Санкт-Петербург, Мытнинская улица, 7
На карте

| 30.09.2018

Доходный дом № 7 по Мытнинской улице был возведен в 1887 году архитектором Иваном Булановым. В его фасаде перемешаны элементы западноевропейских архитектурных стилей.

Здесь жил столяр Оскар Федорович Кракат с женой Пелагеей, двумя детьми – Валентиной и Вольдемаром, матерью и сестрой.


Оскар Федорович Кракат, 1914 г.

Оскар Федорович Кракат родился в немецкой семье в 1893 году на станции Вержболово Вылковысского уезда Сувалкской губернии. С 1914 по 1918 он служил рядовым в царской армии.

Оскар был самоучкой, работал столяром-краснодеревщиком на 4-й Табачной фабрике, на фабрике «Союз», на 3-й Мебельной фабрике, в стройконторе Военторга, затем в Гостехпроектмузее, а на момент ареста – в стройконторе Смольнинского дома культуры.

О.Ф. Кракат с женой, 1923 г.

Как вспоминает дочь Валентина Кракат, «в это время наша семья состояла из четырех человек. Папа работал столяром-краснодеревщиком, был прекрасным мастером, имел много учеником и делал изумительную мебель. Мама работала в артели «Эмальер».

Все было спокойно, и вот 2 октября 1937 года ночью приехали и забрали отца. Больше мы его не видели и ничего о нем не слышали…»

Сержант ГБ Рогусский провел всего два допроса Оскара Краката. В них дважды Кракат сообщает, что «антисоветскую деятельность не проводил». Однако, сержант Рогусский утверждает, что «в распоряжении имеются материалы, изобличающие вас в том, что вы, проводя антисоветскую работу, были связаны с Польским консульством».

Затем из визита Оскара Краката, желавшего установить контакт с живущей в Польше сестрой в польское консульство, сержант выстраивает историю про его вербовку сотрудником консульства Каршем, получение от него денег и передачу секретных сведений.

Эта история, поддержанная помощником начальника 3-го отдела и начальником 3-го отделения лейтенантом госбезопасности Левиттом и начальником 3-го отдела УНКВД ЛО Майором госбезопасности Перельмутром, ложится в основу смертельного приговора Кракату по статье 58-1а – измена Родине.

27 ноября 1937 года старший лейтенант госбезопасности А.Р. Поликарпов на основании предписания начальника УНКВД ЛО комиссара госбезопасности 1-го ранга товарища Заковского от 26 ноября 1937 года за № 193009 и отношения Наркомвнудела СССР от 24 ноября 1937 года за № 413633 составляет акт о приведении расстрельного приговора в исполнение. Кракату было 43 года.

«…А в ноябре маму с нами выслали в Башкирию… Мы ощутили пустоту, образовавшуюся вокруг нас. Куда делись друзья, приятели отца, вообще семьи? Кроме тетушки Анны и соседки тети Вари никто не помог маме, не протянул дружескую руку. Только они помогли нам собраться в дорогу… Но это одиночество не проходило и в ссылке. С местной молодежью мне было нелегко. Ребята были хорошие, льнули ко мне, но их вызывали в райком комсомола и предупреждали, что со мной дружбу водить нельзя. У меня отец «враг народа». Правда, они не слушали, рассказывали мне об этом со смехом. Но мне было не до смеха. Мне было больно, горько и обидно, и не хотелось их подводить», – вспоминала дочь Валентина Оскаровна Кракат.

Семье было выдано два свидетельства о смерти. Первое 1957 года – с ложными датой и причиной смерти: 1943 год и абсцесс мозга вместо расстрела.

Оскар Федорович Кракат был полностью реабилитирован в 1957 году Военным трибуналом Прикарпатского ВО. Почему это дело было пересмотрено в Прикарпатье – пока не известно.

Архивные фотографии и документы следственного дела Церемония установки таблички
«Последнего адреса»

Фото: Дарья Захарова



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.