Москва, Лялин переулок, 8, строение 2
На карте

| 07.04.2019

Шестиэтажный кирпичный дом № 8, строение 2 по Лялину переулку был построен в 1905 году, а 1912 году он был надстроен, тогда же архитектором Сергеем Воскресенским был переделан и фасад в неоклассическом стиле. Дом представляет собой классический пример доходных домов начала XX века. Это был доходный дом московского купца П.К. Такке.

Согласно базам «Мемориала», по крайней мере два жильца этого дома стали жертвами политических репрессий 1930-х годов. Одному из них мы сегодня установили памятный знак. Заявку на установку таблички подал внук репрессированного Александр Кисин.


Г.Л. Шкловский, около 1930 г.

Григорий Львович Шкловский родился в 1875 году в местечке Паричи Бобруйского уезда Минской губернии. В 1898 году он вступил в РСДРП.

В 1903 году за подпольную работу агентом «Искры» Шкловского сослали в Бобруйск под негласный надзор полиции. Там весной 1904 года он организовал социал-демократическую группу, стоявшую на большевистских позициях, и весьма успешно боролся с бундовцами. Он писал заметки в «Искру», представляя доклады о разногласиях бундовцев с большевиками, участвовал в оживленных дискуссиях с рабочими массами. В результате он завоевал большой авторитет в революционных кругах и созрел как организатор в борьбе с царизмом.

В начале 1904 года в бобруйской организации было 75 человек. В 1905 году Шкловский был делегатом III съезда РСДРП от минской группы.

Женился Григорий Львович на первой красавице Паричей Двосе Горелик, дочери успешного купца первой гильдии лесопромышленника Зелика Горелика, и к 1902 году у него были уже две дочери Мария и Лия.

В 1909 году Шкловского вновь арестовали и за революционную деятельность сослали в Сибирь, в район Ангары. Но ему удалось бежать в Швейцарию.

Тесть, сочувствовавший революционным идеям Шкловского и его коллег по партийной работе, помог ему материально, и до 1917 года Григорий Львович жил и работал в Берне. Он поступил в Бернский университет, в 1914 году защитил диссертацию по фармакохимии и параллельно вел большую партийную работу, участвовал в помощи российским эмигрантам, бежавшим из царской России, одно время был держателем партийной кассы. В ноябре 1912 году Шкловский участвовал в Базельском конгрессе II Интернационала, в 1915-м - в Циммервальдской и Кинталькой партийных конференциях. По просьбе Ленина, который часто останавливался в его швейцарском доме, Григорий Львович нашел опытного врача для лечения базедовой болезни Крупской.

К 1917 году в семье Шкловских было уже пять дочерей. Старшая, Мария, к этому времени вышла замуж и навсегда осталась жить в Швейцарии. Сам Григорий Львович после Февральской революции вернулся в Россию, работал в Нижнем Новгороде и Москве, был заместителем председателя Московского совета районных дум, а в октябре 1917 года - комиссаром Дорогомиловского района.

В 1918 году Шкловский занял пост советника полпредства РСФСР в Швейцарии, затем – генерального консула в Гамбурге, и до 1925 работал в органах Наркомата иностранных дел.

В 1924 году Григорий Львович вернулся в Москву и поселился с семьей в доме № 8 по Лялиному переулку, хотя ему как старому заслуженному большевику и предлагали занять семикомнатную квартиру в новом доме в Романовом переулке. «Но он отказался от столь шикарной квартиры, заявив, что это слишком роскошно для него, скромного человека, - написал нам внук Шкловского Александр Кисин. - Вместо этой квартиры Григорий Львович занял более скромную квартиру в Лялином переулке, в которой я прожил до 1961 года. Из рассказов матери мне известно, что дед не принял решения об отмене партмаксимума и всегда жил очень скромно. У моей мамы было одно единственное платье, в котором она ходила учиться в университет».

