Санкт-Петербург, Лиговский проспект, 87
На карте

| 30.09.2018

Дом № 87 по Лиговскому проспекту появился в 1901 году стараниями архитектора Антония Носалевича, который придал зданию черты историзма, смешав в фасадном облике элементы западноевропейского ренессанса и классицизма.

В парадном корпусе с 1904 года и на десятилетия расположилась трудовая школа рабочей молодежи. Во дворе помещения сдавались внаем.

По крайней мере три жителя этого дома стали жертвами советских государственных репрессий.


Мартын Карлович Алкснит родился в 1898 году в деревне Тарант Маларовской волости Рижского уезда Лифляндской губернии. Учился в сельской школе.

С 1917 по 1919 годы он находился на службе в Красной армии, в 6-м или 8-м Латышском стрелковом полку. Затем был снят с учета по инвалидности: у него была ампутирована правая рука. Алкснит с семьей - женой и дочерью – поселился в Ленинграде, работал в артели инвалидов Октябрьторгин.

Мартын Алкснит был арестован 3 декабря 1937 года как участник «контрреволюционной латвийско-германской шпионской диверсионной террористической организации» в рамках так называемой «Латышской национальной операции», запущенной Ежовым приказом № 49990 от 30 ноября 1937 года.

Его расстреляли 4 января 1938 года «альбомным порядком» по так называемому Списку латышских шпионов № 9. Он был захоронен в поселке Левашово Ленинградской области.

Мартын Карлович Алкснит был реабилитирован посмертно Военным трибуналом Ленинградского военного округа в 1958 году.

Его дочь Лариниса Мартыновна Алкснит вспоминала: «Моя мама, Пелагея Никитична Тёркина, на основании решения комиссии УНКВД Ленинградской области от 14 января 1938 года была выслана из Ленинграда без указания срока в Емецкий район Архангельской области. Мама стала работать продавцом, хотела меня забрать, но 25 мая 1938 года была арестована как жена осужденного к высшей мере наказания за шпионаж. Дали маме 10 лет лагерей.

После ареста папы и высылки мамы меня взяла бабушка по маме Елизавета Димитриевна Иванова. Мне шел шестой год. В Ленинграде мы и в блокаду жили. Бабушка отдавала мне свой хлебушек, и я не умерла, а она умерла от голода в мае 1942 года. Дочь похоронила ее на Охтинском кладбище. Потом тетушки передавали меня с рук на руки.

Где мама была в лагере, не знаю, а потом в Соликамске, Усольлаге. Вышла через девять лет, один год ей снизили. Вышла инвалидом, наполовину слепая – атрофировался зрительный нерв.

В Ленинграде ей жить не разрешили. Мы стали жить у ее сестры в деревне Нижние Коровики Щекинского района Тульской области. Потом перебрались в город Советск. Мама работала помощником повара в яслях. 

Крест М.К. Алксниту
на Левашовском кладбище

В 1950 году ее второй раз арестовали, держали в Тульской тюрьме и выслали в Казахстан. Я поехала за ней. Вернулись мы в 1954 году, после смерти Сталина, в Нижние Коровики. При Хрущеве нам дали квартиру, но не в Ленинграде, а снова в Советске.

Когда в 1957 году реабилитировали маму по аресту в Емецке, то пришла бумага, что за ложные на нее показания два человека получили по два года.

Постановлением УВД Леноблисполкома от 30 сентября 1958 года административная высылка мамы из Ленинграда была отменена как необоснованно примененная. Она умерла в 1988 году.

В память о папе я оставила его фамилию, когда выходила замуж.

В Левашово приезжаю каждый год, когда могу. Папе мы поставили крестик».


В соседней квартире проживал Леонид Борисович Клейман. Он родился в 1888 году в городе Верхнеудинск Забайкалья в большой семье (в анкете арестованного он упоминает о четырех сестрах и брате). В 1915-1917 Клейман служил рядовым в царской армии. Окончил Коммерческое училище и два курса Технологического института.

С 1920 года Леонид Борисович - на службе в научных учреждениях. Сначала он работал в лаборатории спецсектора Центрального научно-исследовательского геологоразведочного института цветных и благородных металлов, затем - в электромеханической лаборатории Института прикладной геофизики. Был членом профсоюза работников высшей школы. На момент ареста 26 августа 1937 года он занимал должность инженера Всесоюзного института экспериментальной медицины.

Леонид Клейман был арестован 26 августа 1937 года. Во время обыска в его комнате сотрудники НКВД изъяли документы, авторские свидетельства на изобретения, фотоаппарат фирмы Цейс, полевой бинокль, детский кинофильм. Среди изъятых ценностей — два обручальных кольца, царская монета достоинством 10 копеек, старинные бумажные деньги.

Клеймана обвинили в членстве в фашистской вредительской и террористической организации, участниками которой были, по версии следствия, его бывшие коллеги (например, помощник декана Горного института Сергей Кузьмич Гирин, расстрелянный 23 мая 1937 года). В материалах обвинения — единственный допрос Леонида Клеймана, в котором он своей вины не признает.

7 декабря 1937 года Сталин и Молотов утверждают очередной список подлежащих суду «по 1-й категории» в Ленинграде, и среди 168 имен – и Леонид Клейман. Закрытое судебное заседание Выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР в городе Ленинград состоялось 18 февраля 1938 года. Заседание длилось всего 20 минут. Согласно протоколу, подсудимый признал вину, в последнем слове просил суд пощадить его жизнь. Клейман был приговорен по статьям 58-8-11 (организационная террористическая деятельность против руководителей советского государства) к высшей мере наказания с конфискацией всего лично принадлежащего ему имущества. Он был расстрелян в тот же день – 18 февраля. Ему было 50 лет.

Его жена Цецилия Фиселевна Клейман, школьный библиотекарь, была вскоре осуждена на восемь лет исправительно-трудовых лагерей, отбывала наказание в Сегежлаге и Карлаге. Что стало с их сыном, неизвестно.

Найти фотографию Леонида Клеймана нам не удалось, из анкеты арестованного известно лишь, что на правой щеке у него было родимое пятно.

Через 17 лет, в 1955 году, тот же орган - Военная коллегия Верховного суда СССР - реабилитировала Леонида Борисовича Клеймана.


В этом же доме жил и немец Георгий Николаевич Вильдгрубе, который родился в Порхове в 1909 году. Он был, как и его соседи, беспартийным.

Георгий Вильдгрубе работал шофером конторы сбыта треста «Ленодежда», когда был арестован 24 декабря 1937 года. Следствие было мгновенным – уже 18 января за «шпионаж» водитель был приговорен к расстрелу, а 27 января 1938 года приговор был приведен в исполнение. Георгию Вильдгрубе было 29 лет.

Георгий Николаевич Вильдгрубе был реабилитирован в 1989 году.


Фото: Наталья Шкуренок



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.