я убежден, что мой отец был ни в чем не виноват, став жертвой тех лет».

Владислав Петрас был реабилитирован как необоснованно осужденный в начале 1956 года Военной коллегией Верховного суда СССР.

В 1957-м Рихард попросил вернуть фотоаппарат и пишущую машинку, конфискованные во время обыска, позднее он получил компенсацию в размере 816 рублей.

Сергей в 1958 году вернулся в армию и стал заместителем военного атташе в Болгарии, после 1970 года он работал научным сотрудником Института военной истории в Праге, пока не вышел на пенсию в 1976-м. Он автор нескольких работ на военную тему. Умер в Праге 12 июля 1997 года в звании генерал-майора, которое ему было присвоено в 1990-м.

***

В статье использованы материалы из книги чешского историка, профессора Мечислава Борака, много лет посвятившего изучению преследования чехов и граждан Чехословакии в СССР. В 2013 году вышла в свет его книга «Московские захоронения. Чехи и чехословацкие граждане, казненные в Москве в 1922-1953 гг.» (Опава, 2013), в которой опубликованы биографии более ста чехов, репрессированных в годы Советской власти. Есть в ней главы и об Игнате Петруке и Владиславе Петрасе.

Церемония установки табличек «Последнего адреса» (видео)

Фото: Мария Олендская



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.