Чехия, Пльзень, улица Яблонского, 16
На карте

| 30.11.2018
Фото из семейного архива Либора и
Вацлава мл. Женишеков, сыновей
В. Женишека

Вацлав Женишек родился в 1917 году в городе Пльзень. Окончив начальную и городскую школы, он поступил в торговый техникум, который окончил в 1936 году. 1 октября того же года он получил повестку в армию, где его отправили в школу для офицеров запаса при 2-й дивизии в город Бероун. В чине младшего сержанта в сентябре 1937 года Женишек поступил в Военную академию в городе Границе.

Свадебное фото —
Вацлав Женишек и Вера,
урожденная Малецка
(фото из семейного
архива)

В сентябре 1939 года Женишек был принят на работу в Городское управление города Пльзень. С сентября 1944 года он работал на принудительных работах как разнорабочий в строительной фирме. На свое прежнее место в городской управе он смог вернуться лишь в самом конце войны - 1 мая 1945 года. Но уже через четыре дня в городе вспыхнуло восстание против немцев, и Женишек участвовал в боях и даже возглавил роту в транспортном отряде 2 UNRRA.

Женишек продолжал служить военным до марта 1949 года, когда его сначала отправили в отпуск, а с 1 ноября – в отставку.

26 ноября 1950 года Служба госбезопасности арестовала генерала Ладислава Свободу и капитана Вацлава Женишека, официально – по подозрению в «организации шпионской деятельности в пользу разведывательной службы иностранного государства и подготовке вооруженного восстания». В течение последующих дней и недель за решеткой оказался целый ряд других граждан, которые, по утверждению следователей, принимали участие в деятельности организации Ладислава Свободы, якобы сотрудничавшей с иностранными разведывательными службами и пытавшейся установить радиосвязь с Западом.

В материалах следственного дела указывается, что Вацлав Женишек после окончания войны поддерживал на территории Западной Чехии дружеские отношения с офицерами сухопутных сил американской армии, поэтому у следствия и возникло подозрение в том, что он мог «осуществлять шпионаж в пользу американцев».

По версии следствия, именно Вацлав Женишек должен был обеспечить организацию радиостанцией, поскольку был лично знаком с радиотехниками Йосефом Пумпой и Ярославом Врзалом. Последние обещали ему построить радиостанцию своими силами из доступных компонентов. Им якобы действительно удалось смонтировать рацию и даже запустить ее. Первая попытка установить связь с заграницей, однако, закончилась неудачей, равно как и вторая попытка: согласно материалам следствия, на передаваемый повторно пароль «Henri cal Parisi» никто не отозвался, связь не наладили даже тогда, когда Врзал перешел из фонической связи в режим телеграфного ключа. Новый пароль должны были передать из Франции во время вечерних новостей, однако этого не произошло. Другой член группы, известный автогонщик Франтишек Суттнар, якобы был намерен пожертвовать на совершенствование рации деньги в сумме пяти тысяч крон. Но и с улучшенной рацией связь наладить так и не удалось.

Тогда, согласно материалам следствия, Женишек обучил Суттнара кодированию и решил использовать его в качестве связного, отправив в Париж, где автогонщик должен был установить контакт с французской разведкой, согласовать с ней способ связи и систему кодирования. Французская разведка должна была передавать Женишеку сообщения в чешской программе Французского государственного радиовещания и начинать их с пароля «Спасибо за письмо марки Черная Пльзень». По версии следствия, осенью 1949 года Женишек будто бы получил и передал на Запад схему организационной структуры одной дивизии и информацию о производстве компонентов для реактивных авиадвигателей.

Согласно материалам следствия, капитан Женишек создал несколько антигосударственных групп в других гарнизонах, одну из них будто бы возглавляли майор Томаш Седлачек и штабс-капитан Йосеф Кучера, осужденные в отдельном, также показательном процессе. По версии следствия, «заговорщики» готовили путч, который был запланирован на весну 1951 года, о чем члены руководства группы договорились на одной из тайных конференций. Йосеф Кучера якобы обеспечил организацию служебными бланками, которые Ладислав Свобода собирался использовать для приказов гарнизонам после того, как начнется путч.

