Москва, Певческий пер, 1/2 стр. 1 (бывший Астаховский переулок)
На карте

| 25.11.2018

Авторы многих справочников считают, что это пятиэтажное здание появилось в 1926 году, однако этот дом – результат перестройки в 1920-е годы части знаменитого дома-«Утюга», достопримечательности Хитровки, воспетого еще Гиляровским. Его основу составили стоявшие здесь каменные постройки, относившиеся к началу XIX столетия. Непосредственно в прежнем господском доме усадьбы Свиньиных инженер-капитан Ромейко открыл ночлежку, а в новом здании по Певческому переулку, 1/2 разместил недорогие меблированные комнатки. В конце XIX века это место называли «Сухой овраг» и «Кулаковка», а добропорядочные москвичи старались обходить этот квартал стороной, но при большевиках Хитровка подверглась реконструкции, и стараниями архитектора Ивана Машкова здесь появились несколько жилых домов.

В 1929 Свиньинский переулок переименовали в Астаховский. Согласно базам «Мемориала», из жителей дома № 1 в годы Большого террора были расстреляны пять человек. В сентябре 2017 года мы установили табличку одному из них - управляющему торговой базой Герасиму Афанасьевичу Вареласу.

Сегодня на этом доме появились еще два памятных знака. Заявки на установку обеих табличек подала внучка Августа Яковлевича Кедера Мария Кедер: «Мне хотелось бы установить две таблички: дедушке и Яну Антоновичу Берзину. Наши семьи дружили, и в 1930-е годы, и после. Моя мама дружила с Майей Яновной, дочерью Яна Антоновича, мы часто ходили к ним в гости. Я сама родилась в этом доме», - написала она нам.


Фото с сайта Time&Note

Август Яковлевич Кедер родился в 1896 году в имении Эрреда Везенбергского уезда Эстляндской губернии в семье кузнеца и крестьянки. Окончил волостную школу Кохтла, затем – министерскую школу Йыхви. Работать он начал довольно рано: сначала пастухом у зажиточного крестьянина, затем батраком на полях помещика.

В 1913 году Август Кедер благодаря материальной поддержке родных поступил в Беседскую сельскохозяйственную школу (Петербургская губерния), но в 1915 году его мобилизовали. В 1918 году по состоянию здоровья его перевели на нестроевую службу, и он служил писарем в канцелярии Ново-Петергофского военного штаба. В 1919 году он демобилизовался.

Еще до демобилизации, в 1918 году, Кедер поступил в Петроградский сельскохозяйственный институт, что предопределило всю его дальнейшую судьбу.

В марте 1919 года в Петрограде состоялся первый конгресс тружеников совхозов, на котором Кедер был избран в члены президиума Всероссийского профсоюза работников совхозов. Тогда же было учреждено Управление совхозов Петроградской губернии, куда Кедер был направлен работать в качестве представителя профсоюзов.

С 1920 по 1923 год Кедер работал в сельском хозяйстве на Украине. В Харькове он познакомился со своей будущей женой, Анной Степановой. Они поженились, у них родилась дочь, которую они назвали в честь Инессы Арманд.

В 1923 году Август Яковлевич был отозван в Москву, где работал на разных должностях, в том числе с 1926 года – в Наркомате сельского хозяйства.

«Он всю жизнь был связан с сельским хозяйством, он понимал и любил землю. Он родился и вырос на хуторе в Эстонии, там все сажается своими руками», - рассказывает внучка Августа Яковлевича Мария Кедер.

В 1932 году Август Яковлевич был избран действительным членом Комитета учета и изучения научных сил СССР (КУИНС), одно время он занимал должность заведующего производственным сектором Сельскохозяйственной академии им. Ленина.

В 1933 году была создана Государственная комиссия по определению урожайности, и Кедер в феврале 1933 года был утвержден на должность председателя одной из межрайонных комиссий по определению урожайности и размеров валового сбора зерновых культур по Северному Кавказу. Затем от комиссии он работал в Челябинской области.

