Москва, Большой Афанасьевский переулок, 33

| 30.08.2015
Доходный дом А.М. Юкина в Большом Афанасьевском переулке, 33 был построен в 1914-1915 годах по проекту архитектора Валентина Дубовского на месте сгоревшей при пожаре 1812 года усадьбы графа А. П. Головина. После пожара усадьба была поделена на две части: в одной из них жил историк, специалист по истории Москвы П. В. Хавский, другую позже и отвели под доходный дом. Фасад шестиэтажного кирпичного здания украшен пилястрами во всю длину дома с фигурой Геркулеса в капителях. Дом является памятником архитектуры, имеет статус выявленного объекта культурного наследия.
В наши дни этот дом примечателен еще и тем, что на торцевой части фасада можно увидеть огромный, во всю высоту здания, портрет писателя Михаила Булгакова. Портрет появился в сентябре 2014 года в рамках городского проекта уличного искусства «Наследие».
Согласно базам «Мемориала», в доме 33 по Большому Афанасьевскому переулку в 30-е годы прошлого столетия жили два человека, которые подверглись сталинским репрессиям.

О первом из них – Мордухе Моисеевиче Фромберге – мы знаем очень мало. Мордух Моисеевич родился в 1883 году в селе Новонургатаевское Читинской области. После революции перебрался в Москву, где перед арестом работал старшим консультантом Правления Госбанка СССР. Арестовали его 23 ноября 1937 года и через два месяца, 16 января 1938 года приговорили к высшей мере наказания по обвинению в шпионаже. Приговор был приведен в исполнение в тот же день. Мордух Моисеевич захоронен в общей могиле на «Коммунарке». В 1956 году был реабилитирован за отсутствием состава преступления.

Об Андрее Андреевиче Константинове, которому «Последний адрес» сегодня устанавливает мемориальный знак, рассказывает его внучка – актриса Елена Коренева.


А.А. Константинов
“Андрей Андреевич Константинов родился 1 сентября 1901 года в городе Курган Уральской области. Его мать, Ольга Харитоновна,  была учительницей,  отец имел «волчий билет», что означало запрет на  проживание в столице и занятие государственной службой. В 1912 году семья переезжает в Новосибирск (бывший Новониколаевск), где  Андрей Андреевич получает образование в учительской семинарии. С 18 лет занимается журналистикой, в 1919-1921-годы сотрудничает  с газетами Новосибирска и Томска.
С июня 1921 живет в Москве, где поступает в Московский университет на экономическое отделение, но заканчивает только два курса, решив все же посвятить себя журналистике. К тому моменту он уже владел французским, немецким и частично английским языками. В 1922-1924 годы он - член редколлегии  газеты «Правда»,  чуть позже - сотрудник  Госиздата, где в 1925 году знакомится со своей будущей женой. Через год у них рождается дочь Наталья. С октября 1926 по февраль 1928 года он руководит историческим отделом Ленинской библиотеки.
Член ВКП(б) с 1917 года, он примыкает к оппозиции, критикующей линию партии. В 1928 году его исключают из партии.  «Исключен как оппозиционер, точную формулировку не знаю», - его слова на допросе в апреле 1929 года.
В первый раз Андрея Андреевича арестовали 24 апреля 1929 и осудили на три года заключения в Верхнеуральский политизолятор по статье 58-10: ему инкриминируют «активное участие в работе антисоветской организации, в проведении агитации, направленной на подрыв Советской власти». В  апреле 1930 года арестовывают его жену по той же статье 58-10. Она проводит два месяца в Бутырской тюрьме, но затем с нее снимают обвинения и освобождают.
Андрей Андреевич возвращается из заключения раньше срока и устраивается на работу в «Крестьянскую газету». На предложение вновь вступить в ряды ВКП(б) он отвечает отказом, продолжая поддерживать отношения с прежним оппозиционно настроенным кругом лиц, основные претензии  которых – характер проведения коллективизации, сельскохозяйственная политика, авторитарный стиль власти.
14 января 1933 года  Андрея Андреевича и его жену вновь арестовывают. На этот раз они оба проходят по делу «группы И. Н. Смирнова, В. А. Тер Ваганяна, Е.А. Преображенского и других», которой  вменяется  создание подпольной контрреволюционной организации. Всего по этому делу было арестовано 88 человек. А.А. Константинова осудили на три года заключения в тот же Верхнеуральский политизолятор особого назначения.  По истечении срока, в 1936 году, его отправили в ссылку в Архангельск. В Москву он так больше и не вернулся, поэтому дом 33 по Большому Афанасьевскому переулку, где он жил с семьей до второго ареста, и стал для него последним адресом.

Мария Рафаиловна Соркина (слева)
14 апреля 1936 года его снова арестовывают и 27 мая осуждают на пять лет заключения в Севвостлаг, на Колыму, по статье 58- 10, 58-11. – КРТД. По прибытии в лагерь он инициирует голодовку, являясь одним из четырех организаторов протеста. Всего голодовку поддержало 55 политзаключенных. Они требуют раздельного  проживания для политзаключенных и уголовников, элементарную гигиену, восьмичасовой рабочий день и шестидневку: «...протестуем против клеветнических обвинений и против тяжелых репрессий, применяемых к измученным двухмесячным этапом и голодающим политзаключенным».
14 сентября 1937 года Константинов осужден тройкой УНКВД по Дальстрою  за контрреволюционную деятельность к высшей мере наказания. Расстрелян 27 ноября 1937 года.
Андрей Андреевич был посмертно реабилитирован в 1988 и 1989 годах за отсутствием состава преступления по всем четырем обвинениям.
Вместе с Андреем Андреевичем была неоднократно репрессирована и его жена, Мария Рафаиловна Соркина. В 1933 году она была сослана на три года в Оренбург, в 1936-м осуждена по статье 58-10 на пять лет заключения на Колыме, в Севвостлаг. В 1948-м она вновь подверглась аресту и заключению на пять лет в  Дубровлаг,  в Мордовии, по  статье 58-10 и 58-11. В апреле 1953 года, без предъявления нового  обвинения, она была этапирована в Красноярский край на бессрочное поселение в поселок «Перспективный». После неоднократных заявлений в прокуратуру о незаконной  ссылке и праве на амнистию в 1954 году она наконец-то была освобождена. В общей сложности она провела в заключении и ссылке 20 лет. По всем вышеперечисленным делам моя бабушка была реабилитирована Судебной коллегией по уголовным делам ВС СССР 18 августа 1956 года за отсутствием состава преступления.  Дочь, Наталия Константинова, с семи лет  воспитывалась в семье своей тети, сестры матери”.

С 30 августа 2015 года на доме 33 по Большому Афанасьевскому висят таблички «Последнего адреса».


Фото: Татьяна Голубева

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.