Москва, Красноказарменная улица, 12, строение 1
На карте

| 09.12.2018

Красноказарменная улица в районе Лефортово начинается у Лефортовского моста и заканчивается у Авиамоторной улицы. Название ее произошло от «красных казарм» - бывших служебных корпусов Екатерининского дворца и Лефортовских казарм из красного кирпича. Активная застройка улицы началась только в советские годы, в частности, в начале 1930-х здесь возвели здание Всесоюзного электротехнического института (ВЭИ). Одновременно со строительством ВЭИ шла постройка четырех жилых домов для преподавателей и аспирантов института, которая закончилась в 1928 году (архитекторы — братья В.Я. и Г.Я. Мовчан).

Среди прочих в этих домах поселилась семья Корзунов, которая получила квартиру в корпусе № 1. Вот что вспоминает об этом дочь Вячеслава Карловича Корзуна Ирина: «Квартира была хорошая… Но… окружение наше показалось мне убогим. Во-первых, убогими выглядели сами наши дома, эдакие одинаковые спичечные коробочки грязно-белого цвета. Во-вторых, убогим же выглядел окрестный пейзаж. С одной стороны все наши четыре дома почти примыкали к ограде Всесоюзного электротехнического института (ВЭИ). На другой стороне Красноказарменной улицы высилось стеклянное здание Электропрома. На этом тогда Красноказарменная улица и заканчивалась. Почти перед самым нашим домом находилась конечная остановка трамвая с рельсовым кольцом, а за ней тянулся большой унылый пустырь, поросший бурьяном».

Согласно базам «Мемориала», не менее десяти жильцов этого дома были расстреляны в годы Большого террора. Сегодня мы установили памятные знаки троим из них.


Вячеслав Карлович Корзун родился в 1879 году в городе Ленкорань Закавказской области в дворянской семье. В семь лет он осиротел – в 1881 году умерла его мать, а в 1886 году и отец. Три года мальчик провел в приюте, а в 1889 году его забрал к себе брат матери Александр Федорович Кинерт, живший в Санкт-Петербурге, и с этого момента Вячеслав Корзун воспитывался в его семье.

После школы Вячеслав учился в Выборгском реальном училище, а в сентябре 1898 года поступил воспитанником в Морское инженерное училище Императора Николая I, которое закончил в 1901 году.

В мае 1902 года его зачислили в звание младшего инженера-механика флота с направлением в 4-й флотский экипаж, одно время он плавал на минном крейсере «Абрек». В сентябре 1903 года его перевели на эскадренный броненосец «Цесаревич», на котором он прослужил два с половиной года в разных должностях. В составе команды броненосца Корзун принимал участие в русско-японской войне 1904-1905 годов. За мужество и профессионализм во время боя с японскими кораблями он был отмечен в рапорте командира «Цесаревича» Н.М. Иванова.

В начале 1905 года Корзун получил звание поручика корпуса инженеров-механиков флота. Через год он был командирован в Бельгию и Германию для «ознакомления с аппаратами добывания кислорода». В этом же году его произвели в штабс-капитаны и прикомандировали к Ижорскому заводу «для технических занятий». Корзун жил в Колпино, где располагался завод. В январе 1908 года Вячеслав Карлович был взят на службу на Ижорский завод и переведен во второй Балтийский флотский экипаж. В апреле 1910 года он стал капитаном.

Во всех аттестациях отмечаются увлеченность Корзуна электротехникой, его твердый и настойчивый характер, хорошее знание иностранных языков – французского, немецкого, английского. В 1911 и 1913 годах он находился в заграничных командировках: в Германии – для приема турбогенератора, в Австрии – для приема кислородных аппаратов, в Швейцарии – для приема турбины.

Корзун женился на дочери полковника Софье Васильевне Губкиной, 6 декабря 1912 года у семейной пары родился сын Олег, 27 июня 1914 года – дочь Ирина.

В 1913 году Корзуна повысили до звания инженера-механика с производством по флоту в старшие лейтенанты, а вскоре произвели в капитаны 2-го ранга. За службу он награжден орденами Российской империи: Св. Владимира 4-й степени, Св. Анны 2-й и 3-й степени с мечами и бантом; медалями: серебряной – в память русско-японской войны 1904-05 гг.; серебряным нагрудным знаком для защитников крепости Порт-Артур; светло-бронзовой медалью в память 200-летия Гангутской полбеды и т.д.

В самом конце 1916 года Корзун уволился с Ижорского завода «для службы на частных заводах». Незадолго до революции семья из Колпино переехала в Царицын, где Вячеслав Карлович стал техническим директором Царицынского орудийного завода. Когда началась Гражданская война, и на Царицын ожидалось наступление белых, семья бежала в Москву.