«Август Кедер был родом из деревни, подрастав там и сызмала занимаясь сельским хозяйством, знал хорошо эту специальность. Он постоянно усовершенствовал знания, полученные в сельскохозяйственной школе и институте. Он стал признанным специалистом по сельскому хозяйству. Он выступал на различных конференциях и совещаниях с докладами по сельскому хозяйству, писал статьи, которые публиковались в общеполитических и сельскохозяйственных газетах и журналах. Товарищи, у которых были с ним встречи, относились к Кедеру с почтением. Работники сельского хозяйства Советского Союза знали его как «беспокойного Кедера», кто искал постоянно нового, лучшего и к этим изысканиям привлекал других. Он был большим энтузиастом механизации сельского хозяйства», - вспоминал много позже друг отрочества и товарищ по школе Августа Кедера эстонский революционер Рихард Маяк (его воспоминания о Кедере были опубликованы в 1966 году в эстонской газете «Rahva Hääl» («Голос народа») на эстонском, здесь выдержки из статьи даны в переводе Ханса Кеддера). Рихард Маяк также был репрессирован, но чудом уцелел, отсидев срок. До начала 1980-х годов он поддерживал связь c семьей Кедера.

В мае 1937 года Кедера отозвали из Челябинской области и предложили назначить его на должность руководителя инспекции Наркомата связи СССР «как хорошего коммуниста-организатора и из необходимости укрепить аппарат наркомата». Но, как следует из письма, который Кедер написал Иосифу Сталину, он не хотел бросать сельское хозяйство: «Это было большой неожиданностью для меня. Я же рожденный сельско-хозяйственник. На работе в сельском хозяйстве я жил, вырос и думал, что здесь вся моя будущая работа и дальнейший рост. <…> Я горжусь, что партия намечает меня на руководящую работу в Наркомат связи, но что греха таить, я бы себя сто раз лучше чувствовал на такой же работе в Наркоме земледелия, на семенном деле, на урожайности. <…> Не примите сказанное здесь за нытье. <…> Но что же делать?! После 33 лет работы в сельском хозяйстве перестраиваться по другой специальности, ведь это не так легко. Не писать об этом Вам я не мог...»

Тем не менее Кедер был переведен в Наркомат связи, где вскоре занял должность начальника главной инспекции.

Августа Яковлевича арестовали 16 февраля 1938 года. Его обвинили в «участии в контрреволюционной террористической организации». В сводке важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД СССР за 27 марта 1938 года есть сведения и о Кедере. В документе, в частности, утверждается, что Август Яковлевич «в 1924 году был завербован одним из руководящих участников антисоветской националистической эстонской организации в Москве Рястосом (арестован). По заданиям Рястоса проводил шпионскую работу по сбору сведений о состоянии и политэкономическом положении эстонских колоний в СССР. Собранные сведения передавал Рястосу для направления за кордон. <…> Кедер также показал, что получал от Рястоса эстонскую националистическую литературу, нелегально доставляемую в СССР».

26 апреля 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Кедера к высшей мере наказания. Приговор был приведен в исполнение незамедлительно. Ему было 42 года.

Жена Кедера, Анна Степановна Степанова, была арестована 8 сентября 1938 года «за потерю бдительности к собственному мужу». На момент ареста и помещения в Бутырскую тюрьму она была беременна, в семье ждали мальчика. В результате пыток она потеряла ребенка. 28 октября 1938 года ее выслали на пять лет «за минусом 15 городов». Из ссылки она вернулась позже установленного срока, в 1945 году.

Дочери Кедера Инесса (1923 г.р.) и Стелла (1931 г.р.) остались одни. Маленькую Стеллу сразу забрали в детдом, где она провела около полутора лет, Инесса все это время жила по очереди у разных друзей, не появляясь дома. Бабушка не сразу сумела забрать Стеллу и найти Инессу, поскольку с ней произошел несчастный случай, и она долго и тяжело болела.

В первые годы в ссылке, в годы войны и после ее окончания Анна Степановна обращалась с бесконечными запросами в различные инстанции о судьбе мужа, с просьбами о пересмотре его дела. Ей отвечали, что дело Кедера не может быть пересмотрено. Наконец 21 декабря 1954 года она получила устное сообщение, что расследование закончено и передано в высшую инстанцию на пересмотр. Вслед за этим пришло официальное уведомление от Военной коллегии Прокуратуры СССР о смерти Кедера с предложением получить соответствующее свидетельство в районном ЗАГСе. В полученном свидетельстве была указана ложная дата смерти, 16 октября 1939 года, и ложная причина – рак легких.