Шкловский вел активную партийную работу. Так, на XIV Съезде ВКП(б) он был избран в Центральную контрольную комиссию (ЦКК), но через два года его исключили из ЦКК «за работу в рядах зиновьевско-троцкистской оппозиции». Позже как троцкист он был исключен из партии.

В 1928 году Шкловский устроился на работу в Химсиндикат. В 1929-1930 годах Григорий Львович был членом правления Химимпорта, с 1931 работал в Объединении научно-технических изданий (ОНТИ) и заместителем заведывающего Всесоюзном объединении химико-фармацевтической промышленности.

Григория Львовича арестовали в ночь с 3 на 4 мая 1936 года по делу о «контрреволюционной троцкистской организации». «При аресте присутствовали моя мать и отец, моя бабушка Двося Зеликовна Шкловская, ее дочери Наталья и Евгения и муж Натальи Борис Максович Гуревич, - пишет внук Шкловского Александдр Кисин. - При обыске чекисты обнаружили у Григория Львовича валюту (1000 шведских крон и около 1800 долларов США). На вопрос, откуда валюта, дед ответил, что на этот вопрос он имеет право ответить только на заседании Политбюро. Свалив в мешки все, что они нашли – книги, фотографии, рукописи, чемоданчик с драгоценностями некой знакомой по имени Лаурель – чекисты вместе с арестантом уехали. Больше его никто живым не видел...»

При обыске у него была изъята, в том числе, «троцкистская меньшевистская эсеровская и белогвардейская зарубежная литература старых изданий».

«Когда арестовали Григория Львовича, - продолжает Александр Кисин, - моя бабушка первым делом пошла к Надежде Константиновне Крупской, с которой у семьи Шкловских еще со времен жизни в Берне сложились очень теплые дружеские отношения. Две пожилые женщины посидели, поплакали, и Надежда Константиновна с грустью сказала бабушке, что теперь она уже не имеет никаких возможностей помочь кому бы то ни было.

Вскоре после обыска моя мать, которая за две недели до того родила первую дочь (мою сестру), получила от Григория Львовича записку. Ее старшая сестра Лия Шкловская в течение 1936 года получила от него три коротких письма, но содержание этих записок мне неизвестно, так как в семье они не сохранились».

Первый допрос Шкловского состоялся 6 мая 1936 года. На этом допросе Шкловский поначалу заявил, что выдвинутые против него обвинения в «принадлежности к контрреволюционной троцкистской организации» - клевета. «Я никогда к троцкистской организации не примыкал и о существовании троцкистской организации не знаю. В последнее время я сознательно избегал даже встреч с отдельными лицами, примыкавшими ранее к троцкистскому лагерю <…> До 1931 года я действительно встречался с Зиновьевым и Каменевым, но я с ними тоже порвал». Но затем он понемногу «признается» в связях с Троцким и его сторонниками, а затем – и в том, что «в рядах ВКП(б) играл двурушническую роль, покрывая нелегальную работу против ВКП(б)». Можно только догадываться, каким именно образом следователь «выбил» из Шкловского такие показания.

Следствие шло полгода. За это время Шкловского допросили 26 раз, но в следственном деле есть лишь протокол первого допроса. 14 ноября 1936 года Шкловского приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей по статьям 17-58-8, 58-11 УК РСФСР. Срок он отбывал на Соловках.

10 октября 1937 года особой тройкой УНКВД по Ленинградской области он был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян в урочище Сандармох 4 ноября 1937 года. Ему было 62 года.

Жена Шкловского также была репрессирована. Ее приговорили к пяти годам исправительно-трудовых лагерей. Наказание она отбывала в Мордовии, в Темниковских лагерях.

Григорий Львович Шкловский был реабилитирован в 1957 году.

Документы следственного дела Церемония установки таблички
«Последнего адреса»: фото, видео

Фото: Мария Олендская
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще об одном репрессированном, проживавшем в этом доме: это Давид Соломонович Гольдштейн. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки ему мемориального знака, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.