В январе 1919 года Корзун был командирован из Москвы в Петроград по делам Северо-Двинской флотилии. В это время он уже работал в Главном управлении авиапромышленных заводов (Главкоавиа) в должности председателя Главного правления.

В 1920 году он стал управляющим Государственного авиационного завода № 1 (бывший завод «Дукс»), который начал строить первые в Советской России самолеты. А через два года Корзун перешел в Главэлектро, на которое была возложена задача выполнения плана ГОЭЛРО.

Примерно в это время, в 1921 году, произошло важное событие в жизни семьи, описанное дочерью Ириной в ее воспоминаниях, важное, в том числе, для понимания личности Вячеслава Корзуна. К тому времени двоюродный брат Вячеслава, Владимир Кинерт, решил бежать из большевистской России вместе с семьей – женой Марией (она была родной сестрой Софьи Васильевны) и двумя маленькими детьми. Он разработал план побега через границу в Финляндию и приехал уговаривать Вячеслава и Софью присоединиться к ним, чтобы не обрекать всю семью на верную гибель. Несмотря на все его уговоры, Вячеслав отказался. Он сказал, что «не видит для себя жизни вне России, добровольно никуда из нее не уедет и надеется на то, что найдет себе место на родине при любом варианте развития событий». Софья сказала, что никогда не бросит мужа, и они остались в России.

В конце 1927 года семья переехала в Ленинград, поскольку Вячеслав Карлович вошел в правление Треста слабых токов – заводы треста специализировались на выпуске средств электросвязи.

Осенью 1930 года Вячеслав Карлович был арестован по делу Промпартии – сфабрикованному делу о вредительстве в промышленности и на транспорте. Его обвинили «во вредительских действиях в электрохозяйстве СССР» и «принадлежности к контрреволюционной организации», которая якобы ставила своей целью сдерживать темпы социалистического строительства. Всего по делам, связанным с Промпартией, было арестовано более двух тысяч человек. Дело Корзуна передали на заседание Особого совещания при комиссии ОГПУ для вынесения внесудебного приговора. 15 июня 1931 года комиссия ОГПУ постановила: «Корзуна Вячеслава Карловича выслать через П.П.ОГПУ в Западную Сибирь сроком на пять лет, считая с 1/X 1930. Направить по этапам. Дело сдать в архив».

Однако в июне 1931 года начальнику Бутырской тюрьмы поступила записка: «По получении сего немедленно освободить из-под ареста Корзуна В.К. и срочно препроводить в ОЦР ОГПУ». К этому моменту Корзун уже был выслан в Щегловск (ныне Кемерово), где работал инженером на местной ТЭЦ. Он пробыл в ссылке всего два-три месяца и к концу 1931 года уже работал главным инженером Московского электрозавода.

В жизни семьи наступили относительно спокойные времена: Софья Васильевна закончила Московский заочный институт иностранных языков и начала преподавать французский язык в Московском областном институте иностранных языков, дети учились в вузах, серьезно увлекались альпинизмом и почти каждое лето ездили в горы.

В 1935 году Вячеслав Карлович перешел работать в Наркомат тяжелой промышленности, став заместителем председателя технического совета, по работе имел контакты с Серго Орджоникидзе и его заместителем Г.Л. Пятаковым. По воспоминаниям дочери, процессом по делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра», на котором Пятаков давал признательные показания, ее отец был потрясен, поскольку относился к Пятакову с глубочайшим уважением и считал его «несгибаемым». «И такого человека сломали», - с горечью поделился он своими переживаниями с семьей в декабре 1936 года. Впрочем, он понимал, что петля затягивается и вокруг него.

Однако первым арестовали сына Олега – 4 ноября 1937 года, по «делу альпинистов». Ему были предъявлены обвинения в шпионаже, которому якобы способствовало знание гор в приграничных районах, и подготовке «террористического акта на Красной площади в Москве во время прохождения колонны альпинистов».

Семья была в шоке, все считали, что это какая-то глупейшая ошибка. Вячеслав Корзун осознавал, что для ареста совсем необязательно «быть виноватым», но не мог понять, кому нужен Олег, только начинавший жить. Олег был расстрелян 28 февраля 1938 года, о чем семья долгие годы ничего не знала.

Летом 1938 года, вспоминает дочь Ирина, она однажды зашла в столовую и увидела отца, сидевшего за столом, подперев голову руками. «Он поднял голову и тихо сказал: “Сегодня покончил с собой Андреев (начальник отца. – ред.), а до этого он полдня отсутствовал, его вызывали в НКВД. <…> Теперь все, это подошла уже моя очередь, не знаю, доживу ли до завтра”».

