Москва, Таганская улица, 24, строение 5
На карте

| 07.04.2019

Пятиэтажный кирпичный дом № 24, строение 5 по Таганской улице находится в глубине двора и был построен в 1931 году.

Согласно базам «Мемориала», не менее восьми жильцов этого дома погибли в годы Большого террора. Одному из них сегодня мы установили памятный знак. Текст о нем, который мы приводим ниже, написал внук репрессированного Владимир Давыденко.


Абрам Яковлевич Зильберман родился в 1895 году в местечке Хоржеле Праснышского уезда Плоцкой губернии России (ныне – местечко Хожеле, Польша). Он был третьим ребенком и единственным сыном в семье Исроэля Янкева (Якова) Зильбермана (в 1937 году ему было 75 лет) и Хинды (Хаи) Зильберман (урожденной Назиенской, умерла в 1903 году). У него были две старшие сестры - Соня и Рахиль, и две младшие сестры - Роза и Ханна.

Отец семейства был торговцем и специализировался на переплетном деле. Это была традиционная еврейская семья со скромным уровнем жизни.

Абрам получил образование в местной еврейской религиозной школе, где изучал Тору. Впитав все, чему его могла научить религиозная школа, он с 10 лет учился в иешиве (высшее религиозное учебное заведение) в Млаве (город в Мазовецком воеводстве Плоцкой губернии, ныне – в Польше). По субботам днем у него было свободное от учебы время, и он ходил в лес встречать молодых евреев, депортированных из Варшавы за то, что они были «политическими нарушителями спокойствия», то есть революционерами. Они давали Абраму рукописные уроки для чтения и революционные тексты, которые юноша скрывал среди страниц канонических учебников и читал тайком.

Под влиянием молодых людей из Варшавы у Абрама сформировалось левое мировоззрение, хотя ему было всего 13-14 лет. Он заявил отцу, что больше не хочет ходить в религиозную школу, потому что считает, что религиозные евреи, которые проводят все свое время в учебе, ведут непродуктивную жизнь. Он хотел быть профессионалом в какого-нибудь дела и учиться ремеслу. Отец был в ужасе, потому что предполагал, что его единственный сын, к тому же обладавший удивительными умственными способностями, станет раввином. Но Абрам этого не хотел.

И тогда отец сдался и решил, что позволит Абраму заняться каким-нибудь ремеслом, но при условии, что это должна быть изысканная профессия, а не что-то грубое. И он решил, что мастерство ювелира и часовое дело вполне подойдут. Он попросил еврейского ювелира и часовщика взять сына в ученики, и Абрам быстро приобрел блестящие навыки. Он сконструировал механизм и сделал оригинальные часы для своего отца, с которыми Исроэль Зильберман не расставался вплоть до Второй мировой войны. Он также сделал уникальное золотое кольцо для сестры Сони в качестве подарка на ее свадьбу в 1915 году. Соня хранила это кольцо всю свою жизнь.

Примерно в 1916 году Абрам решил уйти из дома и отправиться на поиски счастья в применении своего ремесла, поскольку в Польше у него не было перспектив. Он неистово стремился к знаниям, а учеба в Польше стоила огромных денег, что для семьи было невозможно. Когда в России началась революция, Абрам от всего сердца принял ее. Именно в России сбылась его мечта - он получил высшее образование, причем бесплатное.

Абрам был зачислен в Московское высшее техническое училище им.Н.Э. Баумана (МВТУ), где изучал инженерные дисциплины. Абрам оказался одним из самых успешных студентов вуза, и когда он блестяще закончил учебу, его сразу же направили на работу на Первый государственный Московский часовой завод им. С.М. Кирова.

В это время Абрам женился на Инне (Агрипине Сергеевне Филипповой), которая вместе с ним изучала в институте инженерию. У них была одна дочь, Нинель (впоследствии она вынуждена была взять фамилию матери – Филиппова). Со временем его сестра Роза также переехала в Москву, где Абрам присматривал за ней, пока она не получила высшее образование и не стала профессиональным учителем немецкого языка. Сестры Соня и Анхен всю жизнь прожили в Шотландии.

На службе Абрама сразу высоко оценили и назначили начальником конструкторского отдела. Он придумал и внедрил огромное количество изобретений, предложений по усовершенствованию процесса производства. Он считался новатором, изобретателем-рационализатором. Вскоре его назначили главным конструктором завода. Портрет конструктора-изобретателя Абрама Зильбермана был вывешен на Доске почета завода наряду с портретами других успешных работников и руководства завода. В качестве поощрения за труд и изобретения ему была выделена квартира, закрепленная за заводом, в которой была даже собственная ванная комната, что в те времена считалось большой привилегией.

Несмотря на свои выдающиеся достижения, Абрам был очень скромным человеком. Он написал объемный труд о своих изобретениях, сконструированных уникальных механизмах. Но, видимо, подумал, что было бы нескромно одному представить этот труд, и поделился содержанием книги и своими изобретениями с коллегой. А тот, как следует из материалов следственного дела, «отблагодарил» конструктора-изобретателя доносом, обвинив в шпионаже.

Абрам Яковлевич был арестован 24 ноября 1937 года. В числе выдвинутых против него сфабрикованных обвинений было и то, что он якобы «в 1920 году нелегально перешел границу Польши и СССР, занимался шпионской деятельностью, <…> будучи враждебно настроен к Советской власти, высказывал сожаление врагам народа и поддерживал связь с родственниками за границей».

Через четыре месяца следствия, 23 марта 1938 года, Комиссия НКВД СССР вынесла Зильберману смертный приговор, который был приведен в исполнение 7 апреля 1938 года. Ему было 42 года.

В 1956 году его дочь Нинель обратилась в разные инстанции с запросами по поводу судьбы отца. В результате семье сообщили «правду», и дочери была выдана справка о смерти. В ней сообщалось, что Абрам Яковлевич, «…отбывая наказание в ИТЛ, умер 11 августа 1944 года от туберкулеза легких».

Абрама Яковлевича реабилитировали в 1957 году.

Его единственная дочь, моя мама, до последней минуты своей жизни страдала, плакала, вспоминая отца, и задавая один лишь вопрос – «За что?» Ночной арест был на ее глазах, это было страшно: избили сапогами до крови, сломав руки, ноги… Увели. Она осталась на всю жизнь дочерью врага народа. Ее, выдающуюся по своим организаторским способностям, музыкальным талантам, яркую, кипучую, даже в комсомол не приняли. Вся жизнь была перечеркнута. Она жила, трудилась отчаянно, вместе с мужем растила сына и дочь, и все спрашивала, спрашивала – «За что?!»

Как же она была бы счастлива, если бы дожила до сегодняшнего дня, когда на доме, где они жили, установлена памятная табличка, где написано - здесь жил ее папа…

Документы следственного дела Церемония установки таблички
«Последнего адреса»: фото, видео

Фото: Оксана Матиевская
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о семерых репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.