Женишек в ходе длительных допросов подписал целый ряд признательных показаний. Впрочем, учитывая применяемые в те годы следственные методы, в том числе и пытки, достоверность протоколов довольно сомнительна.

Государственный процесс по сфабрикованному делу об антигосударственной группе состоялся в Праге с 15 по 17 мая 1952 под руководством председательствующего судьи Карела Крука. Свобода и другие подсудимые были признаны виновными в совершении преступлений «государственная измена» и «шпионаж». Ладислав Свобода и Вацлав Женишек были приговорены к смертной казни, Ян Бруна – к пожизненному заключению, остальные обвиняемые – к различным срокам тюремного заключения (от трех до 18 лет).

Осужденные подали апелляцию в Верховный суд, который, однако, на заседании 25 июня 1952 года отказал в ее удовлетворении.

Оба осужденных к смертной казни – Ладислав Свобода и Вацлав Женишек – погибли на эшафоте в тюрьме Прага-Панкрац 13 ноября 1952 года.

4 сентября 1991 года Военный суд полностью реабилитировал Вацлава Женишека. Президент Вацлав Гавел произвел его в полковники in memoriam.


Фото из личного дела заключенного Кучеры

Йосеф Кучера родился в 1916 году в селе Церховице недалеко от города Горжовице в крестьянской семье. У него был старший брат Карел, ставший позже чиновником. С 14-летнего возраста Йосефа Кучеру воспитывала тетя, которая владела оптовым магазином и могла, таким образом, помогать племяннику во время учебы. После окончания пяти классов начальной школы и трех классов городской школы Йосеф Кучера поступил в четырехлетнюю Высшую экономическую школу в городе Пльзень, которую он успешно окончил в 1934 году и поступил на военную службу.

В декабре 1934 года его произвели в ефрейторы-аспиранты, а в феврале 1935 года – в младшие сержанты-аспиранты. В это время он уже посещал школу офицеров пехоты запаса, которую успешно окончил в начале 1935 года, после чего начал работать в этой же школе инструктором. В сентябре 1935 года он получил звание сержанта-аспиранта, а в декабре его назначили младшим лейтенантом пехоты действительной службы.

Для карьеры профессионального офицера необходимо было окончить Военную академию в городе Границе, в которую Кучера поступил в сентябре 1937 года. Академию он окончил в августе 1938 года в звании лейтенанта пехоты.

В атмосфере усиления международной напряженности молодого офицера прикомандировали к 28-му стрелковому полку им. Тырша и Фюгнера. Там он служил до самого прекращения существования чехословацкой армии в 1939 году, после чего был переведен на штатскую работу и стал чиновником городского управления города Пльзень. Именно в это время Кучера начал встречаться со своим знакомым по военной службе Вацлавом Женишеком.

В марте 1941 года Кучера по собственному желанию ушел в отставку и устроился рабочим в локомотивное депо ЧСД в Пльзене.

В мае 1945 года Йосефа Кучеру снова призвали в армию на действительную службу. Кучера занимал много должностей: от помощника шифровальщика до заместителя начальника штаба полка. В январе 1949 года его прикомандировали к 11-й стрелковой дивизии, где его начальником был майор Томаш Седлачек. Тогда же его произвели в штабс-капитаны.

Политическая ориентация Йосефа Кучеры, безусловно, не была близкой коммунистической партии, о чем свидетельствует и то, что в сентябре 1947 году он вступил в Чехословацкую национально-социалистическую партию, в которой как рядовой член оставался до февраля 1948 года. После изменения политической обстановки в стране – чтобы сохранить возможность в дальнейшем служить в чехословацкой армии – Кучера подал заявление о приеме в КПЧ, но его не приняли по причине его социального происхождения (к тому моменту оптовый магазин его тети был национализирован).

В 1946 году Йосеф Кучера женился на служащей Милославе Тхамовой. У супругов через год родился сын, а в 1951 году – дочь. Но в это время штабс-капитан Йосеф Кучера уже находился четыре месяца за решеткой.