Вскоре, 27 июня 1938 года, его действительно арестовали и обвинили в торможении производства и применении импортных материалов, вместо того, чтобы строить собственные заводы. Есть в следственном деле и такое: «Корзун был очень близок к Пятакову, входил к нему запросто без доклада. Пятаков вызывал Корзуна по всем принципиальным вопросам электропромышленности преимущественно перед всеми другими руководителями Главка».

3 октября того же года было вынесено обвинительное заключение, в котором, в частности, говорилось: «Органами НКВД была вскрыта и ликвидирована диверсионная вредительская террористическая и шпионская правотроцкистская организация в энергетической и электротехнической промышленности СССР. Активным участником являлся бывший главный инженер Главэнергопрома Корзун В.К., завербованный в организацию начальником Главэнергопрома Филимоновым Н.Г. в 1934 г.».

Согласно приговору, вынесенному 3 октября 1938 года, Корзун «являлся сторонником террористического метода борьбы против руководителей ВКП(б) и Советского правительства. Виновен в преступлениях по ст. 58-7, 58-8 и 58-11 У.К. РСФСР». Приговор - расстрел с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества – был приведен в исполнение в тот же день. Корзуну было 59 лет.

Софья Васильевна была арестована через три месяца после ареста мужа и выслана на три года в Казахстан, где жила в селе Ермак Павлодарской области и работала бухгалтером. В 1942 году она освободилась из ссылки и в 1944-м переехала жить в Челябинск, куда во время войны эвакуировалась дочь Ирина. Долгие годы Софья Васильевна работала библиотекарем. Она умерла в 1970 году.

Вячеслав Корзун был реабилитирован в 1957 году: приговор «по вновь открывшимся обстоятельствам» было решено отменить и дело «за отсутствием состава преступления прекратить».


Олег Вячеславович Корзун родился в 1913 году (по другим источникам, в 1912 году) в городе Колпино под Петербургом, где его отец, Вячеслав Карлович Корзун, работал на Ижорском орудийном заводе. В детстве мальчик был болезненным, поэтому первые два класса школы он учился вместе с сестрой дома, но потом окреп, встроился в советскую систему образования и, отучившись три года в школе в Москве, после переезда семьи в Ленинград поступил в техникум.

Отец был страстным охотником и часто брал детей с собой в лес. С 12 лет они уже умели отлично стрелять, были привычны к длительным походам и оба в какой-то момент увлеклись альпинизмом. Повзрослев, Олег окончил инструкторские курсы и начал работать инструктором в Центральном доме Красной армии и в кавказских альпинистских лагерях, где познакомился со многими известными альпинистами, в том числе с братьями Виталием и Евгением Абалаковыми, Владиславом Русановичем, Соломоном Слуцким и др.

Олега арестовали 4 ноября 1937 года. Арестован он был, как следует из письма его матери Софьи Васильевны Корзун в Главное управление лагерей, весьма странным образом: «Гражданин, его арестовавший, назвался агентом уголовного розыска, не произвел никакого обыска, пригласил моего сына пройти с ним в домоуправление, сказав, что он сейчас же вернется домой. Но мой сын так и не вернулся. А ушел он, встав с постели и даже не одевшись как следует, без единой вещи и без копейки денег. Долго мои поиски в Уголовном розыске не приводили ни к чему, пока мне там не сказали, чтобы я искала его в органах НКВД. Наконец на Новокузнецкой у прокурора по делам города Москвы в конце декабря отыскалось его дело и мне сказали: “Выслан в вольную высылку, ждите письма”. В марте мне сказали то же: ”Выслан в лагерь, ждите письма”. Тем не менее, после этого 8 марта мне удалось его найти в Таганской тюрьме, где у меня всего один раз приняли передачу».

8 марта «удалось его найти»… Дьявольские козни репрессивной машины: 28 февраля 1938 года Олег был уже расстрелян.

Олега Корзуна привлекли по «делу альпинистов». В рамках этого дела аресты производились поодиночке и целыми группами. Так, в июле 1937 года на территории альпинистского лагеря «Адылсу» (Центральный Кавказ) было арестовано сразу 12 советских и австрийских (шуцбундовцы) инструкторов, работавших в то время в лагере.

Олег Корзун проходил по делу родоначальника советского альпинизма В.Л. Семеновского, которого пытались представить руководителем «контрреволюционной фашистско-террористической и шпионской организации». Как сказано в обвинительном заключении, «организация ставила перед собой задачи путем сбора и передачи шпионских сведений в пользу одного из капиталистических государств способствовать ускорению интервенции фашистских стран против Советского Союза и путем совершения террористических актов над руководителями ВКП(б) и советского правительства, свержения советской власти и установления фашистской диктатуры в СССР».