В 1955 году Август Яковлевич Кедер был реабилитирован посмертно. В том же году была реабилитирована и Анна Степановна Степанова.

 

 

Фото с сайта
Федерального архивного агентства

Ян Антонович Берзин (Берзиньш-Зиемелис) родился в 1881 году в Фегенской волости Лифляндской губернии в семье крестьян. В 1901 году он окончил учительскую семинарию в Риге, в 1902 году вступил в РСДРП, занимался активной революционной деятельностью, за что трижды был арестован – в 1903, 1904 и 1905-1906 годах. Последний арест закончился ссылкой в

Олонецкую губернию.

В 1907 году Берзин был делегатом Лондонского съезда РСДРП, а в 1908-м эмигрировал. Он жил в Германии, Швейцарии, Бельгии, Англии, Франции и США, с 1910 по 1911 был членом ЦК РСДРП и членом Заграничного бюро ЦК РСДРП.

Из эмиграции Берзин вернулся в 1917 году, вступил в Социал-демократическую партию Латвии, после революции был избран во Всероссийское Учредительное собрание по Лифляндскому округу, на VI съезде РСДРП(б) - членом ЦК партии.

С 1918 года Берзин на дипломатической работе (с некоторыми перерывами). Сначала он был направлен в Швейцарию полномочным представителем РСФСР, но в ноябре 1918 года его вместе с семьей выслали по обвинению в пропаганде и подрывной деятельности. Затем партия направила его в Латвию, где он стал наркомом просвещения. Параллельно он был членом Исполкома Коминтерна.

На дипломатическую работу Берзин вернулся в 1920 году, когда его назначили главой советской делегации на переговорах о перемирии с Финляндией. Был полпредом в Финляндии, заместителем полпреда в Великобритании, полпредом в Австрии.

Фото из Википедии

С 1927 года Берзин - уполномоченный НКИД СССР при СНК УССР, член ЦК КП(б) Украины. Но в мае 1929 года по собственной просьбе – из-за ухудшения здоровья – его вернули в Москву и назначили заместителем главного редактора Большой советской энциклопедии и заместителем председателя Комиссии ЦИК СССР по изданию дипломатических документов.

В 1932 году Берзина назначили управляющим Центральным архивным управлением (ЦАУ) СССР и РСФСР и редактором журнала «Красный архив», где было опубликовано большое число документов по истории революционного и общественного движения в России.

На посту управляющего ЦАУ главной целью Берзин видел «архивно-техническую разработку архивных материалов», то есть не столько работу с документами как таковыми, сколько систематизацию, приведение в порядок, инвентаризацию, учет и описание архивных фондов, а также «обеспечение надлежащей охраны архивов силами рабоче-крестьянской милиции на основе соответствующих договоров между архивными учреждениями и органами НКВД» (цитируется по работе Татьяны Хорхординой «История и архивы»). По мнению Берзина, «если раньше значительная часть архивных работников была на положении обслуживающего аппарата у научных работников, то теперь центральной фигурой архивного дела должен стать архивно-технический работник». Еще одной задачей новый глава архивной системы страны считал «очистку архивов от политически не выдержанных и не соответствующих этой работе лиц».

В 1935 году, во многом с подачи Берзина (он подготовил докладную записку в ЦИК СССР), Президиум ВЦИК принял постановление «О неудовлетворительном состоянии архивного дела в Союзе СССР», в котором содержались пункты по борьбе за «повышение бдительности» в архивах, «чистке» кадров и «упорядочение архивного дела».

Вряд ли тогда Ян Антонович мог предположить, что всего через два года каток этих «чисток» пройдется и по нему.

7 сентября 1937 года Берзин был освобожден «по болезни» с поста управляющего ЦАУ, а 24 декабря – арестован. Его обвинили в создании «шпионской контрреволюционной террористической организации в Центральном архивном управлении (ЦАУ) СССР». 29 августа 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в тот же день. Ему было 57 лет.

Ян Антонович Берзиньш-Зимемелис был реабилитирован в 1956 году.

Церемония установки табличек «Последнего адреса»

Фото: Мария Олендская


***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о двух репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.