Москва, улица Малая Дмитровка, 18а, строение 3
На карте

| 23.12.2018

Дом, который находился по этому адресу в 1930-х годах, не сохранился. На его месте построено современное здание. Сегодня здесь мы установили памятный знак Вере Абрамовне Иоффе. Заявку на установку таблички подал ее внук.


Вера Абрамовна Иоффе родилась в 1886 году в Симферополе в семье богатого симферопольского купца Абрама Яковлевича Иоффе, который заведовал конной почтовой станцией.

По свидетельству внука Веры Абрамовны, в семье было много детей, но до взрослого возраста дожили четверо - Вера и три ее брата. Вера получила не только домашнее образование, которое было принято давать детям в обеспеченных семьях, но и высшее библиотечное и экономическое образование, и владела иностранными языками - немецким и французским.

Она вышла замуж за молодого инженера Михаила Исааковича Рабиновича. В начале 1900-х годов супруги переехали в Москву и поселились на улице Малая Дмитровка, 20. В 1908 году в родильном доме Грауэрмана на Арбате у них родилась дочь Ольга.

«К сожалению, сведений о жизни Веры практически не сохранилось. Моя мать никогда не рассказывала мне о ней, а дед умер в 1945 году, - уточняет внук Веры Абрамовны. - Очевидно, у Веры были какие-то проблемы со здоровьем, поскольку она ездила лечиться в курортный город Баден-Баден, славящийся еще со времен римского владычества целебными термальными водами».

В последние годы своей московской жизни Вера Абрамовна заведовала библиотекой института кинематографии.

8 мая 1935 года ее арестовали. «Причина ареста сегодня выглядит тривиально, - считает ее внук. - Ее родной брат, Адольф Абрамович Иоффе, был известный советский дипломат, участник революции 1917 года, член ЦК партии РКП(б), но главное - друг и соратник Льва Троцкого. Он застрелился в 1927 году, не выдержав мучительных болей от полиневрита, которым страдал много лет. В 1929-1931 годах Вера Абрамовна несколько раз помогала передавать сыну Троцкого Сергею Седову деньги от отца, которые их знакомые привозили в Москву».

Первый допрос Веры Абрамовны прошел в день ареста, потом было еще несколько допросов, на которых следователь выяснял у нее обстоятельства «передачи» денег Сергею Седову, к тому моменту уже арестованному по так называемому Кремлевскому делу (Сергея Седова в июле 1935 года сослали на пять лет в Красноярск, где 29 октября 1937 года расстреляли). 31 мая Вера Абрамовна пишет из камеры записку следователю с просьбой «принять меня для существенных дополнений».

19 августа оперуполномоченный 1-го отдела СПО ГУГБ Екимов составил обвинительное заключение. В документе он инкриминирует Вере Абрамовне то, что она якобы «скрытая троцкистка» и «являлась лицом по нелегальной передаче денег от Троцкого членам его семьи с 1929 года, все это скрывала от соввласти», а, следовательно, «активной участницей контрреволюционной троцкистской организации».

Веру Абрамовну приговорили к трем годам концлагерей. Она содержалась в тюрьме Ярославля. В следственном деле сохранилось несколько документов, свидетельствующих о том, что дух ее не был сломлен, несмотря на несправедливость осуждения. Так, в мае 1936 года она объявила однодневную голодовку в знак протеста против «неожиданного перевода группы политзаключенных на карцерное положение» и «в знак протеста против такого невозможного в Советском Союзе режима».

Видимо, после этого случая тюремное начальство озлобилось на Веру Абрамовну и решило ее «проучить». В деле есть справка от 23 января 1937 года о «мерах наказания, наложенных на осужденную Рабинович-Иоффе». За то, что она «переговаривалась на иностранных языках с другими заключенными» ее лишили на два месяца права переписки. Позже ее еще несколько раз подвергали различным наказаниям.

В феврале 1937 года Вера Абрамовна во время обхода задала заместителю начальника тюрьмы сержанту госбезопасности Дедловскому вопрос: «Почему у вас в тюрьме такой строгий режим?» И на ответ тюремщика «Самый настоящий тюремный режим» добавила (согласно рапорту): «В фашистской Германии лучше сидеть в тюрьме, чем в вашей советской тюрьме. Повесили щиты на окна камеры, пол каменный, свет не гасят и газет не даете. Надо делать протест всем заключенным или кончать самоубийством. Тогда ваши правители одумаются скорей».

И тут маховик репрессий закрутился на полную катушку. Начальник Ярославской тюрьмы лейтенант госбезопасности Бобков быстро стряпает дело по обвинению Веры Абрамовны Иоффе в «контрреволюционной фашистской пропаганде». Ее обвинили в том, что она «делала неоднократные попытки установления связи с другими заключенными троцкистами для организованной контрреволюционной борьбы путем объявления массовых голодовок с протестом на установленный в тюрьме режим, сама держала голодовки, требуя изменить режим и освобождения заключенных».

3 сентября тройка УНКВД Ярославской области приговорила Иоффе к расстрелу. Веру Абрамовну расстреляли во дворе Ярославской тюрьмы на следующий день, 4 сентября 1937 года. Ей был 51 год.

В 1951 году дочь Веры Абрамовны Ольга была арестована и осуждена на 10 лет, но в 1956 году была досрочно освобождена. Тогда же она узнала о трагической судьбе своей матери.

В 1956 году Вера Абрамовна Иоффе была полностью реабилитирована. В постановлении о реабилитации особо указано, что по делу «были допущены грубые нарушения норм УПК. Расследование по делу не проводилось, обвинения <…> не предъявлялось, обвинительного заключения в деле не имеется. Никаких данных о том, что Рабинович-Иоффе вела контрреволюционную фашистскую пропаганду, восхваляла фашизм в деле не имеется. Таким образом, Рабинович-Иоффе осуждена необоснованно».

Архивные фотографии и документы следственного дела Церемония установки таблички
«Последнего адреса» (фото), (видео)

Фото:  Ирина Стырикович



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.