Кроме сбора шпионских сведений в пользу немецкой разведки, Олег Корзун якобы должен был 7 ноября 1937 года во время демонстрации на Красной площади участвовать в террористическом акте против советского руководства. Во главе колонны должны были идти альпинисты, слушатели военной Академии им. Жуковского Стах Ганецкий и Арий Поляков, которым и надлежало первыми открыть огонь по правительственной трибуне. Стрелять они должны были из оружия, добытого Семеновским при содействии одного из посольств. Семеновский значительную часть своей жизни проработал на дипломатических постах, долгие годы жил в Австрии и Швейцарии, где у него, собственно, и возникла идея развивать в СССР альпинистское движение.

20 февраля 1938 года Олег Корзун был приговорен Комиссией НКВД СССР и прокурора СССР к высшей мере наказания и 28 февраля того же года расстрелян в один день с Василием Семеновским, Владиславом Русановичем и Леонидом Каминкером.

Из десяти человек, которые по сценарию следователя должны были устроить теракт на Красной площади, пятеро были расстреляны, остальные сосланы. Виталия Абалакова держали в тюрьме до февраля 1940 года, когда состоялся оправдавший его суд.

Олега Корзуна реабилитировали в 1959 году «за отсутствием состава преступления».

В тексте использованы материалы из «Воспоминаний И.В. Корзун».


Федор Федорович Слепцов родился в 1900 году в Мариуполе, оба его родителя были слепые, при этом в семье было 17 детей. Федор получил среднее образование по специальности «электротехника», в 1925 году вступил в ВКП(б).

Одно время Слепцов жил в Ленинграде, где женился на Ираиде Федоровне Слепцовой (в девичестве Шульц), потомственной дворянке из обедневшей петербургской семьи. В 1922 году у семейной пары родилась дочь, которую назвали Людмилой. Затем семья переехала в Москву.

На момент ареста Слепцов работал заместителем главного инженера в Главном управлении аккумуляторной промышленности Наркомата оборонной промышленности.

Федора Федоровича арестовали 17 сентября 1937 года, в разгар массовых репрессий. В начале года состоялся пленум ЦК ВКП(б), который почти целиком был посвящен политическому обоснованию необходимости этих репрессий. В установочных докладах Молотова, Кагановича и Ежова выдвигались требования учесть уроки «вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов». С особым тщанием «вредителей» искали в армии и оборонной промышленности. Жертвами сфальсифицированных обвинений стали тысячи командиров и бойцов РККА, военных специалистов и самых разных работников оборонных предприятий.

Его имя фигурирует в одном из так называемых сталинских списков —перечне лиц, подлежавших осуждению Военной коллегией Верховного суда СССР по личному указанию Сталина и его ближайших соратников. Список, куда вошла фамилия Слепцова, подписан Сталиным, Молотовым и Ждановым 7 декабря 1937 года. В нем 299 человек, 272 из них подлежали расстрелу.

Слепцова продержали в тюрьме два с половиной месяца и 9 декабря приговорили к высшей мере наказания по обвинению в «участии в контрреволюционной террористической организации». Приговор был приведен в исполнение в тот же день.

После ареста мужа Ираида Федоровна, которая работала медсестрой в роддоме имени Грауэрмана, недолго была на свободе: ее арестовали 27 ноября 1937 года и сослали в так называемый АЛЖИР — Акмолинский лагерь жен изменников родины. Освободившись из лагеря, она осталась жить в Джезгазгане, там же и похоронена: умерла от рака весной 1954 года.

После ареста родителей и конфискации всего имущества дочь попала в детский дом, откуда ее забрала в Мариуполь сестра Федора Федоровича. В 1942 году Людмилу, студентку второго курса фельдшерской школы, угнали из Мариуполя в Германию, в один из трудовых лагерей на западе страны. Она освободилась в 1946 году. Хотела вернуться в Ленинград, но не смогла прописаться — «репатрианты» еще долгое время были ущемлены в СССР в правах. Так и скиталась она по стране с маленькой дочерью, нанимаясь на самые тяжелые работы. Писала письмо К.Е. Ворошилову в надежде облегчить свою участь, но ответа не получила. Умерла от рака легких 13 апреля 1956 года в возрасте 33 лет. По воспоминаниям дочери, ушла на работу на лесоповал и не вернулась. Девочку забрали в детдом, где она и выросла.

Федор Федорович Слепцов был реабилитирован в 1956 году.


Церемония установки табличек «Последнего адреса» (фото), (видео)

Фото: Оксана Матиевская

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о семи репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.