Москва, улица Шухова, 18
На карте

| 30.06.2019

Улица Шухова до того, как была названа именем великого русского инженера, именовалась Сиротским переулком. Здесь, в доме № 8 жил Николай Николаевич Семигановский. Дом не сохранился, и знак «Последнего адреса» в память об этом человеке мы устанавливаем на ближайшем здании: улица Шухова, дом 18.


Николай Николаевич Семигановский родился в 1898 году в городе Люблин (теперь находится в Польше). Окончил технологический факультет Московского института народного хозяйства имени Плеханова, стал инженером-технологом в области химической промышленности. После окончания института работал лаборантом в химико-фармацевтическом институте, затем на производстве, преподавал химию в школе и был аспирантом 1-го МГУ. 

В конце 20-х годов ОГПУ по заданию властей и личному распоряжению Сталина фабриковало множество политических дел против бывших дворян и предпринимателей-коммерсантов, технической интеллигенции, ученых, деятелей искусства, т.е. представителей тех общественных групп, которые, по мнению руководства страны, были потенциально враждебны советской власти. Этих людей было выгодно обвинить во вредительстве, саботаже, контрреволюционной деятельности, стремлении свергнуть существующий строй, возлагая на них ответственность за все социальные, экономические и политические просчеты власти, оправдывая тем самым пресловутое «усиление классовой борьбы». Поэтому ОГПУ непрерывно раскрывало и уничтожало подрывные контрреволюционные партии, союзы и объединения, которых в действительности никогда не существовало. Одной из таких мифических организаций стал «Русский Национальный Союз», в котором, согласно отчету ОГПУ: «…из 43 арестованных 31 являются представителями научной и технической интеллигенции…». Николай Семигановский, как и его товарищи по несчастью, вошел, по-видимому, в список членов этого союза: инженеров, ученых, педагогов, врачей – просто потому, что принадлежал к более или менее тесному приятельскому кругу людей, объединенных общими профессиональными или какими-то иными интересами. 

Семигановский был арестован как член Союза 4 января 1930 года. Цели, задачи и формы борьбы Союза против существующей власти авторы отчета формулируют так примитивно, убого и неизобретательно, что поверить в них невозможно. Но в распоряжении следователей всегда имелась «царица доказательств» - чистосердечные признания, полученные с помощью самых разнообразных способов давлении на подследственных. Из них выжимали признания, которые следователи даже не удосуживались привести хоть к какому-то единству. В результате политическая программа Союза колеблется от восстановления абсолютной монархии до возврата учредительного собрания.  Но задача, «поставленная партией», была выполнена, и Николай Николаевич, входивший в «руководящее ядро и актив организации», 13 августа 1930 года приговорен Коллегией ОГПУ к расстрелу с заменой на 10 лет концлагерей. 

Свой срок Семигановский отбывал в Соловецком лагере особого назначения, в 1934 году преобразованном в Соловецкую тюрьму особого назначения. 10 ноября 1937 г. Николай Николаевич был приговорен к расстрелу и этапирован на материк. Петербургский историк Анатолий Разумов проследил судьбу этого этапа и пришел к выводу, что узники Соловецкой тюрьмы были расстреляны 8 декабря 1937 в районе Лодейного поля. 

Николай Николаевич Семигановский был реабилитирован в 1959 году. Два его следственных дела до сих пор полностью не рассекречены, и мы, быть может, ничего, кроме этих скудных сведений о нем, не имели бы, но помогла счастливая (если здесь позволено это слово) случайность. Николай Николаевич был женат. Его жена, Маргарита Оттовна Семигановская (Степпан) до самой своей смерти бережно хранила письма мужа с Соловков. Затем эти письма остались в семье ее преданной подруги, а потом оказались у ее знакомой. Эта женщина, проходя мимо одного из домов на улице Шухова, где уже установлен знак Последнего адреса, заинтересовалась табличкой и попросила разъяснений у оказавшейся рядом Инны Дробинской – волонтера Последнего адреса. Завязался разговор, и женщина – ее зовут Людмила Цымбалюк – рассказала, что у нее хранятся письма заключенного Соловецкого лагеря. Это письма и открытки, посланные Николаем Семигановским жене Маргарите. За четыре года переписки – 61 послание. После 1934 года писем нет – видимо, это связано с преобразование лагеря в тюрьму. Совершенно случайно мы получили бесценный документ, повествующий не только о горестной, трагической судьбе человека, но и его характере, широчайшем круге интересов – профессиональных, научных, творческих. О его увлечениях: он был страстным музыкантом, просит жену заказать и прислать ему скрипку, чтобы играть в лагерном оркестре. Мы читаем слова, полные надежд на будущее, веры в освобождение, страстного желания жить. Этим надеждам не суждено было сбыться, но остался замечательный памятник яркой и стойкой человеческой личности. Письма теперь хранятся в архиве Международного Мемориала, и, нет сомнения, будут изданы, станут нашим общим достоянием, еще одним достоверным свидетельством трагического прошлого, согретого теплом человеческой души.

Церемония установки таблички «Последнего адреса»: видео, фото

Фото: Мария Олендская




Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.