Поздно ночью 2 декабря 1950 года штабс-капитана Йосефа Кучеру задержали сотрудники Краевой комендатуры Совета госбезопасности города Пльзень и в тот же день его формально арестовали. Органы полиции обвинили его в антигосударственной деятельности и членстве в одной из военных подпольных групп, действовавших в Пльзеньской области. По версии следствия, эта группа в 1948-1949 годах входила в организацию сопротивления «Прага-Жатец», планировавшую на март 1949 года вооруженный антикоммунистический переворот. В эту группу кроме Кучеры следователи включили еще четырех армейских офицеров: Томаша Седлачека, Йосефа Черногорского, Богуслава Тыра и Яромира Нового. Их арест стал частью так называемой акции «Ирена», направленной против офицеров 11-й стрелковой дивизии в Пльзене, завершившейся тремя смертными приговорами.

Заявление о совершении преступления, поданное против группы штабс-капитана Кучеры Комендатурой военной разведывательной службы лишь 25 сентября 1951 года (т.е. почти через десять месяцев после ареста, что для того времени был необычно долгий срок), составлено в грубой идеологической форме: «В то время как народ, избавленный ото всех реакционных элементов в правительстве, интенсивно строит свою социалистическую родину, в то время как передовая молодежь всего мира своими героическими подвигами портит военные планы империалистических поджигателей, эти предательские офицеры – штабс-капитан Кучера, майор Седлачек, майор Черногорски, майор Тыр и штабс-капитан Новы – объединились с вражескими шпионами и предательской эмиграцией, чтобы своей подрывной шпионской деятельностью подготовить почву для развязывания новой мировой войны. Они объединялись в отдельные вооруженные путчистские группировки, чтобы путем вооруженного восстания и при помощи судето-фашистских немцев, применяя насилие, свергнуть народно-демократическое правительство и установить царствование кровавого террора и бесправия. В своей ненависти к народно-демократическому строю они были готовы использовать даже самые жестокие террористические средства с той только целью, чтобы сломить волю народа и ввергнуть его в новое рабство мирового империализма. Обвиняемый штабс-капитан Кучера как один из главных инициаторов контрреволюционного движения в Пльзеньской области цинично признался в том, что офицеры, верные народно-демократическому строю, будут убиты, так как это единственное средство их обезвреживания. Вот такое лицо настоящих пяти приспешников буржуазии. Чтобы достичь своих карьеристских целей, они были готовы применить самые жестокие меры, не брезгуя даже убийством».

По версии следствия, Кучера «пропагандировал буржуазную идеологию, одновременно распространяя поджигательские сообщения, и позорил коммунистических государственных деятелей». К антигосударственной деятельности его якобы привлек в конце 1948 года знакомый еще по военной службе Вацлав Женишек. Задача Кучеры заключалась якобы в «создании путчистских группировок и шпионской сети». Кучера будто бы в начале 1949 года обратился к майору Седлачеку, подполковнику Черногорскому и майору Тыру, предложив им организовать собственные ячейки, состоящие из восьми или 10 человек, и добывать полезную разведывательную информацию. Полученные от них сведения Кучера якобы передавал Женишеку, а тот – за границу. Кроме того, подполковник Черногорски будто бы устроил по требованию Кучеры переброску оружия из складов.

О том, какими способами следствие добивалось от обвиняемых подобных показаний, свидетельствует непосредственный участник этих событий генерал Томаш Седлачек (он скончался в Праге в 2012 году). В своих мемуарах он описывает, каким психологическим и физическим пыткам подвергались заключенные. Его самого, например, следователи допрашивали непрерывно девять дней и ночей. В результате долгих допросов без возможности отдыха и сна (если допросы не протекали согласно желанию следователей, то Седлачека в камере каждые пятнадцать минут будили), у него появились сильные галлюцинации. Так, например, ему снилось, что из линолеума одной из допросных комнат растут орхидеи.

В мемуарах Седлачека есть также описание того, как проходила очная ставка со штабс-капитаном Кучерой: «Приблизительно на пятый день произвели очную ставку между мной и Йосефом Кучерой. Его состояние было намного хуже моего. Под левым глазом у него был большой синяк от удара ключами следователем Карлом Малым. Как я узнал позже, очную ставку очень тщательно подготовили, его заставили выучить, что он должен говорить и как вести себя. Он даже должен был сыграть эмоциональную сцену по поводу того, будто я его – отца двух детей – поставил в это положение! Итак, он мне там рассказывал о том, как мы были членами противогосударственной группы, и я передавал шпионские сведения. Я на него таращил глаза, потому что ничего подобного, конечно, не было правдой, но по мере того, как я медленно приходил в состояние, когда я начинал трудно отличать действительность от фантазии, я против этого даже ничего решительного не возражал».

Несколько месяцев спустя Йосеф Кучера отказался от своих показаний, признав их сфабрикованными, но затем, под напором следователей, снова признал их правдивыми.

20 декабря 1951 года, после многих месяцев следствия, которое вели сначала сотрудники Краевой комендатуры Совета госбезопасности города Пльзень, потом сотрудники Военной разведки обороны, а впоследствии органы Министерства национальной безопасности и работники Комендатуры Совета госбезопасности (имела место чистка среди работников Военной разведки обороны, некоторые из первоначальных следователей Кучеры сами попали за решетку, что вызвало при подготовке показательного процесса некоторую задержку), Государственная прокуратура предъявила пятерым офицерам обвинение.

Заседание коллегии судей Государственного суда в Праге состоялось полгода спустя – 23 июня 1952 года. Приговор был вынесен в тот же день. Йосеф Кучера и Томаш Седлачек были приговорены по обвинению в государственной измене и шпионаже (ст. 78, ст. 86 УК) к пожизненному заключению и лишению гражданских прав с конфискацией имущества. Остальные получили более мягкие наказания: Йосеф Черногорски – лишение свободы сроком на 23 года, Богуслав Тыр – на 15 лет, Яромир Новы - 17 лет.

После вынесения приговора Кучеру отправили сначала в тюрьму Вальдице при Йичине, потом в Миров. Тогда же, по всей видимости, он заполнил анкету, в которой в строке о социальном положении семьи написал: «Кто в настоящее время заботится о моей семье, я не знаю, какой у нее доход, также не знаю. Я хотел бы уже работать, чтобы я мог заботиться о своей семье».

Мемориальная доска
Л. Свободе, Й. Кучере и
В. Женишеку*

Но наказание пожизненным заключением, по всей вероятности, показалось прокурору Ярославу Длоугому слишком мягким, поэтому он подал апелляцию в Верховный суд (нельзя исключить, что из руководства КПЧ или Министерства юстиции поступили новые указания относительно наказания). Апелляционное производство состоялось 5 сентября 1952 года в Праге. На этот раз суд вынес суровое решение – смертная казнь через повешение.

Йосеф Кучера был казнен в тюрьме Прага-Панкрац 14 ноября 1952 года рано утром, на следующий день после казни Ладислава Свободы и Вацлава Женишека.

У Йосефа Кучеры остались вдова, пятилетний сын и полуторагодовалая дочь, родившаяся уже после его ареста. Им отказали в назначении пенсии по потере кормильца, а все имущество, принадлежавшее казненному, власти конфисковали, в результате чего семья оказалась в полной нищете. Вдове пришлось заплатить за кремацию тела мужа, но в ее просьбах о выдаче его урны ей отказали, и, скорее всего, ее уничтожили.

В 1990 году Йосеф Кучера был полностью реабилитирован постановлением Главного военного суда в городе Пржибрам. Ему вернули звание и одновременно произвели в полковники in memoriam.**


* Мемориальная доска казненным чехословацким офицерам Л. Свободе, Й. Кучере и В. Женишеку была открыта 13 ноября 2002 г. по инициативе города Пльзень и Конфедерации политических заключенных на здании Краевой военной комендатуры в Пльзене.

** В статье использованы материалы работы Петра Маллоты «Документация казненных по политическим причинам 1948–1989 гг.» проекта Института по изучению тоталитарных режимов.




Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.